пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"201122
07.08.2011 | Аркадий Бущенко, адвокат
джерело: hr-lawyers.org

Выйдет ли наше правосудие из вегетативного состояния?

Схожі повідомлення

Я прошу вибачення

Управління Міністерства внутрішніх справ України в Херсонській області подало судовий позов проти Алли Тютюнник, Голови Херсонського обласного фонду милосердя та здоров’я та члена правління Української Гельсінської спілки з прав людини, а також громадсько-політичного незалежного тижневика „Вгору", що видається правозахисниками, про захист ділової репутації, спростування недостовірних відомостей та стягнення моральної шкоди

Безпам’ятство за етнічною ознакою

Марш-бросок со дна ада

"Мамо, мене тут кончають"

Конкурс для журналістів на здобуття польсько-української премії

Конституційна реформа 2004 року і права людини

Районна газета “Край”. Городенка, Івано-Франківська область — проблеми роздержавлення преси

Науковий коментар обставин прийняття і змісту Закону України «Про внесення змін до Кримінального кодексу України»

Наказ про відміну Наказу управління освіти Святошинської районної у м. Києві державної адміністрації «Про призначення відповідальних за надання інформації» і Коментар «ПЛ»

   

Юридическая практика в Украине, как показывает опыт, - это постоянная борьба с ментальной энтропией системы правосудия. Большинство проблем, с которыми каждый день приходится сталкиваться юристу, далеко не правового характера. Скорее это либо издержки общего развития деятелей правосудия, или отсутствие самых начал образованности у выпускников юридических вузов или проблемы, которые подвластны только специалистам по психиатрии и для исследования которых у юриста нет адекватных инструментов.

Дело Юлии Тимошенко, Юрия Луценко и десятков других дел «папередников»[1], в принципе, ничем не отличается от десятков тысяч уголовных дел, которые рассматриваются в стране ежечасно. Просто, в силу разных факторов, в этих делах хронические болезни нашего уголовного правосудия перешли в обострение. Это очень тревожное состояние, после которого пациент либо умирает, либо выздоравливает.

Что это за хронические болезни:

очень смутное представление у представителей обвинения о составе преступления, если, конечно, речь не идет о тривиальных преступлениях, да и в них допускаются бесконечные ошибки;

высшая степень непонимания роли защиты в установлении истины и ступор системы при малейшей активности защиты;

использование заключения под стражу при малейшем раздражении или других вегетативных реакциях системы;

отсутствие каких-либо навыков анализировать доказательства и отличать кучу мусора от совокупности доказательств;

невротические фиксации на внешних признаках уважения к системе при полном пренебрежении к правосудию: знаменитые нормативы по приседанию в зале суда и пр.;

отсутствие здравого смысла и чувства юмора почти у всех представителей системы;

дремучесть представлений о должной процедуре (приседания сюда не входят) и справедливости.

Я специально не говорю о коррупции, поскольку она следствие, а не причина этой болезни правосудия.

Я не понимаю, если, конечно, исключить всякие медицинские истолкования, почему наша судебная система с энергией, достойной лучшего применения, наступает на одни и те же грабли.

Я не могу понять, как судья не может за несколько месяцев понять, что держать человека в тюрьме только потому, что он не признает вину, – это дикость и тупость. Ладно, судья не знал этого, когда его назначали на должность; пусть он этого не знал, когда заключал Юрия Луценко под стражу. Но с тех пор уже столько об этом сказано, что любой человек, научившийся складывать буквы в слова, мог бы понять, что это дикость и тупость.

Возможно, что если бы один судья это понял, он бы смог объяснить другому судье, что заключать человека под стражу за нарушение порядка при рассмотрении дела – это тоже дикость и тупость. Может быть этот другой судья сдержал бы свои вегетативные реакции и перевел бы вопрос все таки в ментальную плоскость, то есть начал бы анализировать право, включил бы логику и принял бы решение, основанное на доводах разума, а не на инстинктах.

Кто в процессе Юлии Тимошенко препятствует установлению истины? Ответ зависит от того, как определять установление истины в процессе. Современное правосудие считает, что истина устанавливает в ходе состязания сторон в процессе, в котором сторонам предоставлены равные и адекватные возможности представить свои позиции. Если одна сторона лишается такой возможности, – это называется нарушением состязательности; в технических терминах это означает, что инструмент, с помощью которого устанавливается истина, приходит в негодность, поэтому результаты работы такого инструмента тоже никуда не годятся. Результаты исследований, полученных с помощью негодного инструмента, выбрасываются в корзину, деньги, потраченные на исследования, вылетают в трубу, и исполнители могут распрощаться со своей карьерой исследователя, если представят такие результаты как нечто стоящее.

В этом процессе в течение полутора месяцев защите не дают достаточного времени даже просто прочитать материалы дела. То есть планомерно и намеренно разрушают ту неотъемлемую часть инструмента, с помощью которого, якобы, намереваются установить истину. Когда защита настаивает на том, что нельзя начинать исследования истины, не настроив инструмент, следует вегетативная реакция правосудия, бездумная, бессмысленная и вредная для правосудия.

Я уже говорил, что это просто обострение хроники. Это никакой не новый феномен. Судьи в процессах Юлии Тимошенко и Юрия Луценко просто за очень короткое время показали все те нелепости, которые в «обычных» процессах не так видимы, не так замечаемы прессой и не так обсуждаемы в обществе.

Безусловно, и в этой системе правосудия существуют деятели, которые чудом сберегли здравый смысл и душевное здоровье. Но не они, к сожалению, определяют погоду в нашем правосудии.

[1] © Н.Я.Азаров, 2010

Схожі повідомлення

Я прошу вибачення

Управління Міністерства внутрішніх справ України в Херсонській області подало судовий позов проти Алли Тютюнник, Голови Херсонського обласного фонду милосердя та здоров’я та члена правління Української Гельсінської спілки з прав людини, а також громадсько-політичного незалежного тижневика „Вгору", що видається правозахисниками, про захист ділової репутації, спростування недостовірних відомостей та стягнення моральної шкоди

Безпам’ятство за етнічною ознакою

Марш-бросок со дна ада

"Мамо, мене тут кончають"

Конкурс для журналістів на здобуття польсько-української премії

Конституційна реформа 2004 року і права людини

Районна газета “Край”. Городенка, Івано-Франківська область — проблеми роздержавлення преси

Науковий коментар обставин прийняття і змісту Закону України «Про внесення змін до Кримінального кодексу України»

Наказ про відміну Наказу управління освіти Святошинської районної у м. Києві державної адміністрації «Про призначення відповідальних за надання інформації» і Коментар «ПЛ»

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори