пошук  
версія для друку
26.09.2011 | Пантелей Панкратов, для ТЕМЫ
джерело: www.tema.in.ua

Обмен валюты по паспорту: маленькие тайны резонансного решения

   

С 23 сентября с. г. Национальный банк ввел в Украине обмен валюты по документам, независимо от суммы. Тем самым НБУ автоматически заподозрил всех, кто сдает или покупает даже один цент, в причастности к отмыванию денег. При этом были нарушены рекомендации FATF и профильный закон № 2258-VI. Одновременно Нацбанк запретил продавать валюту иностранным гражданам, лихо нарушив их права. И позволил неизвестным пока банкам обеспечить население услугой анонимного обмена валюты через банкоматы. Копнув глубже, мы обнаруживаем в теме валютной паспортизации много чего интересного и коррупционного…

Презумпция виновности

Как бы высокопарно это не звучало, но либерализация валютного рынка была одним из первых достижений демократии. Стоит, наверное, напомнить, что за хранение валюты и операции с валютными ценностями в Советском Союзе предусматривались беспрецедентно строгие меры уголовной ответственности: при крупных суммах – до 15 лет лишения свободы или расстрел. Как за убийство при отягчающих обстоятельствах.

Советские граждане, которые работали за границей и зарабатывали там валюту, обязаны были класть ее во Внешторгбанк и получать взамен так называемые чеки для отоваривания в магазинах «Березка» в Москве и «Каштан» в Киеве. Для туристов и загранкомандировочных перевод рублей в деньги страны въезда так же оформляли во Внешторгбанке по специальным справкам.

С тех пор прошло 20 лет. С украинских улиц исчезли менялы и кидалы. Даже в кризис 2008 года ощутимых очередей возле обменных пунктов не наблюдалось. Система работала более-менее цивилизовано. Пока летом этого года в Национальном банке Украины не вспомнили о норме Декрета о системе валютного регулирования, изданного Леонидом Кучмой 25.11.1993 года (№ 3651-XII).

Там в одном из пунктов есть фраза, что банки «мають право від свого імені і за свій рахунок купувати іноземну валюту готівкою у фізичних осіб – резидентів і нерезидентів, а також продавати її фізичним особам – резидентам». О нерезидентах упомянуть, видимо, забыли, поскольку Декрет писался в дикой спешке, буквально на коленке. По другой версии, иностранцев дискриминировали специально, так как в 1993 году долларов не хватало, и позволить вывоз ценной валюты было недопустимо.

Но на практике уже много лет никто не запрещал гражданам других стран сдавать и приобретать валюту. Норма Декрета вроде бы ушла в небытие. Но, как выяснилось, не совсем.

12 августа 2011 года Национальный банк, ссылаясь на сей документ, принимает постановление № 278, которым вносит изменение в Инструкцию «Про порядок організації та здійснення валютно-обмінних операцій на території України», и обязывает банки с 23 сентября 2011 года обменивать любую сумму валюты по паспорту или другому документу, подтверждающему гражданство Украины.

Декрет, Постановление НБУ и Инструкция сообща фактически отменяют нормы закона Украины «О предотвращении и противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма» и вводят свои собственные правила. Ситуация в цивилизованной мировой практике – вопиющая. Я не юрист. Но даже у меня ощущение, что высокооплачиваемые специалисты Национального банка перепились или просто не рассмотрели цифры в статьях законов, на которые они ссылаются. Судите сами.

В частности, Нацбанк, комментируя свое нововведение в официальном сообщении пресс-службы, заявляет: «Согласно ст. 9 Закона Украины «О предотвращении и противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма», субъект первичного финансового мониторинга в соответствии с законодательством обязан на основании представленных официальных документов или заверенных в установленном порядке их копий осуществлять идентификацию клиентов, которые проводят финансовые операции».

Теперь читаем внимательно ст. 9 упомянутого закона.

Стаття 9. Ідентифікація клієнтів, які проводять фінансові операції, та вивчення їх фінансової діяльності

…Суб’єкт первинного фінансового моніторингу відповідно до законодавства зобов’язаний на підставі поданих офіційних документів або засвідчених в установленому порядку їх копій здійснювати ідентифікацію клієнтів, які проводять фінансові операції. Додаткові дані для вивчення клієнта також можуть бути одержані від клієнта, а також з інших джерел, якщо така інформація є публічною (відкритою).

…Ідентифікація та вивчення фінансової діяльності здійснюються у разі:

…встановлення ділових відносин з клієнтами;

…виникнення підозри в тому, що фінансова операція може бути повязана з легалізацією (відмиванням) доходів, одержаних злочинним шляхом, або фінансуванням тероризму;

…проведення фінансової операції, що підлягає фінансовому моніторингу;

…проведення разової фінансової операції без встановлення ділових відносин з клієнтами на суму, що дорівнює чи перевищує суму, визначену частиною першою статті 15 цього Закону.

Обмен денег – это не установление деловых отношений, поскольку мы не подписываем контракт и не собираемся сотрудничать дальше. Разовая финансовая операция на сумму, которая равняется или превышает указанную в статье 15 закона, так же не подходит, ибо эта сумма – составляет… 150 тыс. грн.

Подчеркиваю: согласно ст. 15 закона «О предотвращении и противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма» обязательному финансовому мониторингу подлежит сумма (дальше – цитата) «яка дорівнює чи перевищує 150 000 гривень (для суб’єктів господарювання, які проводять азартні ігри, – 13 000 гривень) або дорівнює чи перевищує суму в іноземній валюті, еквівалентній 150 000 гривень (для суб’єктів господарювання, які проводять азартні ігри, – 13 000 гривень), та має одну або більше таких ознак: 1) переказ грошових коштів на анонімний (номерний) рахунок за кордон і надходження грошових коштів з анонімного (номерного) рахунку з-за кордону, а також переказ коштів на рахунок, відкритий у фінансовій установі в країні, що віднесена Кабінетом Міністрів України до переліку офшорних зон…».

Остается один пункт: «виникнення підозри в тому, що фінансова операція може бути пов’язана з легалізацією (відмиванням) доходів, одержаних злочинним шляхом, або фінансуванням тероризму». Получается, если студентка меняет 50 долларов, которые родители выслали ей на еду и дорогу, она автоматически подозревается в отмывании денег и финансировании терроризма. Если я целый год откладывал от зарплаты понемногу, и хочу поехать отдохнуть за границу – я подозреваюсь в легализации доходов, полученных преступным путем.

Везите коноплю мешками

Авторы постановления (изменения в Инструкцию подписаны Директором Департамента денежно-кредитной политики НБУ, членом правления Еленой Щербаковой) не могут внятно объяснить, почему их новшество противоречит закону, на который ссылается пресс-служба НБУ. Их комментарии на круглом столе «Лиги финансового развития» поражают некомпетентностью.

Вопрос: Зачем требовать паспорт при обмене мелких сумм?

Елена Щербакова: Не обязательно паспорт! Это может быть и военный билет, и удостоверение госслужащего… Есть ряд документов, которыми можно пользоваться. Хотя окончательный список документов, конечно, будут устанавливать наши контролирующие органы. Но говорить только о паспорте – это неправильно.

Вопрос: Смысл этого всего?

Елена Щербакова: Установить резидентность. Если гривну меняет не гражданин Украины, он должен доказывать, откуда ее взял.

Вопрос: С чем связано такое новшество?

Елена Щербакова: Это не новшество. С 1993 года действует Декрет о системе валютного регулирования, который четко говорит о том, что валюто-обменные операции у нас свободны только для резидентов.

Вопрос: Почему тогда раньше Нацбанк не уделял этому должного внимания? Почему не контролировал иностранцев и позволял им свободно менять валюту?

Елена Щербакова не находит ответа. На выручку спешит Александр Дубихвост, директор департамента НБУ по управлению валютным резервом и осуществлению операций на открытом рынке: «Чтобы вели в Украине только легальный бизнес. Он эту гривну заработал? Или ввез сюда мешок наркотиков, продал, и получил деньги?!!».

Понимая, что коллега явно перегнул палку, Щербакова апеллирует к FATF. По ее словам, именно FATF обращал внимание украинских властей, что надо сделать прозрачной сферу валюто-обменных операций. Эта рекомендация была учтена в постановлении НБУ…

Автор, пользуясь дружескими отношениями в Секретариате FATF, поинтересовался у надежного источника, направлялись ли этой организацией какие-либо рекомендации Нацбанку Украины вводить идентификацию личности при обмене валюты, начиная с одного доллара. Но там о таком совете ничего не слышали. Нацбанк, естественно, так же не может показать никаких писем, телеграмм и прочих весточек из Парижа.

Зато представители Нацбанка не удерживаются и выдают «военную тайну»: Елена Щербакова, перечисляя плюсы подписанного ею постановления, говорит о том, что наконец-то, у нас появятся банкоматы для обмена валюты, которых раньше не было. Так может в этом «собака порылась»?

Утром – испуг, вечером – банкоматы

Первый день обмена валюты по паспорту показал, что нашим людям, только дай волю. Несмотря на уверения Нацбанка, что для обмена на сумму до 50 тыс. грн. годятся любые документы, работники валютных киосков упорно требовали исключительно паспорта. И с большим энтузиазмом их ксерили. Не «прокатило» даже удостоверение народного депутата Украины, в чем лично убедился нардеп Сергей Терехин.

Забавно, но, прекрасно зная обо всех безобразиях, Нацбанк не торопится выступать с разъяснениями и отдергивать виновных. Похоже, ему пришлось по душе, что граждан полным ходом закошмарили подобными мерами. И дело не только в страхе перед налоговой, куда передадут данные самых активных обменщиков, чтобы сравнить с легальными доходами. Это, как раз с правовой точки зрения, не может быть доказательством наличия у гражданина теневых доходов. Дело в том, что любой человек, меняющий валюту, испытывает не просто психологический дискомфорт, когда его имя и адрес оказываются в руках работника обменного пункта. Он действительно рискует. Что помешает этим добрым людям, с низкой зарплатой и не всегда высокой ответственностью, сдать мои данные заинтересованным лицам? Причем, не обязательно квартирным ворам.

«Что касается продажи личных данных криминалу, то я не думаю, что здесь будет какая-то существенная динамика, потому что все-таки тот период уже прошел, – высказал мнение на пресс-конференции в Golosua руководитель информационно-аналитического центра FOREX CLUB Николай Ивченко.– Думаю, большая вероятность того, что теневой малый и средний бизнес будет просто обращаться к кассирам коммерческого банка за паспортными данными обычных граждан и проводить операции, например, не через свои паспорта, а через паспорта обычных граждан Украины, которые проводили когда-либо такие операции. Такой прецедент уже был в свое время в Украине, когда были такие недобросовестные, скажем, сотрудники коммерческих банков, работающих в обменниках, которые выдавали за определенное вознаграждение информацию о паспортных данных и проводили какие-то сделки по паспорту других людей. Вот такие сделки теоретически со стороны малого и среднего бизнеса, которые занимаются теневыми схемами, будут…»

Таким образом, любой гражданин, обменявший даже минимальную сумму долларов, может оказаться «заемщиком» банка (т. е. на ксерокопию его паспорта возьмут кредит), или «обменщиком» крупных сумм валюты. Причем, доказать, что его данными воспользовались недобросовестные лица без его ведома, будет крайне сложно.

Естественно, появляется закономерное желание обменять валюту, не оставляя «ключ от квартиры, где деньги лежат» незнакомому работнику обменного киоска. И тут самое время вспомнить о банкоматах, которые способны производить волшебную операцию по скупке валюты, не требуя паспорта, о чем упомянула г-жа Щербакова. В постановлении НБУ № 278 есть замечательный пункт, где сказано:

«Вимоги, установлені цим пунктом щодо подання документів, які посвідчують особу, а також щодо ідентифікації особи під час проведення валютно-обмінних операцій, не поширюються на операції, які здійснюються через банківські автомати самообслуговування (далі – банкомати) банків…»

Мнение, что введение обмена валюты по паспортам как раз связанно с желанием неких банков развить новый вид бизнеса уже высказали ряд финансовых экспертов. В частности на это обратил внимание бывший министр экономики Виктор Суслов. «Все эти требования по идентификации не распространяются на банковские автоматы, которые могут принимать валюту. И еще вводится система скупки валюты, через банкоматы в любых объемах… Возможно, что какие-то банки уже к этому подготовились и что речь идет также о том, что будет развит новый вид бизнеса: скупка валюты через банкоматы», – отметил Суслов.

Какой банк может «наварить» на данном постановлении НБУ, покажет время. На сегодняшний момент самое большое количество банкоматов, которые могут производить валюто-обменные операции (преимущественно, конвертацию по карточным счетам) у «Приватбанка»: доля «валютных» банкоматов от общего количества у него около 7%, так как у других банков от 3% до 1%.

К слову, по неподтвержденным слухам в банковских кругах, одним из теневых идеологов постановления № 278 является руководитель генерального департамента банковского надзора НБУ Алексей Ткаченко. Алексей Александрович до 2005 года был начальником отдела банковского надзора в Днепропетровском управлении НБУ. Потом, по данным газеты «Бизнес», Владимир Стельмах выжил его из НБУ, и тот работал в структурах… «Приватбанка», а в последнее время – в руководстве аэропорта «Борисполь». Откуда вернулся в НБУ. Ткаченко якобы очень дружен с зампредом НБУ Игорем Соркиным и располагает существенным влиянием на 42-летнюю Елену Щербакову. К слову, опять же по неофициальной информации, одним из аргументов, которым г-жа Щербакова сумела склонить главу Нацбанка Сергея Арбузова утвердить на правлении постановление № 278, было утверждение, будто доллары в Украине массово скупают… белорусы. Не имея такой возможности у себя на родине.

Пусть кинет камень, кто сам без греха…

Половина экономики Украины находится в тени. Но размер тени, мягко говоря, различен. Если каждый валютный киоск соберет за месяц, условно говоря, толстую пачку отксеренных паспортов клиентов, кто будет это сравнивать и вычислять теневые доходы в размере 100 долларов за квартал? Тем более что обмен валюты не свидетельствует о наличии или отсутствии доходов.

«В Уголовном кодексе нет статьи, которая запрещает покупать и продавать валюту, как свою, так и других граждан, – говорит юрист Александр Моторный.– Я допускаю, что налоговая служба, уже ваяет какую-то инструкцию об отслеживании расходов на основе обмена валюты. Но, то, что вы продали 1000 долларов и купили 500, имея значительно меньший доход, не означает, что вы меняли собственные деньги. Вы могли сдать доллары начальника, забывшего паспорт дома, или купить доллары для незнакомого вам иностранца, который плакал и умолял об услуге. Наказания за это не предусмотрено…»

Создается впечатление, что опытные конвертаторы переключают внимание профильных служб с крупной «рыбы» на мелочовку. Комментируя меры Нацбанка, Председатель правления ПАО «Укрсоцбанк» UniCredit Борис Тимонькин сказал, что через так называемые торговые операции проходит обналичивание огромных сумм валюты якобы под прикрытием физических лиц. «Вы когда смотрите итоги августа – на 3 млрд. население купило и на 2, 2 млрд.– продало. Вы действительно думаете, что это население на 3 млрд. купило? Смешно. У населения может быть 1 млрд., а 2 млрд.– это фактически серый оборот…»

Оперативный сотрудник УБОП расшифровал намеки Тимонькина, сообщив «Теме», что правоохранительным органам действительно известны несколько физических лиц, на имена которых обменивались колоссальные суммы. «Но мы даже не знаем, бомжи это или нет, нам не дали проверить», – сказал офицер. Он так же добавил, что контроль над так называемыми «конвертами» приобрел централизованный характер. Поэтому информации о выявлении новых подпольных конвертационных центров в последнее время практически нет.

К слову, перерывая информацию прежних лет, мы случайно натолкнулись на новость от 23.10.2007, которая нас заинтересовала. Называется она: «В Донецке накрыли крупный конвертационный центр».

«Отдел Государственной службы по борьбе с экономической преступностью ГУ МВД Украины в Донецкий области накрыл мощный конвертационный центр, в состав которого входило девять человек. „Конверт“ предоставлял услуги предприятиям Донецка и области по переводу средств в наличность через оформление бестоварных операций по покупке-продаже и предоставление услуг. Наложен арест на 50 банковских счетов в КБ „Приватбанк“, АКБ „Автокразбанк“, КБ „Агробанк“, АКБ „Укрсиббанк“, „Фамільний“, „Національний стандарт“, „Укрбизнесбанк“, „Перспектива“, „Южкомбанк“. Все эти банковские учреждения были „в схеме“, использовались преступной группировкой для перевода средств в наличность».

Если кто не знает: главой правления «Укрбизнесбанка» в 2007 году был нынешний председатель НБУ Сергей Арбузов. Нужны комментарии?..

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори