пошук  
версія для друку
06.06.2011 | Маша Гессен
джерело: www.snob.ru

Интервью с Уильямом Браудером, главой инвестиционного фонда Hermitage Capital

   

Глава инвестиционного фонда Hermitage Capital, заработавший миллиарды на инвестициях в Россию, уже шесть лет как не имеет права въезда в страну. Имя юриста Hermitage Сергея Магнитского, погибшего в московской тюрьме, стараниями Браудера стало известно во всем мире. Европарламент проголосовал за введение санкций против всех, кто имел отношение к преследованию юриста, а швейцарские банки арестовали их счета. В ответ российская прокуратура объявила Браудера в розыск. Обе стороны, очевидно, намерены идти до конца

Ниже - небольшой фрагмент интервью. Полный текст см. на сайте Сноб 

 


– … Сразу после ареста Ходорковского мы все обсуждали, сколько он пробудет в тюрьме: неделю или две. Потому что все же знают, что в России за деньги можно купить все. Так что если самого богатого человека в России арестовали, то вопрос только в том, сколько ему придется заплатить за освобождение. Прошла неделя. Две недели. Мы думали, он не рассчитал сумму выкупа. Месяц, два месяца. И тогда богатые люди в России задумались о том, правда ли любую проблему можно решить за деньги. Окончательно все стало понятно летом 2004 года, когда начался суд над Ходорковским и в зал суда пустили телекамеры. А ведь в российском суде нет никакой презумпции невиновности – обвиняемого сажают в клетку, как зверя. И когда телекамеры снимают самого богатого человека в России в клетке, это являет собой послание всем остальным богатеям: «Вы тоже можете оказаться в клетке». Думаю, многие олигархи сидели тем летом на своих яхтах, пришвартованных где-нибудь у Антиба, смотрели CNN и чувствовали, что мир рушится.

– Но вы-то по-прежнему думали, что это хорошо?

– Я был антиолигархом, и я ждал, кто станет следующим. Я думал, это настоящая справедливость. А на самом деле, я полагаю, все эти олигархи один за другим сходили к президенту и договорились о том, как им теперь себя вести, чтобы тоже не оказаться в клетке. Так из врагов Путина они превратились в его партнеров. А я продолжал жить в своем идеальном мире, думать, что Путин делает Россию лучше, делает из нее нормальную страну. А он просто подминал под себя олигархов, чтобы стать самым главным олигархом.

… А налоговое преступление мы обнаружили в июле 2008 года. Это было что-то невероятное. И обнаружилось это, конечно, исключительно благодаря гению Магнитского. И Сергей сказал: «Это никак не могло быть одобрено на высшем уровне. Когда вас, иностранцев, отсюда погнали, вот это могло быть одобрено Путиным и коллегами, это вообще обычная вещь. Но кража четверти миллиарда из казны – это совсем другое дело, это какая-то самодеятельность». Надо привлечь к этому внимание. Мы разослали пятнадцать разных жалоб. Мы думали, их всех арестуют, представляли себе рейд с использованием вертолетов.

– Почему? Вы к тому времени уже три года напрямую сталкивались с постоянным враньем со стороны российских официальных лиц.

– Ну как может президент страны позволить, чтобы украли двести тридцать миллионов из казны? Это же не наши деньги, это их деньги. Это настолько невероятная история, что по ней даже кино нельзя снимать – никто не поверит.

– Так. И вместо рейда с вертолетами что было дальше?

– Дальше они стали преследовать наших юристов. Открыли уголовные дела против всех семерых.

– Среди них были и русские, и американцы, да?

– Один американец, Джеймисон Файерстоун, остальные – российские граждане. Поймите, я по образованию финансовый аналитик. Я на войну не нанимался, мне никогда в голову не приходило, что люди моей профессии будут рисковать жизнью. Я принес всем нашим юристам извинения за то, что произошло, и предложил им покинуть Россию за мой счет и поселиться в Лондоне за мой счет. Это были очень тяжелые разговоры. Им всем было чуть за сорок, все на вершине карьеры, некоторые не говорили по-английски – и я предлагал им бросить все – профессию, друзей, свою жизнь – и немедленно бежать. Шестеро из семерых согласились.

– И все приехали сюда?

– Все теперь здесь живут. Отказался один Сергей Магнитский. Ему тогда было тридцать шесть лет, то есть он представитель другого поколения. Он сказал: «Сейчас не тридцать седьмой год. Я ничего дурного не сделал, я знаю закон, никаких оснований для моего ареста не существует». И еще он сказал потрясающую вещь: «Эта история уже не про Hermitage, это история о России. Эти люди ограбили мою страну, и я с этим мириться не могу». Мы несколько раз пытались его уговорить уехать. В октябре 2008 года Сергей дал показания, связанные с деятельностью Кузнецова. 24 ноября трое прямых подчиненных Кузнецова пришли к нему домой в восемь утра и на глазах у его жены и двоих маленьких детей перевернули квартиру вверх дном, а Сергея увели на Петровку, 38, где его заключили под стражу. Затем на него начали давить, чтобы он отказался от своих показаний и подписал признание в том, что сам похитил двести тридцать миллионов.

– Откуда вам это известно? Вы были на связи?

– Связи никакой не было, но нам известно то, что произошло с Сергеем, в мельчайших подробностях, потому что все время, пока он находился в заключении, Сергей писал жалобы – в связи с каждым нарушением закона. За 358 дней он написал 450 жалоб. У нас они все есть. Это современный «Архипелаг ГУЛАГ». Мы знаем, кто что делал каждый день. Как его поместили в камеру с восемью заключенными и четырьмя кроватями. Как его поместили в камеру без отопления и без оконного стекла, в Москве, в декабре. Как его поместили в камеру без унитаза, а просто с «очком» в полу, из которого отходы выходили наверх и заливали пол. Как ему отказали в чистой питьевой воде. Как ему сутками не давали пищи. Как он похудел на двадцать килограммов, у него появились сильные боли в животе и ему поставили диагноз «панкреатит и камни в желчном пузыре». Как ему пообещали операцию в Матросской Тишине, а за неделю до операции опять предложили подписать ложное признание. Он отказался, и его перевезли в Бутырку. Как в Бутырке он сделал двадцать обращений за медицинской помощью и не получил ее. 16 ноября он был уже в критическом состоянии, и его наконец перевезли обратно в Матросскую Тишину, в больницу, но там вместо лечения на него надели смирительную рубашку, приковали к койке, поместили в одиночную камеру и оставили там на один час тринадцать минут, пока он не умер в возрасте тридцати семи лет.

… О смерти Сергея Магнитского я узнал утром 17 ноября. Одно дело – потерять человека, другое дело – потерять молодого человека, это гораздо тяжелее. Но потерять молодого человека, которого пытали год только ради того, чтобы прикрыть чужие преступления, – я не могу передать, каково это. И я могу сказать за себя и за всех тех, кто знал Сергея и пытался ему помочь, спасти его: его убийцы нажили себе врагов навеки. Никто из нас не оставит это дело, пока убийцы Сергея не наказаны, пока мы не добьемся справедливости…



См. также:

 

1) Уильям Браудер отвечает на вопросы участников проекта «Сноб»:

"...Каждый, кто имел хоть какое-то отношение к его аресту по надуманному обвинению, пыткам, которым он подвергся, и его смерти, а также все, кто участвовал в преступлении, которое обнаружил Сергей, должны понести юридическую, политическую и общественную ответственность за то, что они сделали. Поскольку внутри России этого добиться невозможно, мы вынуждены добиваться справедливости за пределами России, через введение ограничений на въезд и замораживание счетов.

Но это лишь первый шаг. В долгосрочной перспективе мы собрали группу юристов и бывших прокуроров, которые разрабатывают методику для того, чтобы за пределами России организовать трибунал, способный судить тех сотрудников российских правоохранительных органов, которые причастны к пыткам и убийству Сергея. В идеале эта модель сможет потом быть использована для юридического преследования других официальных лиц, совершивших схожие деяния по отношению к другим людям. Некоторые, наверное, думают, что это пустая мечта, но то же самое мне говорили год назад, когда я заводил речь о санкциях и арестах счетов в США и других странах.

Вторая цель более смелая. Мы хотим сделать так, чтобы жизнь и смерть Сергея остались в истории навсегда. Пытки, которым он так долго подвергался, и его смерть для меня стали такой травмой, что единственное, что позволяет мне продолжать функционировать, — это то, что я делаю все возможное, чтобы его смерть не стала очередной статистикой. Я хочу, чтобы сыновья Сергея знали, каким героем он был, какую важную роль сыграл в жизни и в смерти и как в результате произошедшей с ним трагедии в конце концов жизнь стала лучше для огромного количества людей в его стране...

...Мы вовлечены в неравную борьбу с людьми, в руках у которых — государственная власть. Наше же единственное оружие — это прозрачность и порицание всего мира. Много лет назад один знакомый журналист сказал мне, что зло вянет под ярким светом публичности. Я глубоко уверен, что это действительно так. Так что наша цель — сделать так, чтобы весь мир узнал всё обо всех, кто причастен к делу Магнитского, о крупных игроках и о мелких. Полагаю, что многие из этих людей пользуются поддержкой и одобрением начальства — так вот я хочу, чтобы их соседи, коллеги, знакомые узнали, с кем именно они имеют дело, как эти люди связаны с убийством при помощи пыток ни в чем не виновного 37-летнего юриста."


2) блог  Джемисон Файерстоун, руководитель и коллега Сергея Магнитского ;

3) Как украли 5, 4 миллиарда рублей

4) Law and Order in Russia. The story behind the largest tax fraud in Russian history

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори