пошук  
версія для друку
26.08.2011 | Олег Ельцов, ТЕМА
джерело: www.tema.in.ua

Деньги на атом

   

Украине следует лет на 40 ввести мораторий на любые высокотехнологичные проекты. Ибо сегодня единственными их результатами станут «распилы» и ЧП. Ну не можем мы реализовать ни одного мало-мальски серьезного проекта. Уже не можем. Для начала следует снизить уровень коррупции, вернуться к хотя бы советскому уровню культуры и производственной дисциплины, и стать немного похожими на государство. Ибо строить АЭС в Гуляйполе дико опасно! Несогласным с этим тезисом рекомендуем ознакомиться, например, с состоянием теплосетей или результатами строительства линии скоростного трамвая в Киеве. Но сейчас речь не о трамвае, а о ядерной энергетике. Вернее – о достройке Хмельницкой АЭС. Еще вернее – об афере ценой в 20 миллиардов долларов. Внимание: каждый украинец, включая немощных и нерожденных (возвращать доведется 15 лет) заплатит за этот проект около 500 долларов!

Где тут политика, а где энергетика?

В любой ядерной затее всегда много политики и подковерной возни. А кроме этого – обязательно много экономики, экологии и безопасности. Планы Украины о достройке двух блоков Хмельницкой АЭС – классический тому пример.

Впервые об участии России в достройке 3 и 4 блоков ХАЭС заговорили весной 2010-го, так сказать в продолжение сделки «газ за Черноморский флот». Договоренность об участии «Росатома» в достройке Хмельницкой АЭС трактовалась как очередное свидетельство сближения Москвы и Киева. 9 июня 2010 года Кабинет министров Украины и правительство РФ подписали соглашение о сотрудничестве в строительстве энергоблоков. 12 января 2011 года Верховная Рада ратифицировала соглашение. В июне нынешнего года была предпринята жалкая попытка денонсировать договор. Инициатива исходила от «Нашей Украины», однако была поддержана аж пятью парламентариями.

Коротко о сути проекта: предполагается установить два реактора российского производства на конструкциях, возведенных еще в 80-х годах минувшего века. Стройку обещался профинансировать «Сбербанк России». Изначально заявленное тело кредита – 4 миллиарда долларов.

Между тем, минуло более года после ратификации, а у проекта не прибавилось конкретики. Более того, он приобрел разношерстную армию противников. УНП и «Свобода» начали кампанию против достройки АЭС, экологи в пух и прах громят проект, украинские ядерщики также высказывают свои возражения, наконец, доходят слухи, что глава «Росатома» Сергей Кириенко заявляет в узком кругу: «ХАЭС достраивать не будем».

К тому же, наметились признаки новой газовой войны между Киевом и Москвой, четко обозначившиеся на встрече Президентов в Сочи. Украина грозит России газовым судом, новой блокадой ЧФ и изгнанием со своего атомного рынка. А Россия Украине – торговыми войнами с ТС и непризнанием ее спорных границ в Керченском проливе и Азовском море.

Так где же тут высокая политика, где демагогия, где трезвый экономический расчет? «ТЕМА» попыталась найти ответы.

Украинская энергетика: не знаешь, за что хвататься

Коротко состояние украинской энергетики можно охарактеризовать двумя основными чертами: гипертрофированная доля электроэнергии, выработанной на АЭС (46%) и предельная степень износа энергоблоков тепловых электростанций – 95%. Многие из них большей частью простаивают (65% уже перешагнули черту физического износа). Средний КПД теплоэлектростанций (30%) на 10% ниже принятых стандартов.

Ситуация на АЭС много лучше: объемы производства стабильные, поскольку обеспечены бесплатным топливом, которое поступало из России в качестве компенсации за переданное Украиной тактическое ядерное оружие. Срок эксплуатации большинства блоков не критичен, однако значительная часть тепломеханического и электротехнического оборудования АЭС нуждается в замене, требуется повышение надежности и безопасности АЭС. Работа атомных станций завязана на поставки тепловыделяющих сборок из России, но с окончанием срока их поставок на компенсационной основе вопрос обеспечения АЭС топливом обостряется.

В мире идут перманентные дискуссии о путях развития энергетики. Традиционные электростанции значительно влияют на окружающую среду, атомные якобы дают самую дешевую энергию, но их эксплуатация чревата новыми чернобылями и фукусимами. Да и насчет дешевизны вырабатываемой электроэнергии – вопрос дискуссионный. Ни один из экспертов не назвал мне истинной себестоимости электроэнергии АЭС. Ее попросту сложно посчитать: сегодня сполна не учитывается утилизация отработанного топлива, а также длительная процедура выведения из строя отслуживших реакторов.

Прожектеры из «Энергоатома»

Единого мнения в отношении атомной энергетики нет. Так, Германия решила вовсе отказаться от АЭС, после аварии на Фукусиме она уже приостановила эксплуатацию семи энергоблоков. Франция напротив, давно сделала ставку на мирный атом и не собирается от него отказываться.

Украина, очевидно, выбрала французский путь, решив увеличить долю атомной энергии к существующим 46%, добавив два реактора-миллионника на Хмельницкой АЭС.

Хорошо это или плохо? Чиновники утверждают, что здорово. Приводим выдержку ответа НАЭК «Энергоатом» на информационный запрос «ТЕМЫ».

«Виходячи з отриманих результатів, зроблений висновок щодо того, що в період до 20202025 рр. Південно-Західна енергосистема надлишкова навіть без урахування введення в експлуатацію енергоблоків № 3, 4 ХАЕС. У цей період передбачається можливість передачі надлишкової електроенергії, виробленої в Південно-Західній енергосистемі, до обєднаної енергосистеми (ОЕС) України по міжсистемних звязках (ВЛ-750, 330 кВ), а також її експорту до Росії, Білорусі, Молдови та країн Європейського Союзу. Таким чином, електроенергія, вироблена енергоблоками № 3, 4 ХАЕС, буде мати ринок збуту.

У довгостроковій перспективі до 2065 р. прогнозується зростання потреб ОЕС України в нових потужностях за наступними причинами:

– за межами 2020 року негативні явища в економіці України та сусідніх країн будуть поборені, темпи росту промисловості та, відповідно, електроспоживання істотно зростуть;

– фізично та морально застарілі генеруючі потужності на теплових електростанціях України та сусідніх країн будуть виведені з експлуатації, що вимагатиме їх компенсації.

З огляду на те, що експлуатація енергоблоків № 3, 4 ХАЕС планується відповідно до 2065, 2066 рр. (проектний строк експлуатації – 50 років), на підставі результатів ТЕО зроблений загальний висновок щодо того, що в довгостроковій перспективі електроенергія, вироблена цими енергоблоками, буде мати досить стабільний і гарантований ринок збуту. При цьому, залежно від реалій вітчизняної економіки, вироблювана енергоблоками електроенергія може перерозподілятися між внутрішнім та зовнішнім ринками».

Эксперты выражают удивление самоуверенностью атомщиков. Кто может спрогнозировать экономическую ситуацию в 2065 году, когда всесильные США неожиданно оказались в «интересном положении» и никто не может предсказать состояния мировой экономики на десятилетие вперед. К тому же, прогнозируемый рост экономики Украины не означает роста потребления энергии. Во всем мире прослеживается четкая тенденция к энергосбережению, потребление падает. К чему планировать будущее страны по экстенсивной схеме?

Увеличение атомной составляющей в «энергетической корзине» за счет выходящих из строя теплоэлектростанций угрожает энергетической независимости страны, ставит нас в зависимость, прежде всего, от РФ – основного поставщика ядерного топлива.

Еще большее желание возразить вызывает утверждение «Энергоатома» о том, что дополнительная энергия, которую будут вырабатывать 3 и 4 блоки ХАЭС «можно перераспределять между внутренним и внешним рынками». В НАЭК наверняка знают, что сегодня два действующих энергоблока ХАЭС задействованы не в полную силу. Причина проста: в регионе наблюдается избыток электроэнергии, а передать ее в другие регионы не представляется возможным: у нас попросту нет ЛЭП достаточной пропускной способности.

В целом же по стране потребности в наращивании мощностей генерации электроэнергии, в том числе атомной – нет. Так, в аномально холодную зиму 2010 года в пик холодов с 16 по 23 февраля 5 из 15 энергоблоков украинских АЭС не работали. Без комментариев.

Теперь по поводу «внешнего рынка». «Дойче велле» цитирует Клаудию Кэмпфэр, немецкого эксперта по ядерной энергетике. Она считает, что нет резонов возлагать надежды на ядерную энергетику. Это – устаревшая технология, которая будет играть роль еще 10–20 лет. Также Кэмпфэр утверждает, что Германия не рассматривает Украину как стратегического поставщика электроэнергии: Европа развивает энергосберегающие технологии – потребность в электроэнергии снижается.

Госпожа Кэмпфэр выражается политкорректно. Переводим на доступный язык: украинская электрика за рубежом не нужна. Что подтверждает статистика: Украина с каждый годом экспортирует все меньше электроэнергии – с 2006 года объемы экспорта снизились втрое.

К тому же, качество нашей энергии отвратительное, а для доведения ее до нужной кондиции потребует многомиллиардных инвестиций – вряд ли это случится в обозримом будущем. Эксперты заявляют, что это – многомиллиардная программа лет на двадцать… Кроме того, напомним: у нас нет передающих мощностей на западные границы, дабы можно было доставить товар покупателю.

Проблема энергосбережения для Украины много актуальней, чем для Европы: наша страна потребляет в 2–3 раза больше электроэнергии на единицу ВВП, чем развитые страны.

И еще: все энергетики заявляют в голос, что электроэнергия – не тот товар, который следует продавать. Ориентация на продажу энергии автоматически превращает Украину в энергетический придаток Европы. Энергия должна быть поставлена на собственные высокотехнологические производства, дабы страна экспортировала готовый товар, а не электрическое «сырье».

Но даже если отбросить все вышесказанное, нам, как не крути, доведется строить новые ЛЭП дабы как-то «потребить» или продать дополнительную электроэнергию, которую начнут вырабатывать 3 и 4 блоки ХАЭС. Ниже приводим экспертные расчеты.

Внимательно вчитайтесь в последнюю строчку. Цена строительства – 27 миллиардов гривен! Это сопоставимо со стоимостью возведения двух энергоблоков ХАЭС. Да, проект касается передачи электроэнергии не только от ХАЭС, но в целом всей украинской электроэнергетики. Тем не менее, без его реализации идея наращивания вырабатывающих мощностей представляется крайне сомнительной. Таких денег – 27 миллиардов – в бюджете нет и не будет, следовательно, потребуются кредиты. Соответственно, сумма возрастет в два с лишним раза. Итого: стоимость возведения двух энергоблоков и необходимых передающих мощностей выльется минимум в 20 миллиардов долларов (как правило, конечная стоимость значительно превышает расчетную).

Даже НАЭК «Энергоатом» в ответе на наш запрос не берется назвать цену проекта до окончательного выяснения стоимости оборудования и проведения торгов. Достаточно заметить, что в течение года подготовки проекта его цена возросла в 2, 5 раза! А ведь строительство еще не началось. Полбеды, если бы «Энергоатом» брал у РФ кредит самостоятельно – провалит проект, пусть сам и рассчитывается с россиянами или объявляет себя банкротом. Ан нет: многомиллиардное заимствование освящено правительством и парламентом – заплатим «при любой погоде» – из госбюджета.

В «Энергоатоме» прекрасно знают обо всем вышесказанном. Однако убеждают: строить надо. Это и понятно – для того энергетики и существуют, чтобы строить и эксплуатировать. Но кто-то же в стране должен считать деньги и руководствоваться не ведомственными, а общегосударственными интересами. Нет таких. Зато есть многочисленное ядерное лобби – как у нас в стране, так и в России: поставщики оборудования и топлива, строители, эксплуатанты… Пока, похоже, повторяется история трубопровода «Одесса–Броды»: сначала строим, потом думаем, как бы построенное использовать…

Казалось бы: такое серьезное дело должно пройти многочисленные этапы согласований. Но в нашей стране это – сущая формальность. Общественные слушания и социологические опросы показывают: население против строительства. Но энергетики утверждают, что все OK. А тем временем объединение «Свобода» и УНП начали целую кампанию против достройки ХАЭС.

ТЭО: главное – ввязаться в строительство

У каждого проекта существует «святая святых» – технико-экономическое обоснование (ТЭО), где мы ожидали найти ответы на все проблемные вопросы. Заметим: без утверждения ТЭО ни одному проекту не дадут «добро». У нас в стране все – чинно-благородно. По сей день идет обсуждение ТЭО в заинтересованных ведомствах. Конечный этап – утверждение проекта Кабинетом министров, пока еще в далекой перспективе.

Свой – альтернативный – анализ ТЭО провели экологи. Они единодушно голосуют «против».

16 общественных организаций обратились к Президенту с просьбой остановить строительство. В частности, один из подписантов – координатор энергетической программы Национального экологического центра Украины (НЭЦУ) Артур Денисенко утверждает: «Действующая Энергетическая стратегия Украины предусматривает строительство 22 атомных реакторов, что несет колосальные угрозы стране… Украина должна пересмотреть свои подходы к развитию энергетической отрасли».

С чем конкретно не согласны экологи:

• Обследование конструкций, возведенных в 80-х годах прошлого века, на которых планируется установка 3 и 4 реакторов ХАЭС, выполнено не в полном объеме. Иначе и быть не может: конструкциям четверть века, все то время они находились в незаконсервированном виде, часть из них – под водой: никто из «обследователей» туда не нырял, чтобы убедиться в сохранности конструкций. Не обследованы на сохранность конструкции, поврежденные при пожаре в 1989 году.

• Для строительства выбран «подозрительный» реактор ВВЕР-1000/В-320. Это новая конструкция, однако, морально устаревшая, в которой не предусмотрены современные требования по безопасности. Эти типы реакторов лишь недавно поставлены в Индию и Китай. Причем, у китайцев еще в процессе монтажа возникла масса претензий. Выбор этого типа реактора для ХАЭС объясняется просто: его «подгоняли» под существующие конструкции, стоимость которых около 200 млн. дол. Планируется интеграция реакторной установки ВВЕР-1000/В-392Б, в то время как начальный проект предполагал установку РУ ВВЕР-1000/В-320. Эти реакторы значительно отличаются как по весу, так и по габаритам. В результате, во имя экономии 200 млн. решено потратить в двадцать раз больше на морально устаревший реактор с сомнительной гарантией безопасности. Существующие конструкции, возведенные четверть века назад, не дают возможности добиться повышенной безопасности реактора, как требуют того сегодняшние требования, основанные на результатах трагедий в Чернобыле и Фукусиме. Активная зона реакторов третьего поколения в случае аварии проваливается в подземную ловушку-уловитель. В конструкции 3 и 4 блоков ХАЭС такие ловушки не предусмотрены в принципе, к тому же у реакторов одинарная, а не двойная оболочка, как это сделано в более современных конструкциях.

• Сегодня специалисты «Росатома», который должен поставить на ХАЭС энергоблоки, не в состоянии обеспечить надлежащее качество работы. Многочисленные нарушения в их деятельности фиксировали даже российские контролирующие органы. Основными причинами нарушений на сооружаемых «Росатомом» АЭС называют: недостаточную квалификацию, слабое знание персоналом норм и правил, нарушения технологического процесса изготовления оборудования. При строительствеТяньваньской АЭС в Китае возникла масса претензий к качеству материалов и оборудования, которое поступало от компании «Росатом». В результате, как правило, оборудование возвращали поставщику, который изготовлял новый экземпляр. Вскоре после запусков реакторов на Тяньваньской АЭС происходили многочисленные остановки блоков «на ремонт». К тому же АЭС произвела электроэнергии на 20% меньше запланированного.

Это не единственный аргумент в пользу более внимательного выбора поставщика. 17 июня 2011 года в ходе строительства Ленинградской АЭС-2 из-за нарушения технологических регламентов произошел обвал стальных конструкций. Согласитесь: для нации, пережившей Чернобыльскую трагедию, есть повод задуматься: что и как мы собираемся строить.

• К тому же, по оценкам экологов, ТЭО проекта грешит откровенными подтасовками. Так, оценка радиационных выбросов в случае так называемой запроектной аварии, занижены минимум в десять раз.

• Не рассмотрен вопрос обращения с отработанным ядерным топливом после окончания срока его хранения на площадке ХАЭС.

• Проект не дает ответа: включено ли в стоимость строительства обращение с отработанным топливом. Но мы знаем: этот вопрос не рассматривался. Значит, не избежать дополнительных и весьма существенных расходов.

• Главная проблема украинской энергетики – нехватка пиковых мощностей. Не вдаваясь в объяснения, констатируем: строительство еще двух реакторов лишь обострит проблему.

Экологи ссылаются на заключение Европейского банка реконструкции и развития, по заданию которого в 1997 году независимая группа экспертов оценила экономическую перспективу достройки второго блока ХАЭС и четвертого РАЭС. Эксперты пришли к выводу, что достройка экономически нецелесообразна. Миллиард долларов, который был истрачен на этот проект, эксперты рекомендовали потратить на повышение энергосбережения и управление потреблением. Эти рекомендации вполне справедливы и к нынешнему проекту.

И еще об экономической целесообразности. Бывший уполномоченный по энергетическим вопросам Президента Богдан Соколовский утверждает, что в сравнении с аналогичными хмельницким реакторами, установленными в Китае, Украине их строительство обойдется втрое дороже!

В свою очередь Президент Киевского энергетического клуба “Q-club” Александр Тодийчук констатирует: «Фундаменты под реакторы прослужат еще 40 лет. Но срок эксплуатации блоков – 60 лет…» Вопрос: кто взял на себя смелость одобрить подобное строительство? И что в итоге приведет к катастрофе: реакторы устаревшей конструкции или фундаменты, чей срок службы истек?

Судите сами: при расчете конструкции под реактор на ХАЭС строители закладывали срок ее эксплуатации в 75 лет. Но с момента постройки уже прошло 25 лет, еще лет пять займет достройка-установка реактора. Остается 45 лет. Но все чаще «Энергоатом» продлевает сроки службы реакторов. А он и без того назван в 60 лет. Не следует забывать и о процедуре выведения из эксплуатации реактора после окончания эксплуатации. Как минимум эта работа занимает 10 лет. На практике – несколько десятилетий.

Так на что нас толкает «Энергоатом» при поддержке Президента, Кабмина и парламента?..

Кому это выгодно?

Специалисты (в большинстве своем, опасаясь оглашать в прессе свои имена) твердят: проект провальный, дорогой, небезопасный, угрожающий новым Чернобылем и ставящий нас в еще большую зависимость от России. В то же время, проекту дали ход и с самых высоких трибун неоднократно заявляли о его начале, что подтверждает ратификация межправительственного соглашения украинским парламентом.

Кто лоббирует достройку ХАЭС? Список лоббистов может быть длинным. Традиционно не хотят отлучаться от ядерного пирога глава парламентского Комитета по вопросам ТЭК Николай Мартыненко и его заместитель Давид Жвания. Впрочем, со сменой власти их влияние на сферу ядерной энергетики упало. По некоторым сведениям, «контролировать процесс» изъявил желание сам Виктор Янукович. Но наблюдатели предполагают, что тот может не знать всех подводных камней проекта. Просто министр энергетики Юрий Бойко смог убедить Президента в стратегической необходимости реализации «проекта века». Сам Бойко, по словам его окружения, в принципе весьма прохладно относится к решению наболевших проблем электроэнергетики. Однако зная давнюю принадлежность министра к группе Фирташа-Могилевича и завязки последних с Россией, можно предположить, что в этой истории присутствует мощное ядерное лобби РФ. Судите сами:

• Россияне предлагают нам строительство двух блоков значительно дороже, чем они построили Китаю.

• Изначально в проекте достройки ХАЭС не идет речь о строительстве современных более безопасных реакторов 3 или 4 поколения. В этом случае Россия однозначно вышла бы из игры: она не сможет конкурировать с европейскими и американскими производителями. У себя россияне не возводят реакторы ВВЕР-1000, полностью сконцентрировавшись на разработке и внедрении реакторов ВВЕР-1200.

• Тот тип реактора, который планируется устанавливать на ХАЭС, предполагает несколько иной тип топлива. Заметим: строительство завода ядерного топлива в Желтых Водах ориентировано на производство иной модификации топлива. Свое топливо мы сможем использовать, но тогда лишимся права предъявлять производителю претензии по качеству и эффективности реакторов.

Впрочем, в последнее время, похоже, даже россияне засомневались в своей выгоде от этого проекта. Начались споры с Украиной вокруг банковского процента за использование кредита (Украина хочет выторговать 5% годовых, россияне предлагают 7, 5%). Да и российские ядерщики в лице главы «Росатома» неофициально уже склоняются к отказу от участия в проекте. Объяснение, очевидно, одно: у российских ядерщиков в последнее время появилось немало проблем с качеством продукции. Да и есть основания говорить о том, что реактор ВВЕР-1000 – конструкция не самая удачная, которая может поставить крест на международном имени российской ядерной энергетики.

Украинские же эксперты заявляют: запуск проекта достройки ХАЭС в том виде, который предлагается сегодня, нанесет сокрушительный удар самой идее развития ядерной энергетики. Возможно, это то единственно полезное, что может принести нам это строительство?..

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори