пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"201117
19.06.2011
джерело:
По материалам общества "Мемориал" и Фонда Петра Григоренко

Елена Георгиевна Боннер (15 февраля 1923 г. – 18 июня 2011 г.)

   

Елена Георгиевнаврач-педиатр, литератор, общественный деятель. Член Московской Хельсинкской группы, основатель Фонда помощи детям политзаключенным. Имя Боннер стало всемирно известным в связи с ее участием в общественной деятельности Андрея САХАРОВА. Однако и собственный вклад Боннер в правозащитную активность 1970-1980-х достаточно велик.

Она родилась 15 февраля 1923 г. в городе Мерв (ныне Мары) в Туркмении в семье Геворка Саркисовича Алиханяна и Руфи Григорьевны Боннер. Отец – видный участник революционного движения в Закавказье. С 1917 – большевик; в 1921 – первый секретарь ЦК компартии Армении. Затем работал на различных партийных должностях в Ленинграде и Москве. С начала 1930-х – заведующий отделом кадров Коминтерна и член его Исполкома. В 1937 арестован и в 1938 расстрелян по приговору закрытого судебного заседания выездной сессии военной коллегии Верховного суда СССР, а мать осуждена на восемь лет лагерей. В 1954 году ее родители были реабилитированы.

После ареста родителей Боннер переехала в Ленинград к бабушке, окончила там школу, в 1940 поступила в Ленинградский педагогический институт на факультет русского языка и литературы. В 1941 пошла добровольцем на фронт, работала медсестрой в санитарных поездах; была дважды ранена. Демобилизовалась по инвалидности в августе 1945.

В 1947 поступила в 1-й Ленинградский мединститут. В марте 1953 на комсомольском собрании отказалась участвовать в осуждении «врачей-убийц»; от отчисления Боннер спасли смерть Сталина и прекращение «дела врачей». После окончания института работала участковым врачом, педиатром в родильном доме, преподавала в медицинском училище.

Работу по специальности сочетала с литературной деятельностью. Очерки Боннер печатались в журналах «Нева», «Юность», в «Литературной газете». Работала редактором Ленинградского отделения Медгиза, внештатным консультантом в литературной консультации Союза писателей. Участвовала в составлении сборника «Актеры, погибшие на фронтах Великой Отечественной войны»; была одним из редакторов-составителей книги друга своей юности, погибшего на фронте поэта Всеволода Багрицкого «Дневники, письма, стихи» (Москва, «Советский писатель», 1964).

Член ВЛКСМ с 1938 г., все годы службы на военно-санитарном поезде – комсорг, в институте – профорг курса. После ХХII съезда решила вступить в КПСС, с 1964 г. – кандидат, с 1965 г. – член КПСС. После осени 1968 г. сочла свой шаг неправильным и в 1972 г. в связи со своими убеждениями вышла из КПСС.

Во второй половине 1960-х знакомый Боннер, бывший политзаключенный Ф.Красавин вводит в круг ее друзей своего приятеля по мордовским политическим лагерям Эдуарда КУЗНЕЦОВА. Вслед за ним в доме Боннер появляются Валерий ЧАЛИДЗЕ и другие диссиденты. В качестве «родственницы» КУЗНЕЦОВА, вновь арестованного в 1970, Боннер присутствовала на суде («самолетный процесс»), вела запись судебного заседания, добилась свидания с ним – сначала в следственном изоляторе, а потом в лагере. Позднее, в 1973, когда КГБ расследовал обстоятельства передачи на Запад «Дневников» КУЗНЕЦОВА, Боннер выступила с заявлением, в котором взяла ответственность за передачу «Дневников» на себя.

В доме В.ЧАЛИДЗЕ Боннер знакомится с Андреем САХАРОВЫМ; в октябре 1970 они вновь встречаются в Калуге во время судебного процесса над Револьтом ПИМЕНОВЫМ и Борисом ВАЙЛЕМ. В 1971 она становится женой А.САХАРОВА.

Имеет двоих детей – дочь Татьяна (1950 г.р.) и сын Алексей (1956 г.р.) С их отцом, Семеновым Иваном Васильевичем, в разводе с 1965 г.

Боннер – активный участник правозащитных кампаний 1972-1976. Ее подпись стоит под многими петициями в защиту преследуемых, а также под коллективными документами более общего характера: например, под обращениями «О политической амнистии», «Об отмене смертной казни» (1973), «Московским обращением» (1974). Она сопровождала А.САХАРОВА в его поездке в Омск, где они пытались попасть на суд над Мустафой ДЖЕМИЛЕВЫМ (1976).

Общественная активность Боннер этим не ограничивается. Так, Сахаровы организовали тайную отправку за рубеж ряда литературных произведений Александра ГАЛИЧА, Владимира МАКСИМОВА, рукописи романа Василия Гроссмана «Жизнь и судьба», арестованного КГБ в начале 1961. Боннер принимала активное участие в организации и проведении многочисленных пресс-конференций для иностранных журналистов в доме Сахаровых, в частности – пресс-конференции 30.10.1974, где было объявлено об учреждении заключенными Дубравлага и пермских политических лагерей Дня политзаключенного в СССР.

Боннер принадлежит идея создания Фонда помощи детям политических заключенных (сентябрь 1974; позднее слился с Фондом помощи политическим заключенным и их семьям), куда А.САХАРОВ передал премию, присужденную ему во Франции за заслуги в гуманитарной области (премия Чино дель Дуко).

 В 1975 Боннер было позволено выехать за границу для лечения. В октябре, когда стало известно о присуждении А.САХАРОВУ Нобелевской премии мира, она находилась в Италии. По доверенности мужа представляла его в Осло на церемонии вручения премии.

В мае 1976 Боннер вошла в состав Московской Хельсинкской группы (МХГ). Членство в МХГ не было для нее формальностью: она принимала активное участие в организации работы и составлении многих документов. Из числа членов-основателей МХГ Боннер была единственной, кто к моменту самороспуска группы 6.09.1982 оставался на свободе и притом не в эмиграции.

В январе 1980 последовала за А.САХАРОВЫМ в горьковскую ссылку. В течение 4 лет была почти единственным звеном, связывающим А.САХАРОВА с внешним миром: она доставляла в Москву и передавала за рубеж его статьи, заявления и письма.

2.05.1984 Боннер была задержана в горьковском аэропорту. Ей предъявили обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ст.1901 УК РСФСР. После обыска и допроса Б., однако, не арестовали, а отпустили под подписку о невыезде. Боннер инкриминировались ее интервью и выступления за рубежом, а также два из подписанных ею документов МХГ. 10.08.1984 Горьковский областной суд приговорил Боннер к 5 годам ссылки; местом отбывания наказания был назначен г. Горький. Таким образом связь Сахаровых с внешним миром была практически прервана.

Еще до горьковской ссылки Боннер стала объектом беспрецедентной по своему размаху и ожесточенности кампании, направленной на ее дискредитацию. Она принимала самые разные формы: от анонимных писем, порочащих ее репутацию, до газетных и журнальных статей и брошюр, издававшихся многомиллионными тиражами. Боннер описывали как женщину с темным прошлым, которая, с корыстными целями выйдя замуж за академика А.САХАРОВА, постоянно заставляет его, едва ли не силой, выступать с антисоветскими заявлениями, как агента иностранных разведок и международного сионизма, приставленного к А.САХАРОВУ и т.д. Эта кампания достигла своей кульминации в 1983 в статьях сотрудника Института США и Канады доктора исторических наук Н.Яковлева в журналах «Смена» и «Человек и закон», а также в брошюре того же автора «ЦРУ против СССР», значительная часть которой посвящена «разоблачению» Боннер. Вероятно, клевета против нее была не просто частью общей травли диссидентов, но и попыткой предложить населению приемлемое объяснение «феномена А.САХАРОВА». Сам А.САХАРОВ в своих «Воспоминаниях» высказывает предположение, что авторы мифа о «злом гении ученого» в конце концов сами в него поверили (по крайней мере, в записках КГБ в ЦК КПСС «негативное» влияние Боннер на мужа постоянно подчеркивалось).

В сентябре 1983 Боннер подала в суд на Яковлева за клевету; суд, однако, отказался принять дело к рассмотрению.

С момента активного включения Боннер в правозащитную деятельность к ней применялись и «обычные» средства давления: многочисленные обыски, задержания, допросы, «предупреждения». Кроме того, ее (и вместе с ней А.САХАРОВА) постоянно шантажировали судьбой ее детей от первого брака. Дочь, Татьяна Семенова-Янкелевич, и сын, Алексей Семенов, были в разное время под надуманными предлогами исключены из ВУЗов; зять, Ефрем Янкелевич, – уволен с работы. В 1977–1978 все они вынуждены были эмигрировать. Невесте А.Семенова, Елизавете Алексеевой, было отказано в разрешении выехать к нему, что послужило причиной первой голодовки супругов Сахаровых в Горьком (22.11–09.12.1981). Голодовка увенчалась успехом: Е.Алексееву выпустили в США.

Тем не менее, Боннер была, по-видимому, единственным диссидентом, которому неоднократно (в 1975, 1977, 1979 и 1985–1986) удавалось выезжать за границу и возвращаться обратно. Несомненно, это было связано со специфическим  положением ее мужа: А.САХАРОВ рассматривался как «носитель важных военных секретов», и потому власти не решались ни отпустить его в зарубежную поездку, ни выдворить насильно. Если бы Боннер лишили гражданства во время одной из ее поездок, «проблема Сахаровых» стала бы неразрешимой. В то же время всемирная известность А.САХАРОВА не позволяла отказать его жене в выезде для лечения. Однако, получение разрешения каждый раз было сопряжено со все более возрастающими трудностями. Последней поездки удалось добиться лишь тремя длительными (май–сентябрь 1984, апрель–июль и июль–октябрь 1985) голодовками А.САХАРОВА. Действие приговора было приостановлено, и Боннер вылетела в США, где ей пришлось перенести тяжелую операцию на сердце.

Во время этой поездки была написана ее первая мемуарная книга – «Постскриптум», своеобразное продолжение сахаровских «Воспоминаний», охватывающее события 1983–1986. Мемуарные книги А.САХАРОВА и Боннер образуют единую мемуарную трилогию о горьковской ссылке и перестроечных годах.

Вернувшись вместе с мужем в Москву в декабре 1986, Боннер активно включается в общественно-политическую жизнь перестроечной эпохи. В 1988 она становится одним из основателей клуба «Московская трибуна» – одного из неформальных интеллектуальных центров демократически настроенной интеллигенции. Вместе с А.САХАРОВЫМ  выдвигает ряд инициатив по разрешению армяно-азербайджанского конфликта.

После смерти А.САХАРОВА 14.12.1989 Боннер уделяет особое внимание сохранению его творческого и нравственного наследия. Под ее руководством 21–25.05.1991 состоялся 1 Международный конгресс памяти А.САХАРОВА «Мир, прогресс, права человека». Ею созданы Фонд, Архив и Музей имени А.Д. Сахарова в Москве.

Продолжает заниматься правозащитной и общественно-политической деятельностью. Присоединилась к защитникам Белого дома в августе 1991. Безоговорочно поддержала Президента РФ Б.Ельцина в его действиях по разгону Съезда народных депутатов РФ в сентябре-октябре 1993. В декабре 1994 вышла из состава Комиссии по правам человека при Президенте РФ в знак протеста против военных действий в Чечне. Активный защитник права на самоопределение армян Нагорного Карабаха, чеченцев, иракских и турецких курдов.

Член Совета директоров международной лиги прав человека при ООН, принимает участие в конференциях ООН по правам человека (Вена), сессиях Комиссии ООН по правам человека (Женева).

С 1997 г. член Инициативной группы “Общее действие”, созданной участниками демократического движения 60-70-х годов и представителями активно действующих правозащитных организаций.

Имеет звание почетного доктора права ряда американских и европейских университетов, премии и награды ряда общественных правозащитных организаций, а также одну российскую, от Международного Пресс-центра и Клуба Москва – награду “За свободу Прессы” за 1993 г.

Автор книги “Постскриптум. Книга о горьковской ссылке” (1988 г., издана на многих языках, в т.ч. русском – М., изд-во СП “Интербук”, 1990 г.), “Звонит колокол… Год без Андрея Сахарова” (М., изд-во ПИК, 1991 г.), “Дочки-матери” (1991 г., издана на многих языках, в т.ч. на русском – М., 1994 г., издательская группа “Прогресс”), “Вольная заметка к родословной Андрея Сахарова” (М., изд-во “Права человека”, 1996 г.).

Автор многих публицистических материалов в российской и зарубежной прессе. Елена Георгиевна не являлась членом ни одной политической партии, и всегда высказывала только собственное мнение.

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори