пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"201110
14.04.2011 | Денис Кобзин
джерело: khisr.kharkov.ua

Мнение людей о работе милиции – критерий оценки, эмоции или профанация?

   

Совсем недавно, в начале апреля 2011 года на официальном интернет-сайте Главного управления внутренних дел в Харьковской области появился онлайн-опрос, посвященный оценке деятельности милиции. Создатели интернет-опросника предлагали всем желающим ответить на несложный вопрос «Как Вы оцениваете качество деятельности милиции Харьковщины?». В качестве вариантов ответа предлагалось выбрать «позитивно», «негативно» или «затрудняюсь ответить». Совершенно неожиданно опросник вызвал бурный интерес у интернет-аудитории и в течение двух дней количество проголосовавших приблизилось к трем тысячам.

Всплеск интереса к такого рода опроснику и соответственно существенное увеличение посещаемости сайта областного управления можно объяснить тем, что у общества давно назрела потребность дать оценку деятельности милиции и обратную связь. С одной стороны, это позволило бы действительно узнать, как люди видят работу милиции. С другой стороны, стало бы основой диалога и некоторого рода «настройки» отношений и усовершенствования деятельности в дальнейшем. Одним из важнейших результатов такой деятельности могло бы стать коренное изменение существующей сегодня в МВД системы показателей, которая всеми (в том числе и работниками милиции) признается неэффективной и даже в некотором роде разрушительной для деятельности органов правопорядка.

В качестве примера можно рассмотреть, как эти возможности используются в США и Великобритании. Так, американские криминологи еще в 60-х начали экспериментировать с альтернативными методами оценки и применять массовые опросники для того, чтобы измерять уровень преступности и эффективность работы полиции. Первые отчеты вызвали серьезную полемику, в первую очередь о том, действительно ли тенденции в полицейской статистике отражают существующие тенденции в масштабах преступности или только тенденции в регистрации преступлений. Однако, после студенческих волнений в США, Франции и Великобритании метод становился все более и более востребованным, в первую очередь потому, что позволял избегать необъективности и предвзятости полицейской статистики и чудачеств, которыми пестрят сообщения граждан.

Надо отметить, что переход от одних показателей эффективности деятельности к другим в указанных странах не был моментальным и столкнулся с определенным сопротивлением со стороны части офицеров полиции. Так, руководство полиции критиковало результаты опросов населения, обвиняя его в субъективности и незнании особенностей профессиональной деятельности. Однако переговорный процесс между обществом и полицией не был прерван, что в дальнейшем позволило прийти к выработке компромиссных моделей. Использование социологических замеров в Великобритании стало повсеместно применяться с 1990 года, когда Home Office (аналог МВД в Великобритании) обозначил их сначала как один из, а потом и как основной метод измерения удовлетворенности деятельностью полиции. Результаты опросов, которые изначально предоставлялись в центральный аппарат и руководству полиции сегодня являются общедоступными. Доверие к таким опросам возрастало с каждым годом и с 1999 года Home Office вынес рекомендации о том, что такое исследование должно стать ежегодным и выборка должна расширится до 40 тысяч респондентов (практически вдвое). Еще одной важной рекомендацией стало то, что результаты опроса должны публиковаться вместе с отчетами и статистикой полиции, что облегчит их сравнение и позволит составить более объективную картину уровня преступности и эффективности полиции.

Схожие методы использует и полиция США, несмотря на то, что учет мнения граждан не является обязательным для полиции. В то же время, многие полицейские управления страны используют ресурс общественных организаций для того, чтобы оценивать и планировать свою деятельность. Так, в Чикаго проводятся регулярные форумы граждан, ориентированные на решение социальных проблем, где формулируются задачи для полиции. В некоторых городах Айовы, в каждом районе были сформированы «группы эффективности», в которые вошли как представители городских властей, полиции, так и общественности, в ходе работы которых шло обсуждение работы полиции и ее оценка.

Справедливости ради, следует отметить, что в Украине были предприняты попытки внедрить опросы общественного мнения о деятельности милиции и других государственных институтов. Однако порядок внедрения таких опросов показал, что руководство милиции не всегда доверяет мнению общественности и не считает ее оценку достаточно профессиональной, и вряд ли будет опираться на нее в оценке своих действий. Хотя прецеденты успешного оценивания все же имели место – так, руководство ГУМВД Украины во Львовской области использовало метод оценки своей деятельности глазами населения в 2007 году.

Одной из причин, по которой подобный вид оценки деятельности никак не может прижиться в системе МВД, называется банальная нехватка средств. Именно поэтому, опросы остаются неким недостаточно профессиональным инструментом, который время от времени реализуется силами центров связей с общественностью для внутреннего использования. Вполне естественным является то, что такой подход привел к тому, что результаты исследования не вызывают доверия у общественности, либо публике о них не сообщается совсем. Нельзя также обойти вниманием то, что в ряде исследований таких центров как Институт социологии НАН Украины, Киево-Могилянская Академия, Институт им. Горшенина, КМИС, направленных на изучение опасений жителей страны, время от времени присутствуют блоки вопросов, направленных на оценку уровня преступности. Принимая во внимание, что именно страх стать жертвой преступления является одним из ключевых показателей эффективности милиции, эти исследования могли бы стать неоценимым источником информации для ее руководства.

К сожалению, в ходе внедрения опыта таких опросов в самой системе МВД Украины были проигнорированы важные аспекты их эффективности – независимость, объективность (проведение опросов было возложено на Центры связей с общественностью МВД Украины – подразделение, которое занимается поддержанием имиджа милиции), надежность (опросы проводятся без соблюдения социологических процедур, обеспечивающих валидность полученных данных). Так, например, в аналитических материалах ГУМВД Украины в Харьковской области приводятся данные о проведенных в 2008 году 86 опросах общественного мнения, в которых приняли участие около 500 человек, что позволяет сделать вывод о том, что в среднем одно исследование подразумевало опрос 6 человек. На сайте ГУМВД Украины в Одесской области приводятся результаты регулярно проводимых опросов мнения населения о деятельности милиции, в ходе которых было опрошено от 15 до 50 человек. А ведь именно качественная подготовка такого опроса (расчет выборки и соблюдение процедуры опроса) обеспечивает результаты, которым можно было бы доверять. Игнорирование всех этих важных элементов исследования, превращает его в совершенную формальность или имитацию опроса.

Единственным исключением можно считать революционный по своему масштабу и методам эксперимент, который имел место в Харьковской области в 2000–2003 гг. В ходе совместного проекта Национального университета внутренних дел, Центра имени Лорда Скармана при университете Лестера (Великобритания) и УМВД Украины в Харьковской области была предпринята беспрецедентная попытка изменить методы работы милиции с населением в двух районах – Коминтерновском и Солоницевском. В течение трех лет в этих районах внедрялись новые методы полицейской деятельности, основанные на поддержке общественности (community policing). Отметим, что среди множества видов деятельности, которые имели место (встречи с представителями общины, информационная кампания, создание в структуре райотделов должности специалиста по связям с общиной и проч.) использовался также социологический опрос, как новый метод оценки деятельности милиции, дополняющий существующие статистические данные. Так, в ходе проекта, дважды опрашивалось по 1000 респондентов в Солоницевском и Коминтерновском районах. Однако, несмотря на то, что эксперимент был признан успешным как в регионе, так и в Министерстве внутренних дел, а его результаты высоко оценены международными экспертами, большая часть наработок так и не получили дальнейшего развития и не были широко применены в деятельности органов внутренних дел.

Таким образом, сегодня можно констатировать своего рода патовую ситуацию – многие руководители и рядовые сотрудники милиции, прокуратуры, министерства юстиции понимают, что существующая система оценки деятельности милиции и криминогенной обстановки устарела, но в то же время не видят возможности выхода за пределы внутрисистемной отчетности, что замыкает круг. К сожалению, у многих руководителей, предоставление возможности для независимой оценки деятельности органов внутренних дел и сбор данных об эффективности милиции при помощи открытых процедур, основанных на измерении общественного мнения, вызывает массу опасений. Среди них наиболее распространенными являются боязнь того, что «работу профессионалов будут оценивать непрофессионалы» и что «население не сможет правильно истолковать полученную информацию».

Очередная попытка «сломать лед» была предпринята в 2010 году Харьковским институтом социальных исследований при поддержке Международного Фонда «Возрождение». В масштабе г. Харькова было проведено социологическое исследование, позволившее оценить работу всех 9 районных отделов милиции, а также изучить некоторые аспекты отношения населения к милиции. В частности, по результатам исследования было выявлено, что 30, 8% харьковчан считают, что милиция хорошо справляется со своей работой, а 27, 6% – готовы помогать милиции в любой ситуации. Эти показатели не столь значительны и опрошенные указывали и на недостатки, присущие милиции, но все же данные исследования указывают, что часть населения готова к сотрудничеству и удовлетворена взаимодействием, уже имевшим место. Результаты исследования и методика являются общедоступными и могут при желании быть использованы всеми желающими. Кроме того, исследование было презентовано на рабочей встрече с представителями МВД, Генеральной прокуратуры, Верховной Рады, Министерства юстиции, СМИ и общественных организаций в Киеве в декабре 2010 года, где было высоко оценено (в том числе и руководством ЦОС МВД Украины). Предложения о сотрудничестве неоднократно подавались в МВД Украины и УМВД Украины Харьковской области, однако остались без ответа.

В окончание рассмотрения проблемы новых методов оценки деятельности милиции, хотелось бы вернуться к истории с интернет-опросом, который проходил на сайте ГУМВД Харьковской области. Согласно данным опроса из 2760 респондентов, проголосовавших в течение 3 дней, «позитивно» работу милиции оценило 109, а еще 27 – затруднились ответить. Это означает, что соотношение оценивших работу харьковской милиции «позитивно» и «негативно» было 95 к 1. К вечеру третьего дня опроса результаты на сайте «подкорректировали» – соотношение стало 1 к 1. Люди продолжили оценку и голосование было заменено на другое, нейтральное и неинтересное для аудитории. Хотя учитывая организацию этого опроса и то, что в нем один пользователь мог проголосовать несколько раз, мне кажется не стоило беспокоится – результаты все равно не вызывали доверия и не имели никакой ценности. Может пришло время подойти к вопросу профессионально?

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори