пошук  
версія для друку
30.05.2011 | Богдан Бондаренко
джерело: www.creativ.pp.ua

Авторитарный «маячок» Алчевска

   

В данной публикации рассматривается ситуация с Решением Исполкома Алчевского городского совета «Об утверждении Порядка организации и проведения на территории города Алчевска негосударственных массовых общественных акций политического, культурно-просветительского, спортивного, зрелищного, религиозного характера» №494 от 02.08.2007.

 

Одним из важнейших прав в демократическом обществе, и одним из наиболее попираемых в авторитарном или тоталитарном, является право на свободу собраний. Его «ценность» определяется в первую очередь тем, что оно служит механизмом воздействия на власть. Когда общество поражается коррупцией, результаты волеизъявления могут быть сфальсифицированы, решения судов – куплены, законы – пролоббированы. Единственным способом отстоять свои права и интересы, в таком случае, можно только собраниями: митингами, демонстрациями, «майданами». Формой реализации этого права в трудовых правоотношениях является право на забастовку.

Учитывая степень «демократичности» нашего общества и «реализации» принципа верховенства права, право на свободу слова и право на свободу мирных собраний вызывает постоянное и пристальное внимание мирового сообщества. Ведь их сужение будет означать одно – окончательное и бесповоротное скатывание Украины к олигархическому авторитаризму либо распад государства с появлением у границ Европы зоны хаоса, похожей на Балканы 1990-х.

 

экскурс в нашу историю

В советское время действовали нормы Указа Президиума Верховного Совета СССР, согласно которых, необходимо было уведомлять о митингах и демонстрациях за 10 дней и получать на их проведение разрешения. То есть антиправительственные демонстрации не разрешались в принципе. Кто выходил на них, в зависимости от «тяжести» поступка, получал или тюремный срок за распространение сведений порочащих советский строй, или административный арест с сообщением по месту работы (с последующим увольнением). Поэтому «проштрафившиеся» интеллектуалы-диссиденты, вынуждены были работать потом грузчиками, кочегарами, заниматься прочими малооплачиваемыми и не престижными работами…

Начало «горбачевской перестройки» отнюдь не возвращало советским гражданам всех их прав. Характерный пример – изобретение полу-лживой «гласности», вместо общепринятой в мире «свободы слова». Так, участники одного из первых несанкционированных митингов в этот период в Украине – Украинского культурологического клуба, были задержаны милицией 26 апреля 1988 в годовщину аварии на ЧАЭС.

Но очень скоро, в соответствие с формулой «права на дают, а берут», свобода собраний была де-факто завоевана во время массовых шахтерских забастовок, студенческого голодания-1990, протестов против ГКЧП.

Юридически, существующее положение вещей (о свободе, а не «санкционировании» митингов), закрепила Конституция Украины 1996 года. Статья 39 которой, установила:

«Граждане имеют право собираться мирно, без оружия и проводить собрания, митинги, походы и демонстрации, о проведении которых своевременно уведомляются органы исполнительной власти или органы местного самоуправления.

Ограничения в реализации этого права может устанавливаться судом в соответствии с законом и лишь в интересах национальной безопасности и общественного порядка – с целью упреждения беспорядкам или преступлениям, для охраны здоровья населения или защиты прав и свобод других людей.»

Естественно, режим Кучмы не был доволен этой нормой, и с началом акции «Украина без Кучмы» начал искать способы ограничения такой свободы (именно свободы, а не права, как записано в Конституции). Особую роль начали играть органы местного самоуправления: не имея возможности «протянуть» через парламент, ограничивающий свободы закон, ограничения стали вводиться подконтрольными органами самоуправления. Яркий пример – попытка вывести все протесты с Крещатика в Киеве на фактически загородный стадион «Чайка».

Впрочем, «оранжевые» ничем от «кучмистов» не отличались: получив власть благодаря уличным протестам, они понимали необходимость их ограничения, дабы сохранить власть. Поэтому, и без решений судов, и даже при разрешающих решениях судов (когда отказано в иске о запрете), милиция разгоняла демонстрации оппонентов, как например, Марш Свободы в мае 2006-го в Киеве. Фактически, министр-«демократ» (социалист) внутренних дел Юрий Луценко стал четко придерживаться интересов определенных политических сил, и с помощью подчиненных блокировать перевозку участников демонстраций оппонентов и разгонять законные демонстрации. Правозащитники не оставили это без внимания – в 2009 году, именно за систематическое нарушение свободы собраний, Юрию Луценко вручили антипремию «Будяк року-2009».

В целом, в период президентства Ющенко, милиция, нарушая свободу собраний, действовала в интересах провластных политических сил (больше главы правительства, чем президента) или представителей олигархического капитала (застройщиков; собственников крупных предприятий).

Апогеем посягательств «пост-оранжевых» (команды Юлии Тимошенко – Юрия Луценко), стало внесение 06.05.2008 Правительством Юлии Тимошенко в парламент законопроекта №2450 «О порядке организации и проведения мирных мероприятий». У правозащитников этот проект получил яркое неофициальное название «Больше трех не собираться». Фактически это была калька с российского закона, целью которой, естественно, было ограничение антиправительственных демонстраций.

Придя к власти в 2010 году, «регионалы» также решили юридически ограничить антиправительственные выступления и воспользоваться законопроектом Тимошенко: мол, мы же приняли закон, внесенный демократами. Однако выступления во многих городах Украины против него и внимание дипломатов «похоронили» в июне 2010 года это «законотворчество».

Отсутствие закона, впрочем, не мешает милиции, под руководством Могилева, серьезно ограничивать свободу собраний. Так 1 мая 2010 года милиция заблокировала колонну левой молодежи, двигавшейся по заранее заявленному ими маршруту. Юридический аргумент милиционеров был до безобразия простой: «Вы туда не пройдете!». Запрещающее демонстрацию решение суда, уже в первые месяцы правления Виктора Януковича, милиции стали уже не нужны.

Взятые же под контроль власти после судебной реформы-2010 суды, без особых проблем теперь штампуют запретительные судебные решения.

 

юридические нюансы

Итак, действует ст. 39 Конституции Украины-1996, но до сих пор не принят закон, детализирующий ее процедурными положениями. В этих условиях, милиция и органы исполнительной власти пробовали применять выгодный им (но не соответствующий по духу и по некоторым предписаниям, действующей конституции) Указ Президиума Верховного Совета СССР №504 от 28.07.1988 «О порядке организации и проведения собраний, митингов, уличных походов и демонстраций в СССР». В конце-концов, Министерство Внутренних Дел Украины обратилось в Конституционный Суд Украины с просьбой разъяснить ситуацию с правоприменением, и с действием Указа Президиума №504 до принятия закона. Конституционный Суд Украины дал толкование ст. 39 Конституции Украины в Решении №4-рп/2001 от 19.04.2001 (дело о своевременном уведомлении о мирных собраниях):

«Положение ч.1 ст. 39 Конституции Украины относительно своевременного уведомления органов исполнительной власти или органов местного самоуправления о проведении собраний, митингов, походов и демонстраций в аспекте конституционного представления следует понимать так, что организаторы таких мирных собраний должны уведомить указанные органы о проведении этих мероприятий заранее, то есть в приемлемые сроки, что предшествуют дате их проведения. Эти сроки не должны ограничивать предусмотренное ст. 39 Конституции Украины право граждан, а должны служить его гарантией и одновременно предоставлять возможность соответствующим органам исполнительной власти или органам местного самоуправления принять меры по беспрепятственному проведению гражданами собраний, митингов, походов и демонстраций, обеспечению общественного порядка, прав и свобод других людей.

Определение конкретных сроков своевременного уведомления с учетом особенностей форм мирных собраний, их массовости, места, времени проведения и иное является предметом законодательного регулирования».

То есть, для «особо непонимающих», конституционную норму более детально разъяснили в 2001 году. Это разъяснение КСУ означает, что никакие органы местного самоуправления Алчевска и их должностные лица (Алчевский горсовет; Исполком Алчевского горсовета; Алчевский городской голова) не имеют право устанавливать своими решениями (распоряжениями) какие-либо нормы, места проведения митингов или еще что-нибудь, касающееся их проведения.

Фактически, получив уведомление о собрании, городская власть может или обратиться в суд с иском об их запрете, или решать организационные вопросы охраны общественного порядка и благоустройства (туалеты; уборка территории после митинга;…).

Решением Исполкома Алчевского городского совета «Об утверждении Порядка организации и проведения на территории города Алчевска негосударственных массовых общественных акций политического, культурно-просветительского, спортивного, зрелищного, религиозного характера» №494 от 02.08.2007 является поэтому беспредельным и незаконным. Его должны были давным-давно отменить, или по инициативе городской власти, или по протесту прокурора города, или в судебном порядке.

 

алчевское «ноу-хау»

В правозащитной среде давно ведется борьба с таким самоуправством органов местного самоуправления. По искам правозащитников, к примеру, уже отменены в судебном порядке:

- Решение Северодонецкого городского совета по Ледовому Дворцу в части митингов (п.3);

- Решение Черновецкого городского совета «Об определении порядка организации и проведения в городе Черновцы мирных собраний …» (в полном объеме);

- Решение Исполкома Днепропетровского городского совета №2207 от 21.08.2003 об утверждении Положения о проведении массовых мероприятий в г. Днепропетровске.

Однако, предположить, что в городе Алчевске, позиционирующем себя отнюдь не местечковым болотом, действует решение в духе времен «пещерного тоталитаризма», я не мог. Составляя апелляцию на решение суда по одному митингу в Луганске, и общаясь с коллегами-правозащитниками, с удивлением узнал, что в Алчевске, оказывается, также ограничили свободу собраний – только руки у луганских общественных организаций не доходят его отменить, а алчевцы бездействуют. Решение нашли быстро и текст, честно говоря, поразил. Так, Алчевский Исполком, в Решении №494 от 02.08.2007 четко предписывает «стойла» горожанам:

пункт 9.1. – для митингов разрешены только площадь Карла Маркса, площадь возле Дворца культуры Алчевсккокса и площадь имени Ленина.

пункт 9.2. – указывает, где разрешена установка агитационных палаток;

пункт 10. – все мероприятия могут проводиться с 9:00 до 22:00 (видимо власть боится палаточных городков и хочет, чтобы на ночь все протестующие расходились…).

На этом «гениальность» этого решения не заканчивается, так в п. 7 указан срок предварительного уведомления в случае проведения «негосударственных мероприятий» - 15 дней. Сложно сказать, чем руководствовался Исполком и подписавший решение городской голова Владимир Чуб, если даже в советское время уведомляли лишь за 10 дней…

 

что ждет Алчевск

Рано или поздно, меры против этого беспредела, будут приняты. Если Исполком или Алчевский городской совет (как вышестоящий для своего исполнительного органа), не отменят Решение №494 от 02.08.2007, этим займутся правозащитники.

Так как сейчас срок обращения в административный суд ограничен 6 месяцами, заниматься этим будут областные общественные организации: они не обязаны знать об алчевском чудотворстве, но узнав о нем – имеют право обратиться в суд и ходатайствовать о восстановлении пропущенных сроков. А далее, суды гарантированно отменят это решение – если не Алчевский городской суд, так уж Высший Административный Суд Украины точно.

Не исключено, что параллельно будут заявлены иски о возмещении материального и морального вреда, дабы «наказать чиновников рублем». А также – подготовлены заявления в посольства и западные донорские организации: может быть Владимиру Чубу и его команде все же оставят возможность получать визы (как-никак решение пока лишь «на бумаге» и пострадавших нет), но вот о привлечении международной технической помощи можно будет забыть. К примеру: потерять финансовую поддержку Немецкого общества технического сотрудничества по проекту (GIZ) в создании Центра административных услуг в Алчевске.

В условиях, когда местный бюджет катастрофично мал, и работа по его наполнению путем понуждения ИСД платить более высокие зарплаты и платежи за землю не велась годами, рассчитывать особо не на что. Или мэр привлечет международную техническую помощь как в Свердловске, или со временем растеряет рейтинг и проиграет выборы. Так что, раз условие политического выживания – привлечение средств от других источников, стоило бы задуматься над тем, а стоит ли «плевать в этот колодец». То есть, открыто и подписью «на бумаге» нарушать важный стандарт демократии…

 

ликбез евростандартов для алчевских чинуш

Кроме Конституции Украины, в нашем государстве с 1997 года действует Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод. Ратификация Конвенции и исполнение решений созданного на ее основе Европейского Суда по Правам Человека – непременное условия членства в Совете Европы и какого-либо нормального сотрудничества с ведущими европейскими демократиями. Это делает даже Россия, несмотря на свои имперские амбиции и идеологию «управляемой демократии».

Согласно ст. 11 этой Конвенции: «1. Каждый имеет право на свободу мирных собраний и свободу объединений с иными лицами, включая право создавать профсоюзы и вступать в них для защиты своих интересов.

2. Осуществление этих прав не подлежит никаким ограничениям, за исключением тех, что установлены законом и являются необходимыми в демократическом обществе в интересах национальной или общественной безопасности, для предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или морали или для защиты прав и свобод иных лиц. …»

Кстати, ЕСПЧ (Европейский Суд по Правам Человека), не считает уведомление обязательным при применении норм этой Конвенции. То есть, граждане имеют право собираться на митинги и без уведомления, только тогда с органов власти снимается ответственность по обеспечению правопорядка (не знали – не могли стянуть подразделения милиции для охраны). И это логично, ведь не всегда есть время для уведомления! Если утром объявлено, что вечером в парламенте будет голосоваться скандальный законопроект, то что, нужно уведомлять, как требует Алчевский Исполком за 15 дней о митинге и проводить его через две недели? К тому времени не только закон будет принят, а уже и Президент успеет его подписать…

Обязанность применять практику толкования Конвенции Европейским Судом по Правам Человека в Украине предусмотрена Законом Украины «Об исполнении решений и применении практики Европейского Суда по Правам Человека». Изучить его позицию можно, к примеру, в решении 2006 года «Ойя Атаман против Турции» в Сборнике решений по 11-й статье на русском.

Основные факты по этому решению: «Стамбульская Ассоциация прав человека организовала демонстрацию на площади Султана Ахмета в Стамбуле. Полиция потребовала от группы в 40-50 человек, показывавших плакаты, разойтись, предупредив, что демонстрация является незаконной, так как не было сделано уведомление о её проведении и они тем самым нарушают общественный порядок. Демонстранты отказались подчиниться и попытались силой проложить себе путь. Демонстрация была разогнана с применением слезоточивого газа.

Суд признал, что демонстрация была незаконной, так как организаторы не подали уведомление о её проведении. При этом Суд отметил, что незаконность демонстрации не оправдывает ограничения свободы собраний.

Суд установил, что демонстрантов несколько раз информировали о том, что шествие является незаконным и приказывали разойтись. Демонстранты не подчинились приказу сил безопасности. Тем не менее, Суду не были предоставлены свидетельства того, что рассматриваемая группа представляла опасность для общественного порядка.»

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори