пошук  
версія для друку
07.06.2011 | Тимур Карадубов
джерело: cripo.com.ua

Харьков-беспредельный: милицейская «школа Лашина»

   

«Украина Криминальная»

«Здесь полный хаос, здесь беспредел, здесь не милиция, а бандиты!» - утверждает мать одной из жертв милицейского произвола, чинимого на Харьковщине. За неполные пол-года – пять трупов в милицейских стенах: трое задержанных выбросились (были выброшены?) из окон милицейских учреждений; один, отчаявшись под пытками, перерезал себе горло сам; еще одного «служивые» забили до смерти и выбросили умирать на улице, под управлением милиции. Эта жуткая картина – своеобразный «ответ» местной милиции руководству МВД и Генпрокуратуры, решивших положить решительный конец пыткам и издевательствам над задержанными в Украине.

Похоже, Харьковщина переняла скандальную эстафету милицейской беспредельщины у Крыма, где недавно совместными усилиями МВД и прокуратуры была разоблачена и ликвидирована преступная группировка из числа милиционеров, грабивших граждан в районе Симферопольского железнодорожного вокзала. Череда насильственных смертей в милицейских застенках выводит миллионный Харьков в явные лидеры массового милицейского «беспредела» в Украине — и это в то время, когда министр МВД Анатолий Могилев и Генпрокурор Виктор Пшонка объявили бескомпромиссную борьбу насилию, чинимому над гражданами со стороны сотрудников правоохранительных органов.

Какие из Киева последуют выводы — можно будет узнать лишь по окончании расследования всех этих резонансных дел (а следствие в Украине никогда не отличалось оперативностью). Пока же восстановим хронологию скандальных ЧП со смертельным исходом.

 

Заточкой — себе в горло

На днях задержанный Сергей Литвин, «постоялец» харьковского СИЗО, перерезал себе горло и скончался. Последняя — четвертая! — попытка самоубийства стала для него удачной: таким способом свел счеты с жизнью и избежал дальнейших пыток человек, обвиненный работниками харьковского УБОП в многочисленных квартирных кражах.

Сам С.Литвин, задержанный в районе Солтовка еще в декабре минувшего, 2010-го года, многократно (и письменно) обращался за помощью в прокуратуру и правозащитникам, утверждая, что его задержание — незаконно, а в процессе дознания убоповцы изощренно пытают его, «выбивая» нужные милиции показания.

В частности, заставляя несчастного «взять на себя» квартирные кражи, которые он, Сергей Литвин, не совершал, и признаться в участии в организованной преступной группе. Но призывы о помощи лишь ухудшали положение задержанного; пытки, по его словам, только ужесточались, и Литвин решился на самоубийство. Три попытки были пресечены администрацией следственного изолятора, четвертая оказалась «успешной»...

Сегодня обстоятельства самоубийства С.Литвина изучает прокуратура области.

О том, что пережил 37-летний Литвин перед смертью, вы можете узнать из этого ВИДЕО:

 

Избили до смерти и выбросили на улицу

В конце марта нынешнего года — подобное ЧП в харьковской милиции: после визита в областное управление милиции в Харькове скончался мужчина. Чуть позже стали известны жуткие подробности: мужчину в областном управлении милиции до полусмерти избили и выбросили умирать в соседний сквер...

А вот и шокирующие детали произошедшего. Двух мужчин — 32-летнего Евгения Звенигородского и Виталия Адонина в районе все той же Солтовки задержали сотрудники областного уголовного розыска в среду около пяти вечера у торгового центра на перекрестке улиц Героев Труда и Барабашова в Харькове.

Как сообщил официальный сайт ГУМВД Харьковской области, обоих подозревали в совершении преступления. Но в прокуратуре уже признали: задержание было незаконным и сопровождалось превышением служебных полномочий — бить 32-летнего Звенигородского начали сразу. После этого мужчин привезли на Совнаркомовскую — в Главное управление милиции, где, как свидетельствуют официальные сообщения, продержали еще больше часа. В это время, по данным прокуратуры, Евгений неоднократно жаловался на плохое самочувствие — преследовала боль от ударов при задержании. Сегодня в городской прокуратуре говорят — уж тогда у мужчины были повреждены внутренние органы, и началось внутреннее кровоизлияние.

Но вместо вызова «скорой» и оказания медицинской помощи милиционеры снова стали бить его. В облуправлении милиции не скрывали: оперативники таким образом требовали... деньги у задержанных. Остановились, когда Звенигородскому стало крайне плохо. По официальным данным прокуратуры, задержанных вывели после часа задержания. В сообщении на сайте ГУМВД Харьковской области уточняется: непросто вывели, а вынесли — после допроса с пристрастием Евгений не мог двигаться — его положили умирать на скамью в сквере, около «Зеркальной струи».

После этого вернулись в помещение милиции, и в журнале посетителей сделали запись от имени самих мужчин о том, что они не имеют претензий к действиям милиционеров. Евгению, который был уже без сознания, вызвали «скорую» то ли патруль, то ли его товарищ около одиннадцати вечера. Это значит, уверены родные Евгения, что его пытали не час, как свидетельствуют официальные сообщения. С закрытой черепно-мозговой травмой, сотрясением головного мозга, травмой живота и разрывами внутренних органов он попал в «неотложку». Ночью он умер...

31 марта было проведено вскрытие, дали пояснения все сотрудники милиции, которые имели отношение к задержанию мужчины. Прокуратура города (прокурор Харькова Евгений Попович), чью принципиальную позицию в этом деле стоит отметить, без промедления возбудила уголовное дело по факту нанесения телесных повреждений, повлекших смерть потерпевшего, и превышения служебных полномочий, повлекших тяжкие последствия.

А вот представители милиции от интервью в последнюю минуту отказались... А попавшие под следствие милиционеры тут же «изобрели» ставшую уже традиционной в Украине версию подобного рода ЧП: мол, задержанный попал в милицию уже кем-то избитый, а вот с невызовом «скорой», действительно, нехорошо вышло... Как нам удалось узнать из собственных источников, эта загубленная человеческая жизнь — на совести оперативников управления оперативно-поисковой службы областного управления милиции, возглавляемой полковником Александром Лашиным. Есть основания подозревать, что доставка Звенигородского и его товарища в здание облуправления милиции и истязания там задержанного — обычная практика «орлов Саши Лашина», за которыми закрепилась дурная слава «беспредельщиков», для которых хороши любые методы в раскрытии преступления.

 

Банально: из окна на 5-м этаже Харьковского горуправления милиции выпал человек

А это ЧП тоже случилось в воскресенье, 25 апреля, около 4-х часов дня. Из окна служебного кабинета отдела уголовного розыска, расположенного на 5 этаже админздания, выпрыгнул 30-летний харьковчанин. Как отметили в милиции, мужчина имел судимость за незаконный оборот наркотических средств, якобы стоял на учете как лицо, злоупотребляющее алкоголем и наркотическими средствами.

В тот день его вызвали в отдел уголовного розыска для получения объяснений в связи с подозрением в краже. Мужчина зашел в помещение милиции в 15.37 и в сопровождении сотрудника уголовного розыска поднялся в служебный кабинет. Во время общения с правоохранителями гражданин стал вести себя неадекватно: он резко подскочил к окну, открыл его, разбив при этом стекло, и перекинулся через подоконник. Милиционер, который проводил опрос, схватил его за куртку, пытаясь спасти, однако мужчина оказал сопротивление, вырвался из рук и упал с 5 этажа. Подчеркнем — это официальная, милицейская версия. Окончательное решение — за прокуратурой, которая расследует это дело.

Мужчину же, который выпрыгнул из окна, бригада «скорой» доставила в городскую больницу с закрытой черепно-мозговой травмой, сотрясением мозга и ушибом грудной клетки. Пострадавшего срочно прооперировали, его состояние после операции медики оценивают как тяжелое, но стабильное. По предварительным выводам врачей, мужчина в момент происшествия находился в состоянии алкогольного опьянения. 

Фактов применения к нему физического или психического давления, а также спецсредств со стороны сотрудников милиции служебным расследованиям не обнаружено.

Возможно, этих (и подобных в будущем) ЧП со смертельным исходом а Харьковщине и не случилось бы, если бы руководство областной милиции должным образом — жестко и бескомпромиссно — еще раньше отреагировало бы на трагические инциденты в городе Лозовая. Где «полеты» задержанных из окон горотдела милиции, похоже, стали буднями садистов в милицейских мундирах. Лозовая: перед самоубийством (убийством) мужчину пытали на глазах жены и ребенка

«Нехорошо вышло» на Харьковщине и 9 января нынешнего года, в воскресенье, когда житель города Лозовая Ласло Коломпаров выпрыгнул из окна 41-го кабинета горотдела милиции, расположенного на 4-м этаже. При падении мужчина получил закрытую черепно-мозговую травму, сотрясение мозга, многочисленные переломы ребер, ушиб грудной клетки, перелом правого предплечья, разрыв печени и мочевого пузыря. От полученных ран Ласло Коломпаров скончался в больнице ночью 15 января нынешнего года...

По версии милиции, 39-летний Ласло вместе со своей женой сам (!) принял предложение оперативников зайти на беседу в Лозовской горотдел милиции — милиционеры подозревали его в сбыте наркотиков. По версии правоохранителей, зайдя в кабинет на 4-м этаже, мужчина «по непонятным, по оценке руководства ГУМВД, причинам»  якобы бросился к окну, отодвинул жалюзи, выбил стекло и выпрыгнул. Но семья покойного утверждает, что Ласло вместе с женой и маленькой дочерью привезли в милицию насильно. По словам родных, правоохранители пытали отца и мать на глазах ребенка. Поняв, что мужчина после побоев может не выжить, его выбросили в окно, уверены родственники несчастного.

Чего стоит комментарий «по горячим следам» Андрея Стародубцева, заместителя начальника ГУМВД в Харьковской области: «Сегодня утверждать, что применялись к нему незаконные действия работников милиции, не будем». То есть пригласили человека на беседу в милицию, а он возьми да и выбрось себя из окна без причины. Бред? Нет, циничная позиция милицейского начальства, которое прекрасно понимает, что за садизм, истязания граждан своими подчиненными в первую голову должно отвечать руководство садистов. Вот и приходится — сугубо из шкурных интересов — прикрывать преступления подчиненных, чтобы не вылететь «в трубу» и самим.

А вот родные погибшего Ласло уверены — большинство тяжелых травм он получил прямо в горотделе, когда оперативники его пытали. Братья и мать погибшего уверяют: есть много свидетелей, видевших, как правоохранители увезли Ласло насильно. То, что его били и пытали электротоком, по словам родных погибшего, видели не только жена и маленькая дочка, при которых, собственно, все и случилось, но и другие свидетели. Семья намерена дойти и до международных правозащитных институций, и до высшего украинского руководства, чтобы доказать: Ласло Коломпарова замучили в горотделе, и уже потом, полуживого, выкинули из окна. Сиротами остались четверо детей...

Куда убедительнее слов милицейского начальства — уже на похоронах Ласло — звучали слова Нино Коломпаровой, матери погибшего: «..Здесь полный хаос, здесь беспредел, здесь не милиция, а бандиты».

...Лана — гражданская жена Коломпарова, в тот роковой день в милицию пришла вместе с мужем и дочерью. Вспоминает, с Ласло ее сразу же развели по разным кабинетам и начали допрашивать: когда она последний раз принимала наркотики и не «под кайфом» ли сейчас.

Но когда милиционеры повели женщину по коридору якобы сдавать анализ крови, она увидела, как ее мужа били ногами несколько милиционеров. Лана крикнула дочери, чтоб та бежала к отцу — мол, ожидала, что в присутствии ребенка Ласло не будут бить. Милиционеры девочку выгнали, а женщину хорошо проучили: «Они меня повалили на пол, руки стали выламывать за спиной, они меня в такие места били, что у меня ни одного синяка нет на теле».

А спустя несколько часов, полуживой Ласло упал с 12-метровой высоты фактически под ноги своего отца. Алексей Коломпаров рассказывает — дежурил под участком, как только узнал по телефону от сына, что его милиционеры пригласили на общение. Рассказывает Алексей Коломпаров, отец погибшего Ласло: «Смотрю, человек летит. Но я не знал тогда, что это мой сын, я узнал спустя 30 секунд, я в порыве нервов, стресса начал ругать милицию! Одно хочу сказать — он мне сказал... я говорю, что ты наделал? Тебя били? Он говорит — да... и потерял он сознание. Нет, он говорит еще — мне холодно, я его накрыл курткой своей»...

Пока областная прокуратура проводила проверку действий милиционеров из лозовского горотдела, и обещала разобраться — был ли факт превышения служебных полномочий, приведших к тяжким последствиям, в этом же городском отделе милиции снова человек «выпал» из окна.

 

Очередное падение из милицейского окна. И снова — в Лозовском горотделе

На этот раз с высоты 3 этажа городского отдела милиции в Лозовой выпала женщина. Правоохранители сразу заявили — несчастная пыталась убежать из отдела милиции. Однако родственники пострадавшей уверены — правоохранители над женщиной по-зверски издевались и били.

...36-летнюю Оксану Бондаренко забрали в горотдел на глазах сына и матери в субботу. Родные говорят — правоохранители не представились, не показали ни повестки, ни решения суда. Сказали, что будут разбираться по поводу кражи картофеля. Оксану матери пообещали вернуть домой вечером. Однако когда стемнело, милиционер приехал сам и попросил женщину написать объяснение — мол, ее дочка была пьяна. Где Оксана, матери не ответили. Только на следующее утро Екатерина Николаевна узнала, что ее дочь уже почти сутки находится в реанимации, куда ее доставили в тяжелом состоянии...

По официальной информации милиции, Оксану Бондаренко якобы пригласили в Лозовской горотдел по поручению следователя. Ее подозревали в краже... мешка картошки с проникновением в помещение, сообщают в милиции. С 18 января 2011 года подозреваемая находилась на подписке о невыезде, ее вина в совершении уголовного преступления была полностью доказана. Правоохранители настаивают — подозреваемой было выдвинуто обвинение, и она признала свою вину.

После окончания следственных действий женщина, ссылаясь на естественные нужды, попросилась в туалетную комнату. Там она закрыла дверь, вылезла на подоконник и прыгнула с высоты третьего этажа. Правоохранители настаивали, что после этого она даже пыталась убежать, но сотрудники милиции ее задержали и вызвали «скорую»...

Потом Анна Тарасова, врач-анестезиолог реанимационного отделения ЛЦРБ, сообщила журналистам: «Больная поступила с закрытой тупой травмой живота и органов грудной клетки, множественные переломы ребер слева и сотрясением головного мозга». Мать Оксаны уверяет — ее дочь пытали; она, убегая, пыталась спасти свою жизнь. Об этом ей успела сказать сама дочь, когда она увидела ее перед операцией. Оксана плакала — милиционеры обещали даже убить ее, если она расскажет, что в кабинете следователя над ней издевались...

Оксана Бондаренко дважды меняла показания. Вначале она якобы заявляла, что упала в подвале. Но работникам прокуратуры женщина уже рассказала совершенно иную версию — мол, в окно выпрыгнула добровольно и по собственной инициативе, поскольку испугалась, что после допросов ее могут арестовать. Эту же версию О.Бондаренко рассказала в своем первом и последнем интервью.

А вот Екатерина Агеева, мать Оксаны Бондаренко, утверждает: ей милиционеры рассказывали, что ее дочь пыталась покончить с собой в состоянии алкогольного опьянения из-за несчастной любви к своему бывшему мужу, с которым она развелась... 14 лет назад. Позже в деле появилась справка о том, что в крови погибшей был алкоголь...

Но если подозреваемая находилась в состоянии алкогольного опьянения, проводить какие-либо следственные действия с ней милиционеры вообще не имели права. Почему милиционеры позволили задержанной столько находиться безнадзорно (около двух часов!), действительно ли она самостоятельно решила прыгнуть в окно, или это все же случилось под давлением людей в погонах — должна была выяснить прокуратура.

Оксана Бондаренко, как и первая жертва Лозовского горотдела — Ласло Коломпаров, умерла, несмотря на усилия врачей. Как позже заявил первый заместитель прокурора области, по факту инцидента в милиции провели свою служебную проверку, нашли, по их мнению, виновных. И, очевидно, чтобы предупредить привлечение правоохранителей к уголовной ответственности,  — обошлись дисциплинарной. То есть за угробленную человеческую жизнь виновные «расплатились»... выговором.

Пока прокуроры Харьковщины расхлебывают всю эту череду трагических инцидентов (мы же назовем вещи своими именами — убийств, самоубийств и доведений до самоубийств — «УК»), правозащитники настаивают: представители государства в погонах должны либо предоставить неопровержимые доказательства, что ни физического, ни психологического давления на погибших не совершалось, или признать факт пыток. Ведь пытками, по европейской конвенции о правах человека, считается не только физическое влияние, а любое нечеловеческое обращение, в частности, психологические издевательства.

Нельзя не согласиться с Людмилой Клочко (Харьковская правозащитная группа): «Ее могли и не бить. Но что заставило ее выпрыгнуть из окна? Вероятно, ее поставили перед очень серьезной проблемой. Причем, наказание за мешок картошки, даже с проникновением в погреб — оно не такое большое, и не такое страшное, чтобы лишаться жизни. То есть выбор у нее, вероятно, был между очень плохим и смертью, поэтому она решилась на такой поступок».

Психиатры также подтверждают: психически здоровый человек, не будучи под влиянием химических веществ, (а пока так и не доказан факт употребления несчастными Коломпаровым и Бондаренко алкоголя или наркотиков), не может просто так выброситься в окно. Человек должен быть доведен до стрессового состояния, в котором или реально не оценивает риска высоты, или считает суицид единственным выходом.

В милиции тем временем соглашаются: их сотрудники таки могли «перегнуть палку» и напугать задержанных. Каким образом: словами или действиями, и на сколько это превысило рамки закона — до конца расследования не комментируют. Пока все участники чрезвычайных происшествий — от начальника горотдела до оперативников — получили дисциплинарные наказания. Теперь, говорят их руководители, среди всего личного состава проводится разъяснительная работа, что бить нельзя ни одного задержанного, независимо от обвинения и социального статуса.

 

Каждая смерть в милицейских стенах должна стать ЧП государственного масштаба

По статистике Харьковской правозащитной группы, основанной на собственном социальном исследовании, каждые 40 секунд кто-то в Украине попадает под незаконные действия со стороны милиции. Если в 2009 году в райотделах Украины погибло 23 человека, в 2010 — 51, то за 3 месяца текущего года — уж есть 15 милицейских жертв. И это, подчеркивают правозащитники, только публичные сведения. 

Евгений Звенигородский стал третьей с начала года, а всего уже — четвертой (!) жертвой харьковской милиции в этом году. Правда, уголовное дело по погибшей Оксане Бондаренко уже закрыто — в этой ситуации следователь увидел лишь попытку побега, приведшую к гибели подследственной. Да и быстрое возбуждение уголовного «дела Звенигородского» правозащитники связывают с известным заседанием в Генеральной прокуратуре, на котором Генпрокурор Виктор Пшонка дал указание подчиненным обратить строжайшее внимание на пытки в милиции.

Дело Евгения Звенигородского может стать первым в регионе, в котором садистам в погонах и их «отцам»-командирам будет дана должная правовая оценка на высоком уровне. Но вопросом остается — сколько именно милиционеров и в каких званиях понесут наказание по факту пыток в главном облуправлении?

Ведь отлаженные, дружные действия «орлов Саши Лашина» по умерщвлению человека, а затем — и сокрытию следов преступления свидетельствуют о том, что подобная практика — обычная для этой группы лиц. Очередная «банда оборотней»? Можно говорить о «школе Лашина»? Ответ за прокуратурой. Прокурор же города уверяет — правовую оценку прокуратура даст и действиям других сотрудников ГУМВД, которые видели, или могли знать об инциденте — это и дежурная часть управления, и пост, находящийся в фойе, и непосредственно руководитель подразделения. Но для родителей Евгения Звенигородского это уже вторично — они похоронили сына...

И сколько еще жертвенных трупов в стенах харьковской милиции должно появиться, чтобы за чинимый произвол ответили уже не «шестерки» в сержантских и лейтенантских погонах, а их беспринципные покровители в начальственных креслах?

Автор: Тимур Карадубов, Харьков; специально для «УК»

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори