пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"201126
29.09.2011 | Аркадий Бущенко, адвокат, председатель правления УГСПЛ
джерело: hr-lawyers.org

Смотрим в книгу, видим…

   

Cайт «Стратегическая судебная защита» постоянно информирует о некоторых случаях «исполнения» нашими судами решений Европейского суда по правам человека. Совершенно замечательные случаи можно найти в историях Александра Яременко, Дмитрия Шабельника, Станислава Луценко.

И вот новый пример такого «исполнения»: дело Марии Ивановны Бочан.

3 мая 2007 года Европейский суд постановил решение по делу Бочан против Украины. Не будем описывать суть гражданского спора Марии Ивановны, в национальных судах. Скажем одно, спор касался владения домом и земельным участком, что было, как все понимают жизненно важным интересом для человека 1917 года рождения. Обстоятельства этого дела подробно изложены в решении Европейского суда.

Не будем также описывать все перипетии национальных процессов. Закончились они жалобой в Европейский суд и решением Суда о том, что была нарушена статья 6 § 1 Конвенции.

Суд обратил внимание на то, как изменялась подсудность Верховным Судом. А изменялась она действительно очень странно. Нужно помнить, что заявительнице очень много лет и передача дела в другую область создает неимоверные трудности для участия в процессе. Но Верховный Суд почему-то не обосновал решение изменить юрисдикцию, а вместо этого выразил «свою позицию в отношении одного из основных аспектов дела … до осуществления судами нижних инстанций оценки фактов и исследования доказательств» (§ 74 решения). Такое поведение Верховного Суда, по мнению Европейского суда, давало все основания заявителю опасаться, «что судьи ВСУ, включая заместителя Председателя, имели предварительно сформированную позицию в отношении результата рассмотрения дела и что судьи, которым было передано дело, … будут рассматривать дело в соответствии с выводами ВСУ» (там же).

Европейский суд также отметил, что национальные суды не дали никакого ответа на доводы заявительницы в отношении надежности свидетельских показаний и подлинности документов, которые были решающими для исхода дела (§§ 81-84 решения).

В результате Суд решил, что право заявительницы на справедливое судебное разбирательство дела независимым и беспристрастным судом было нарушено (§ 85 решения).

Поскольку Суд установил, что решения постановлены вследствие несправедливого судебного разбирательства, он не стал рассматривать вопрос о нарушении права собственности, считая, что национальные суды, проведя справедливое судебное разбирательство сами решат этот вопрос.

Суд также нашел нарушение права на разумный срок разбирательства.

Получив такое решение Европейского суда, которое очевидно требовало отмены всех судебных решений по этому делу, 14 июня 2007 года Мария Ивановна обратилась с соответствующим ходатайством в Верховный Суд.

Но решение, очевидное для всех, совершенно не было очевидным для гражданской коллегии судей Верховного Суда, которые 14 марта 2008 года  отказали ей в ходатайстве, не посчитав необходимым даже участие заявителя. Вчитаемся в аргументацию Верховного Суда:

«... Решением от 3 мая 2007 года Европейский суд по правам человека объявил жалобы заявителя на несправедливость процесса и нарушение статьи 1 Протокола № 1 приемлемыми, а остальные – неприемлемыми. Было установлено нарушение … статьи 6 § 1 Конвенции. [Суд]постановил, что государство-ответчик должно выплатить заявителю… 2000 евро в отношении нематериального вреда…

… В своем решении Европейский суд по правам человека также … заключил, что жалоба заявителя [на нарушение статьи 14 Конвенции в сочетании со статьей 1 Протокола 1]должна быть отклонена как откровенно необоснованная…»

Все правда. А теперь, (!!!) внимание (!!!):

«… Следовательно, Европейский суд по правам человека пришел к выводу, что решения [национальных]судов были законными и хорошо обоснованными и решил присудить компенсацию заявителю в размере 2000 евро только за нарушение требования «разумного срока» украинскими судами.

Учитывая изложенное, судебные решения по делу не могут быть отменены по основаниям, приведенным в ходатайстве г-жи Бочан».

Вот это да. Проверяем, что сказал Европейский суд в § 85 своего решения:

«Учитывая обстоятельства дела, при которых ВСУ изменил территориальную подсудность, и отсутствие достаточного обоснования в решениях национальных судом, а также рассматривая эти вопросы в совокупности, Суд считает, что право заявительницы на справедливое судебное разбирательство дела независимым и беспристрастным судом в значении статьи 6 § 1 Конвенции было нарушено».

Удивительно, как в ТАКОМ решении Европейского суда, где говорится о беспардонном навязывании Верховным Судом своих предубеждений нижестоящим судам, настолько беспардонном, что это дает основание сомневаться в беспристрастности судов, где сказано, что суды не ответили ни на какие существенные доводы заявителя в ходе национальных процессов, – как можно в таком решении увидеть признание «законности и обоснованности» судебных решений, об отмене которых просила Мария Ивановна.

Как и любой другой разумный человек, Мария Ивановна, видимо, подумала, о том, что произошло недоразумение, канцелярская ошибка. Ведь нельзя же было допустить, что судьи ВСУ не могут сложить буквы в слова, а слова в предложения и извлечь из этих предложений заложенный в них смысл.

8 апреля 2008 года она опять обращается к коллективному разуму Верховного Суда с аналогичным ходатайством, робко намекая на то, что решение от 14 марта 2008 года явилось результатом «неправильного толкования» решения Европейского суда.

Но 5 июня 2008 года судьи гражданской коллегии Верховного Суда подтвердили, что решение от 14 марта 2008 года – не ошибка, а действительно результат мыслительной деятельности коллективного разума Верховного Суда.

Франц Кафка нервно курит в уголочке… Дело по заявлению Марии Ивановны Бочан (№ 22251/08) передано на коммуникацию Правительству Украины.

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори