пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"201108
26.03.2011 | Никита Петров, представитель Международного "Мемориала".
джерело: hro.org

Кто и зачем снова закрывает информацию о репрессиях?

   

В Кассационной коллегии Верховного Суда Российской Федерации 24 марта 2011 г. рассмотрена жалоба Международного "Мемориала" на решение Верховного Суда РФ от 26 января 2011 года об отказе в требовании изменить порядок доступа к материалам прекращенных архивно-следственных и фильтрационных дел.

Смысл обращения "Мемориала" в суд сводился к следующему. В настоящее время доступ к этим делам, хранящимся как в государственных, так и в ведомственных архивах предельно затруднен. Правом ознакомления с ними наделены сами репрессированные и их родственники. Ознакомление других лиц до истечения 75-летнего срока со дня окончания дела возможно лишь при наличии нотариально заверенной доверенности от фигуранта дела или его родственников.

Этот порядок был установлен 25 июня 2006 г. Министерством культуры и массовых коммуникаций Российской Федерации (Минкультуры РФ), Министерством внутренних дел Российской Федерации (МВД РФ) и Федеральной службой безопасности Российской Федерации (ФСБ РФ), когда был принят Приказ № 375/584/352 "Об утверждении Положения о порядке доступа к материалам, хранящимся в государственных архивах и архивах государственных органов Российской Федерации, прекращённых уголовных и административных дел в отношении лиц, подвергшихся политическим репрессиям, а также фильтрационно-проверочных дел".

Мемориал направил в ноябре 2010 г. заявление в Верховный Суд РФ в котором просил признать недействующими следующие пункты вышеуказанного Положения:

- абзац второй подпункта "з" пункта 6 следующего содержания:

"Другие лица могут быть допущены к материалам дел до истечения 75 лет с момента создания документов с письменного согласия реабилитированных лиц или лиц, в отношении которых велось производство по фильтрационно-проверочным делам, а после их смерти - наследников - на основании соответствующего заявления или ходатайства при предъявлении документов, удостоверяющих личность, а также доверенности, оформленной в установленном законом порядке, от реабилитированных лиц и лиц, в отношении которых велось производство по фильтрационно-проверочным делам или их наследников".

- пункт 9 следующего содержания:

"9. Документы, содержащие информацию с персональными данными лиц, в отношении которых производство по делам не осуществлялось, но сведения в деле имеются, до истечения установленного законодательством Российской Федерации срока пользователю не предоставляются.

Данное ограничение может быть снято при соблюдении условия обезличивания в предоставляемых копиях документов персональных данных вышеуказанных лиц".

Оба этих пункта нарушают гарантированное Конституцией право граждан свободно получать и распространять информацию и вводят ограничение на доступ к архивным документам, которое не предусмотрено ни одним федеральным законом. Согласно статьи 11 "Закона о реабилитации" (1991) помимо родственников и их потомков ознакомление других с лиц указанными делами производится в порядке определенном архивным законодательством. Закон "Об архивном деле в РФ" (2004) в части 3 статьи 25 вводит ограничение на ознакомление лишь с материалами содержащими сведения о личной и семейной тайне гражданина и его частной жизни и сведениями создающими угрозу для его безопасности, а в части 2 той же статьи с материалами составляющими государственную тайну.

Между тем, в составе указанных категорий дел, доступ к которым ограничен Положением 2006 г. имеются документы не содержащие никаких охраняемых федеральными законами тайн.

Но Положение 2006 г. автоматически закрывает от исследователя все дело целиком. Тем самым нарушая его права на получение информации не запрещенной законом к получению и распространению.

То есть, ведомственный акт наложил запрет на выдачу исследователям и ознакомление с определенным типом дел. Таких дел в архивах насчитываются миллионы - по числу людей подвергшимся политическим репрессиям.

С точки зрения "Мемориала", отнесение факта политической репрессии к какой-либо тайне (государственной, личной, семейной и т.п), к событиям или обстоятельствам личной жизни противоречит смыслу реабилитации, поскольку она, по определению, предполагает восстановление честного имени и репутации, что невозможно сделать секретно, в тайне от общества. Восстановление репутации - заведомо публичный процесс, направленный на защиту личных прав и он никоем образом не может вступить в конфликт с другими личными правами.

26 января 2011 г. состоялось судебное заседание Верховного Суда РФ.

Судья: Н.С.Романенков

Международный "Мемориал" представляли: И.Павлов, Д.Сухих, Н.Петров

В ходе судебного заседания в ответ на иск "Мемориала" выступили представители Министерства культуры, МВД, ФСБ и Министерства юстиции. Они признали, что:

а) прекращенные уголовные и административные дела в отношении лиц, подвергшихся политическим репрессиям и реабилитированных в установленном законодательством РФ порядке, в том числе материалы кассационного, надзорного и реабилитационного производств, если таковые приложены к делам;

б) групповые уголовные дела в части, касающейся проходящих по ним реабилитированных лиц;

в) фильтрационно-проверочные дела на российских (советских) граждан, попавших в плен и окружение, оказавшихся на временно оккупированной территории, угнанных на принудительные работы в Германию, другие страны Европы и репатриированных в период Второй мировой войны, послевоенный период, а также реэмигрантов;

г) фильтрационно-проверочные дела иностранных граждан, лиц без гражданства, попавших в плен и окружение, оказавшихся на временно оккупированной территории, угнанных на принудительные работы в Германию, другие страны Европы и репатриированных в период Второй мировой войны, послевоенный период, а также реэмигрантов;

- являются частью Архивного фонда РФ и на них распространяется Федеральный закон "Об архивном деле в Российской Федерации". Вместе с тем все представители Министерства культуры, МВД, ФСБ и Министерства юстиции в один голос утверждали, что любой документ указанных выше дел содержит сведения составляющие личную и семейную тайну, а представитель ФСБ особый упор сделал на то, что в делах имеются сведения, распространение которых может угрожать безопасности граждан. Однако, никаких доказательств не было представлено.

"Мемориал" представил в Суд доказательства. На обозрение Суда была представлена книга содержащая воспроизведенные в виде фото процессуальные документы: постановление о задержании, талон ордера на прием арестованного, выписка из решения Особого совещания при МГБ СССР.

Указанные документы не содержали сведений, доступ к которым может быть ограничен статьей 25 Закона "Об архивном деле РФ".

Кроме того, по ходатайству "Мемориала" к делу были приобщены письменные ответы ведомственных архивов (МВД и ФСБ) содержащие отказы в предоставлении информации и ознакомлении с архивно-следственными делами со ссылкой на Положение 2006 г. Таким образом, было доказано, что оспариваемые нормы Положения препятствуют "Мемориалу" в осуществлении своей уставной деятельности по поиску и распространению информации о политических репрессиях.

В тот же день Верховный суд РФ вынес решение в иске отказать. В решении вынесенном судьей Н.С.Романенковым содержался не подкрепленный никакими доказательствами вывод о том, что: "Оспариваемые положения нормативного правого акта соответствуют Федеральному закону "Об архивном деле в Российской Федерации", Закону Российской Федерации "О реабилитации жертв политических репрессий" и не нарушают право каждого свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом (часть 4 статьи 29 Конституции Российской Федерации)".

При этом в решении Верховного Суда был совершенно проигнорирован тот факт, что не все документы указанных выше дел содержат сведения, доступ к которым может быть ограничен федеральными законами.

Международный "Мемориала" обжаловал это решение в порядке кассации.

На заседании Кассационной коллегии Верховного Суда Российской Федерации 24 марта 2011 г. Международный "Мемориал" представляли Д.Сухих и Н.Петров. В объяснениях суду представители "Мемориала" еще раз обратили внимание на то, что Положение 2006 г. полностью перекрывает доступ к определенной категории дел, тогда как Федеральный закон "Об архивном деле в РФ" вводит ограничения на ознакомление лишь с вполне определенными сведениями, а не с архивными единицами хранения.

Возникает вполне закономерный вопрос, почему после принятия Закона "Об архивном деле в РФ" ведомствам стало тесно в рамках федеральных законов и для чего понадобилось в 2006 г. разрабатывать и принимать этот подзаконный акт, перекрывший дорогу историкам-исследователям именно к делам содержащим сведения о массовых политических репрессиях?

Ведь других типов дел, хотя бы и содержащих личные, семейные и прочие тайны, включая государственную Положение 2006 г. не затрагивает. Согласно существующей в российских архивах практике (в полном соответствии с Законом "Об архивном деле в РФ") - дела, даже содержащие документы в которых есть сведения подпадающие под определение охраняемой законом тайны, исследователям выдаются для ознакомления, при этом те документы (страницы дела), с которыми исследователь не имеет права знакомиться - закрыты в специальные конверты.

Представители "Мемориала" выразили уверенность, что решение Кассационной коллегии Верховного Суда по этому делу имеет огромную важность. От него зависит, будет ли положен конец практике, когда ведомства с помощью подзаконных актов присваивают себе полномочия выходящие за рамки федеральных законов.

Кассационная коллегия под председательством судьи А.И.Федина заслушав объяснения сторон вынесла решение отказать Международному "Мемориалу" в удовлетворении кассационной жалобы и ранее вынесенное решение Верховного Суда РФ по иску "Мемориала" оставить в силе. На заседании была оглашена лишь резолютивная часть решения.

 

 

 

25/03/2011

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори