пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"201108
28.03.2011 | Элеонора Рожкова

Эпидемию туберкулеза можно и нужно победить!

   

Сколько существует человечество, столько существует туберкулез. Это страшное заболевание унесло и продолжает уносить миллионы жизней.

Это заболевание всегда считалось социальным и, как правило, поражало в большей степени малообеспеченные слои населения. Однако, туберкулез не выбирает жертву: никто не застрахован от этого заболевания – ни богатые, ни бедные, особенно он опасен для детей. А сколько выдающихся людей умерло от туберкулеза!

Миграция населения способствует его распространению. На его активность влияют и солнечные ритмы, и биоритмы земли.

Борьба с туберкулезом велась во все времена, но она была малоэффективной до открытия антибактериальных препаратов. Люди умирали от «скоротечной чахотки» – от туберкулеза, менингита и других форм.

В СССР противотуберкулезная служба зародилась в 20-е годы. Она стала одной из самых стройных и высокоорганизованных служб. Созданные в Москве, Ленинграде, Киеве, Харькове Институты туберкулеза внесли огромный вклад в дело борьбы с туберкулезом. В институтах работали выдающиеся ученые, был накоплен огромный научный и практический опыт. Для лечения туберкулеза существовали санатории – как местного значения, так и в Крыму.

Противотуберкулезная служба состояла из диспансеров, в состав которых входили амбулаторная и стационарная службы, им также выделялись санаторные койки.

Основным направлением в работе диспансерной службы было раннее выявление и профилактика туберкулеза.

Сплошное флюорографическое обследование способствовало своевременному выявлению больных, а это приводило к сокращению сроков лечения и сокращению экономических затрат на лечение.

Создавались и профилактории при заводах и ВУЗах, на многих заводах было организовано бесплатное питание для перенесших туберкулез.

Все больные и члены их семей находились под  постоянным наблюдением врача-фтизиатра. И в стационаре, и при амбулаторном лечении больных обеспечивали бесплатными лекарствами, а также бесплатным санаторным лечением на заключительном этапе лечения.

Лечение в стационарах было направлено на то, чтобы как можно более  эффективно пролечить впервые выявленного больного, чтобы не допустить перевода его в группу хроников, когда лечение уже малоэффективно.

Изобретение противотуберкулезных препаратов – стрептомицина, ПАСК, изониазида и др. совершили революцию в лечении туберкулеза и резко сократили смертность среди больных туберкулезом.

Если в 40 – 50-х годах смертность от туберкулеза составляла 350 человек на 100 тыс. населения, то после внедрения таких препаратов смертность сократилась до 7 человек на 100 тыс. больных.

Лечение туберкулеза длительное. Оно проводилось непрерывно до двух лет и более. Сроки лечения были индивидуальными и зависели от динамики процесса на всех этапах лечения. Эффективность лечения достигала 90-92 %. Большую роль сыграло и применение хирургических методов лечения.

Если вначале это были коллапсохиругические методы – искусственный пневмоторакс, торакопластика и др., то с 60-х годов стали применяться резекции легких. Н.М. Амосов, Л.И. Богуш, И.С. Колесников и другие способствовали внедрению резекций легких и разработали технику операций.

Хирургические методы позволяли завершить эффективное лечение, предотвратить прогрессирование процесса, сократить сроки лечения и улучшить эпидемиологическую обстановку в стране.

С 1959 г. в Харькове начали проводить резекции легких под руководством А.А.Шалимова на базе ПТД №6.

Даже в годы послевоенной разрухи государство не экономило на лечении туберкулеза.

 К 80-м годам по стране наметилось резкое сокращение заболеваемости – она была на уровне примерно 30 человек на 100 тысяч населения. Мы обрадовались – победили туберкулез! Начали сокращать  как стационарные, так и амбулаторные места и санаторные койки.

Но с туберкулезом шутки плохи, и жизнь это доказала.

Во-первых, туберкулезная палочка – как и люди, и природа – приспособилась к новым условиям и мутировала. Появились лекарственно-устойчивые формы туберкулеза. Особенно они плодились в местах заключения, откуда хлынул поток больных с запущенными лекарственно-устойчивыми формами туберкулеза.

Кроме того, в 90-е годы экономическое состояние населения ухудшилось. Падение уровня жизни, безработица, финансовая и политическая нестабильность, стрессы привели к тому, что начался бурный рост заболеваемости туберкулезом, достигнув в 90-е годы цифры 96 человек на 100 тыс. населения.

В 1995 году констатирована эпидемия туберкулеза. Были приняты Указы Президента и постановления правительства о запрете сокращения числа фтизиатрических коек.

В результате предпринятых государством мер и разработки программ  по борьбе с туберкулезом наметился положительный сдвиг как в Украине, так и в Харькове.

К 2009 году заболеваемость в Украине достигла цифры 72, 7 на 100 тысяч населения, а по Харьковской области – 63, 2 на 100 тысяч населения.

В 2010 г. статистические данные также говорят о снижении заболеваемости.

Однако, за счет чего достигнуты эти цифры? Они вызывают сомнение. Как всегда, данные статистики, названные нашим государством отличаются «особой» точностью. И, как правило, подстраивались под указания сверху.

Во все времена цифры занижались. Впервые выявленные запущенные формы и с явным фибромно-кавернозным туберкулезом шли по категории инфильтрованного туберкулеза.

Ликвидирован институт прописки, в связи с безработицей увеличилась миграция населения, и люди, боясь потерять работу, избегали осмотров и рентгеновских обследований. Нет сплошного и регулярного флюорографического обследования.

Таким образом, мы имеем снижение заболеваемости за счет недовыявляемости туберкулеза.

Но эти цифры выгодны тем, кто в 2008-2010 г.г. провел в Харькове «оптимизацию»фтизиатрической службы, а вернее ее полный разгром. Вопреки закону, в целях экономии и подготовки к Евро-2012 в Харькове был полностью  ликвидирован городской противотуберкулезный стационар – 645 коек, а городскую амбулаторную службу подчинили области. Проведена полная централизация фтизиатрической службы на областном уровне.

Теперь городские жители вынуждены обследоваться и лечиться в областных туберкулезных учреждениях, которые переполнены и находятся в районных центрах области – Изюме, Змиеве, Липовой Роще, облтубдиспансере.

Собрав подписи 165 сотрудников и больных, я неоднократно обращалась во все властные структуры Украины и Харьковской области.

Я, да и многие мои коллеги, убеждены, что необходимо было оставить головной стационар  – ГПНД №1 на Московском проспекте, где имелась отличная клиническая база, прекрасные специалисты всех уровней, где 40 лет функционировало единственное в области легочно-хирургическое отделение на 75 коек. Снижение хирургической активности в последние пару лет было обусловлено экономическим кризисом в стране, невозможностью больного купить дорогостоящие препараты и все необходимое для операций.

Я понимаю, что в целях экономии средств необходимо было провести определенное сокращение коек, но в разумных пределах, с учетом интересов жителей г. Харькова.

Можно было сократить хирургическое отделение с 75 до 50 коек, оставив его на прежнем месте, где все было подготовлено для работы, где был прекрасно обученный персонал. Необходимо было лишь частично заменить устаревшее оборудование и сделать ремонт операционной. И это с экономической точки зрения было бы намного менее затратно.

А сколько стоило уничтоженное оборудование и инструменты! Я просила тогдашнего зам. губернатора И.Терехова решить вопрос с передачей  оборудования и его сохранении, но кто считает государственные деньги? А кто подумал о людях?

Я писала губернатору Харьковской области А.Авакову, меру Харькова М.Добкину и другим. Но все напрасно. Ездила в Киев, в Минздрав и Кабмин. Однако там заявили, что все это вопросы решаются на местном уровне.

Я до сих пор вспоминаю г-на Терехова, который, глядя мне в глаза, обещал что хирургическое отделение продолжит работу, что стационар будет сохранен, и персоналу нечего волноваться. А через неделю вышел приказ о ликвидации стационара и хирургического отделения.

Это стало трагедией для многих людей, которые отдали жизнь и здоровье ради спасения этой тяжелейшей категории больных, особенно в последние годы, когда туберкулез и СПИД стали грозным бичом.

Был грамотный, сработавшийся коллектив. Теперь люди остались не у дел. Многие ушли на пенсию, часть – по выслуге лет, небольшая часть трудоустроилась как могла.

Ужасно, что хирургическое отделение не  функционировало почти два года! На базе облтубдиспансера оставили лишь дренажи при гнойных плевритах да проводились аспирации гноя. Терялось хирургическое мастерство и навыки операционного персонала.

Теперь все надо начинать с нуля. Облтубдиспансер переведен на ул.Ньютона, где раньше было 140 коек одного из 4-х закрытых городских стационаров. Здесь выделено 30 легочно-хирургических коек. Да, ремонт сделан хороший, заказано новое оборудование. Но 130 коек стационара облтубдиспансера никак не хватит для туберкулезных больных г. Харькова. Да и общее количество коек для больных туберкулезом легких снизилось с 200 до 100. А сколько стоила такая реорганизация? 7 миллионов грн.!

Возникли проблемы с госпитализацией. Бедные врачи бьют во все колокола, чтобы устроить больного на лечение. И куда? Облтубдиспансер на 130 коек переполнен, облтуббольнгица в Липовой Роще переполнена. Больные находятся в тяжелых условиях.

В стационар г. Змиева больные отказываются ехать, т.к. там нет даже нормальной питьевой воды.

Да и почему областные больные должны лечиться в Харькове, а харьковчане ехать в стационарное отделение в область, быть далеко от семьи? Ведь эти несчастные люди особо нуждаются в помощи близких и родных людей.

А у кого сейчас есть деньги для дальних поездок? Да и добираются туда больные в переполненных электричках, где едут пассажиры с детьми.

Возникли проблемы с госпитализацией хронических больных. Закрыли санатории «Шаровка», «Владимировский», где отдыхали и длительно лечились больные с хроническими формами туберкулеза. Они не болтались по городу, заражая окружающих.

Зато в санатории «Занки» теперь образовались три санатория – в каждом корпусе по санаторию с красивыми названиями, и это все те же 330 коек. Зачем это было сделано? Чтобы показать, что санатории продолжают работать?

Где Николай Васильевич Гоголь?! Он бы хорошо изобразил сложившуюся ситуацию.

Итак, что мы имеем в результате «оптимизации» по Добкину и Шурме?

Больные отказываются ехать в отдаленные стационары, в городе все отделения переполнены. Заболевшие избегают обследования, боясь потерять работу, остаются без наблюдения, и все они гуляют по улицам г. Харькова, заражая людей.

И это приводит к росту заболеваемости среди детей. Вот это очень важный показатель! Смертность же снижается не так быстро, а показатель смертности на дому просто шокирует. В прежние времена за каждого умершего на дому снимали голову. Сейчас это в порядке вещей. Тяжелые умирающие на дому с открытой формой туберкулеза заражают свою семью, своих соседей и не получают соответствующей медицинской помощи.

Думаю, что все это только первые ласточки «оптимизации», пройдет два-три года, и мы ужаснемся.

Разрушив старую отработанную систему, мы не создали ничего нового.

Мы идем на поводу Всемирной организации здравоохранения, системы ДОТС, забывая о человеке как индивидууме и забывая о нашей ментальности и уровне жизни.

В стационарах сокращаются сроки лечения. Больного выписывают сразу после прекращения бактериовыделения (а оно не всегда истинное) на амбулаторное лечение. Часто это недолеченные больные, и вскоре они возвращаются в стационар. Много случаев рецидива. А повторное лечение будет сложнее и значительно дороже.

И эффективность лечения теперь снизилась с 90-92% в прежние годы до 40-42% сейчас.

Такие больные, зачастую уже сталкиваясь с лекарственно-устойчивыми формами, уже требуют очень дорогих новых препаратов для лечения. Препараты выделяются, но, как считают врачи, закупают их там, где дешевле, а качество зачастую низкое. Это зря потраченные государственные деньги.

Чем более выражены остаточные явления после проведенного лечения, тем выше риск рецидива процесса.

Издержки в лечении могут обернуться ростом числа хронических больных и потребуют в дальнейшем немалых средств. Скупой платит дважды!

По всей стране резко сократилось число фтизиатров. Да и кто захочет рисковать своим здоровьем и здоровьем семьи за гроши, на голодный желудок!

Правительство, якобы, обещало повысить надбавки за вредность к зарплате фтизиатров. Но какой ценой? Не ценой ли увеличения нагрузки и сокращения ставок? Так уже было! Поживем – увидим!

Может, повышение надбавок и заинтересует людей. Это ведь очень опасная работа, и заболеваемость туберкулезом среди медработников достаточно высокая. Раньше фтизиатрам выделялись бесплатные квартиры, это хоть как-то заинтересовывало молодых специалистов.

Я считаю, что уже сейчас надо думать о создании единого многопрофильного туберкулезного стационара за городом, с хорошими транспортными связями, где должны быть собраны хорошее оборудование, хорошо обученные специалисты, где была бы хорошая клиническая база для кафедры туберкулеза и где врачи-фтизиатры могли бы получить хорошие теоретические и практические навыки.

Это необходимо создать! Понимаю, что сейчас для этого нет средств, но потом их понадобится еще больше.

Много лет стоит недостроенное огромное здание на территории второй горбольницы. Что будет с ним?

Нельзя допустить, чтобы больные с открытой формой ездили через весь город в туберкулезные учреждения, а особенно – в электричках. В загородные больницы они должны доставляться специальным транспортом.

Кроме того, надо обратить внимание на обеззараживание сточных вод тубдиспансера.

Я понимаю, что в преддверии Евро-2012 власти хотят очистить город от туберкулезных больных. Но это надо делать разумно, с учетом интересов больного и жителей города Харькова.

Надо восстановить сплошное флюорографическое обследование населения для раннего выявления туберкулеза. Это дорого, но за несколько лет оно окупится, и резко сократится среди населения количество больных туберкулезом в активной форме.

А пока многие продолжают работать на торговых точках, часто с продуктами питания. А сколько неизвестных больных с запущенными формами ходят по городу, не идут к врачам, боясь потерять работу.

Когда все вышеизложенное будет сделано, начнет работать, тогда мы узнаем истинные цифры заболеваемости. Именно недовыявленные больные представляют большую эпидемиологическую опасность для детей, тем более, что не решена проблема с вакцинацией.

А чтобы больные хотели лечиться в стационарах, надо там создать соответствующие человеческие условия для длительного пребывания.

Людям надо помочь выздороветь. И нужно ценить медиков, которые работают с тяжелым контингентом.

Победить туберкулез полностью, наверное, никогда не удастся, но снизить заболеваемость можно, и мы должны это сделать, тем более, что демографические показатели очень низки.

Это задача государственной важности и советоваться по этим вопросам нужно со специалистами, а не с бюрократами, которые, прежде всего, держатся за свое кресло. Надеюсь, еще не все потеряно.

До Евро-2012 еще есть время.

Рекомендувати цей матеріал

коментарі

щоб розмістити повідомлення чи коментар на сайт, вам потрібно увійти під своїм логіном »»

2011.04.02 | veresk

Vivat, Элеонора Робертовна! Если бы на крик Вашей ДУШИ реагировали власть имущие! И принимали действительно верные решения, а не уничтожали то, что не создавали!

X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори