пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"201120
25.07.2011 | Тони Хэлпин (Tony Halpin)
джерело: inosmi.ru

Дорога на костях сталинских жертв, которая вела в земной ад

   

Более 12 миллионов «врагов народа» умерли в страшных лагерях российского ГУЛага. Многие из них похоронены в основании той самой автотрассы, которую их заставляли строить. Дорога к центру сталинского царства террора оказалась долгой и мучительной. Но вот за маленькой группой деревьев показался лагерь.

Именно здесь содержали жертв сталинских репрессий, которые как рабы трудились и умирали на строительстве печально известного Колымского тракта, который называют дорогой на костях, и который соединяет Хандыгу с портовым городом Магаданом на крайнем северо-востоке России.

Посреди кишащего комарами и хлюпающего болота, в удушающей летней жаре недалеко от построенной заключенными горной дороги стоит деревянный барак, почерневший от более чем полувекового забвения. Крыша барака частично обвалилась, стены покосились от времени. Но небольшая лачуга дает яркое представление о трагической истории этого отдаленного края, где в исправительно-трудовых лагерях в условиях невообразимых трудностей и лишений жили тысячи заключенных, или зеков.

На оконной раме до сих пор висит решетка, за которой томились сталинские «враги народа». Небольшая печка в помещении говорит о том, как заключенные пытались пережить страшно холодные зимы. Об этом же свидетельствуют лохмотья, жалко торчащие из дыр вокруг дверного косяка. Ровный забор из колючей проволоки ведет к воротам, которые служили входом в преисподнюю для тех, кто туда попадал. Многие так там и остались навеки, но могил, увековечивающих их память, нет. Тех, кого каждую ночь расстреливала охрана, или кто просто умирал от истощения, голода и холода, хоронили прямо под дорожным полотном по мере строительства трассы. Люди стали фундаментом для этой дороги на костях длиной в 1600 километров. Удаленность лагеря, а также живущие в этой глуши медведи уничтожали всякую надежду на побег.

Это настоящее потрясение – обнаружить доказательства существования лагерей спустя многие десятилетия после смерти диктатора в 1953 году. Страшное наследие той эпохи продолжает разделять Россию, где многие люди до сих пор почитают Сталина как человека, приведшего их к победе над фашистской Германией во Второй мировой войне, и где в соответствии со старой поговоркой половина людей сидела, а другая половина их охраняла.

Большая часть лагерей вдоль этой дороги от главного шоссе до поселка Тополиное, что в 225 километрах от Хандыги, была закрыта в середине 1950-х годов, поскольку новый советский руководитель Никита Хрущев пытался покончить с деспотией, породившей культ личности Сталина. Другие были вычеркнуты из исторической памяти людьми, собиравшими дрова. Даже сегодня, чтобы попасть в лагерь, надо совершить настоящий марафон. Из Якутска (это столица региона, находящаяся в шести часовых поясах восточнее Москвы) до Хандыги 12 часов езды на машине и пароме. Хандыга своим существованием обязана ГУЛагу: поселок появился в 1939 году, когда здесь открылись первые лагеря. Сегодня Хандыга – это обветшалый поселок в состоянии упадка, не желающий вспоминать о своем прошлом. Там нет памятника жертвам ГУЛага, а частный музей недавно закрылся. По словам местного учителя истории Альбины Николаевой, по «дороге на костях» в лагеря прошло около 800 тысяч человек. Трасса строилась для того, чтобы пролетарское государство могло добывать в этом регионе золото. А добывалось оно также трудом рабов.

«Сначала планировали строительство железной дороги, но потом началась война, и было решено построить шоссе. Работы начались в 1941 году, а к 1943 году уже было пройдено 735 километров», – рассказывает 57-летняя Николаева.

«Сначала там были в основном политические заключенные, но во время войны к ним добавили тех, кто оказался на оккупированных немцами территориях. Были крестьяне, выступавшие против сталинской программы коллективизации из-за своих личных хозяйств, а также люди, совершившие преступления – тогда можно было получить десять лет лагерного срока, просто что-нибудь украв».

«Лагеря называли по километровым столбам, у которых они находились. Людям, работавшим на строительстве дороги, было немного легче, чем тем, кто трудился на рудниках – те умирали в огромных количествах».

«Летом здесь бывает до 40 градусов жары, а зимой до минус 60. Трудились они по 15 часов в день, питались только кашей и хлебом, жили в лагерях, вокруг которых стояли болота. Санитарные условия были ужасные».

Многие заключенные с закрытием лагерей были реабилитированы и уехали из этих мест, а остальные остались в Хандыге. «Большинство из них прожило недолго, потому что жизнь в лагерях была очень тяжелой. Но между ними и их бывшими охранниками никогда не возникало ничего дурного», – вспоминает Николаева.

В 60 километрах к востоку от Хандыги есть поворот на Тополиное, где находилось не менее полудюжины лагерей, в том числе, один женский. Впереди меня ждала семичасовая тряска на внедорожнике, десять переправ через реки и 150 километров ухабистой колеи, поскольку я решил добраться до этих лагерей.

В 2008 году был наведен новый мост через реку Менкуле, который заменил старый, построенный зеками в 1951 году. Рядом установлен крест в память о «российских мостостроителях 1937–2008 годов». И никаких упоминаний о лагерях.

Вернувшись на колымскую трассу, я попал в поселок Теплый Ключ. Там есть крошечный музей в память о лагерях ГУЛага. На карте видно, как расширялось строительство лагерей при Сталине. Если в 1930 году там было 6000 заключенных, то к моменту его смерти в лагерях содержалось уже 12 миллионов человек. Заключенные построили Теплый Ключ и его крошечный аэродром, которым в годы Второй мировой войны пользовались американцы, поставлявшие российской армии самолеты.

«Магаданская трасса это крупнейшее в мире кладбище, – говорит хранительница музея Надежда Наерханова.– На этой дороге каждый день умирали не менее 25 человек, и о большинстве из них никто ничего не знает. На поверхность постоянно вылезают кости. Мы стараемся сохранить память об этих людях».

Это очень важно, поскольку только в этом районе находилось более ста лагерей.

«Это был какой-то гигантский людской поток, ленточный конвейер, в котором были даже 12-летние дети. Мой дед работал охранником в одном из лагерей, но говорить об этом он не любил. Он только рассказывал, что это были серые, ужасные места, где люди постоянно голодали и мучились от холода».

Жизнь зеков

«Каждый раз, когда приносили баланду … всем хотелось кричать и плакать. Мы были готовы кричать от страха, потому что суп мог оказаться водянистым. А когда случалось чудо, и баланда оказывалась густой, мы не могли в это поверить, и старались есть ее как можно медленнее. Но даже с густым супом в желудке оставалась сосущая боль, потому что голодали мы слишком долго. Все человеческие эмоции – любовь, дружба, зависть, забота о товарищах, сострадание, жажда славы, честность – покидали нас вместе с плотью, которая вытаивала из наших тел», – писал об этом в своих «Колымских рассказах» Варлам Шаламов.

«А Колыма была – самый крупный и знаменитый остров, полюс лютости этой удивительной страны ГУЛаг … почти невидимой, почти неосязаемой страны, которую и населял народ зэков», – так писал об этих краях Александр Солженицын в своей книге «Архипелаг ГУЛаг».

Материальные и физические следы сталинского террора, может, и стёрлись по прошествии времени, но советский диктатор продолжает как призрак преследовать россиян. Этой осенью президенту Медведеву предстоит сделать важный выбор: утверждать или нет всестороннюю программу «десталинизации», рекомендованную его комиссией по правам человека в качестве решительного разрыва с эпохой репрессий.

Самое поразительное требование этой комиссии заключается в том, чтобы захоронить тело основателя советского государства Владимира Ленина. Однако её призыв создать полный отчёт о жертвах сталинского режима гораздо более взрывоопасен. Комиссия хочет, чтобы в качестве «проявления подлинного патриотизма» в каждом городе им были воздвигнуты памятники, чтобы были открыты государственные архивы, позволяющие «до мельчайших деталей задокументировать места массовых захоронений».

Комиссия пришла к выводу, что россияне должны «прекратить прятать от себя самих страшную правду о преступлениях, совершавшихся в нашей стране».

Назвать виновных и восстановить имена невинных жертв – это будет болезненный и в то же время очистительный процесс для общества, которое никогда в полной мере не обращалось к своему прошлому.

Медведев осуждает сталинские преступления намного решительнее, чем его предшественник Владимир Путин, ныне занимающий пост премьер-министра. Его первый президентский срок может вызвать полное разочарование, если он не выполнит своё решение по десталинизации до того, как уступит свое место в Кремле Путину. Но второй президентский срок Медведева, подкрепленный его смелой инициативой о десталинизации, превратит его в настоящего лидера «московской весны», которая сможет, наконец, вывести Россию из тени тирана.

“The Times”: Road of Bones that led to hell on earth for Stalin’s victims.

© ИноСМИ.ru 2000–2009

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори