пошук  
версія для друку
03.06.2011 | Олег Мартыненко

Доступ к публичной информации: версия МВД Украины

Схожі повідомлення

Конституционный порядок федерализации Украины в условиях повышения политической активности

Руководство по определению понятия «политический заключенный»

«Дебилизмом попахивает». Трезвый российский взгляд на Крым

Русский путь: от системы власти к режиму

Обращение к народу Украины

ПРИЗЫВ В АРМИЮ БУДЕТ ОСУЩЕСТВЛЯТЬСЯ В СООТВЕТСТВИИ С НОВЫМ ПРИКАЗОМ МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ УКРАИНЫ

Решение суда про незаконное задержание

Проект Конституции Украины – 2010 (с постатейными комментариями)

Сутенеры в погонах

Информация к Перечню вопросов Комитета ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения или наказания к 5-му периодическому докладу Украины об исполнении Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения или наказания

   

МВД Украины утвердило «Перечень ведомостей, составляющих служебную информацию в системе Министерства внутренних дел». О чем теперь можно спрашивать МВД и какая информация останется закрытой от общественного контроля?

09 июня 2011 г. МВД Украины издало приказ № 309, которым утвердило «Перечень ведомостей, составляющих служебную информацию в системе Министерства внутренних дел». На сайте МВД этот приказ в рубрике «Нормативные акты» отсутствует, но сам перечень размещен в разделе «Доступ к публичной информации»: http://mvs.gov.ua/mvs/control/main/uk/publish/article/625096

Напомним, что вся служебная информация помечается специальным грифом ограничения доступа «Для служебного пользования» и в большинстве своем навсегда становится закрытой как для обычного гражданина, так и для народа Украины в целом.

В первую очередь нужно, конечно, честно похвалить сотрудников МВД, поскольку составление и публикация перечня закрытой информации значительно облегчает работу тех организаций, которые направляют информационные запросы в адрес МВД и занимаются анализом правоохранительной деятельности.

А вот во вторую очередь хочется акцентировать внимание наших законодателей и специалистов Министерства юстиции на тех вопросах, которые возникают при прочтении всего перечня закрытых сведений.

Итак, давайте послушаем вопросы обычного украинца о содержании служебной информации по пунктам:

2.2. «…численность лиц, которые …были объектами оперативно-розыскных дел..» - какую важную тайну охраняет это ограничение? Неужели гражданам нельзя знать, что к примеру, в 2009 г. такими объектами оперативной деятельности было 770 тыс.граждан, а в 2010 г. эта цифра перевалила за 4 млн. или наоборот, упала до 20 тыс.чел.? А как же мы тогда сможем оценить нелегкую, но скрытую работу оперативников?

2.6. тактика и организация «…розыска без вести пропавших детей…» - а разве родителей не касается, что именно будут делать или что должны сделать работники милиции, чтобы найти их ребенка?

10.1.1. «Порядок уничтожения изъятых из незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров, а также оборудования для их изготовления, использование которого в законном обороте признано нецелесообразным» - почему граждане не могут убедиться в том, что такой порядок составлен подробно, качественно и не допускает тех не единичных случаев, когда оперативники вместо уничтожения изъятых наркотиков ими же потом и торгуют?

11.2. «Содержание …. служебной и профессиональной подготовки личного состава подразделений оперативной службы…» - зачем скрывать такую информацию? Ведь и в резолюции № 690 (1979 г.) Парламентской ассамблеи Совета Европы "Декларация о полиции" четко указано: «Процесс общей подготовки сотрудников должен быть максимально от¬крытым для общества» (ст.27). Вряд ли подлежит сомнению, что граждане Украины должны быть уверены в том, что наши оперативные уполномоченные учатся и первую медицинскую помощь оказывать, и права человека не нарушать, и служебную этику соблюдать. Равно как и знать, обучают ли оперативников правильно применять огнестрельное оружие, изучают ли сотрудники новые законы и нормативные акты, умеют ли пользоваться специальной (и потому дорогой) техникой.

11.3. «Анализ состояния и причин суицидальной активности в органах внутренних дел Украины…» - очень проблематичный и спорный пункт. Представьте только себе следующую сцену разговора между хозяином и своим мажордомом:

- А что, Степан, слуги у нас вешаются или как?

- Да по-всякому бывает, барин. Случается, что и вешаются, и стреляются. Но Вы за то не беспокойтесь, мы все уладим

- А от чего ж они такое над собой вытворяют? – недоумевает хозяин. - Может, живут плохо или нуждаются в чем? А может, ты с ними чересчур суров?

- Дык это, барин, извините, Вам знать никак нельзя. Это только промеж нас, слуг, про такое говорится.

- В своем ли уме ты, Степан?! – гневно супит брови барин. – Это как это мне, да и знать нельзя?!

- Да вот так-с, барин, никак нельзя. Я и распоряженьице вот выдал. В нем все и прописал – что Вам положено знать в своем доме, а что, извините, для Вас того, служебная информация…

«Бред!» - скажет любой читатель и будет прав. Потому что не может хозяин (народ Украины) не иметь доступа к информации о том, как часто и почему наемные рабочие (государственные служащие, работники милиции) сводят счеты с жизнью. Если мои оппоненты скажут, что такую закрытую информацию контролируют и анализируют специально уполномоченные компетентные органы (Генпрокуратура, Минздрав, Кабинет Министров и т.д.), то это не меняет принципиальной сути вещей – слуги контролируют слуг, не допуская к этому процессу хозяина. И тогда возникает вопрос – а кто, собственно, в доме хозяин?

11.4. «Анализ состояния социально-психологического климата в коллективах органов внутренних дел Украины и причин, влияющих на социально-психологический климат» - помимо аргументов, изложенных выше, хочется добавить, что сотрудники милиции не живут изолированно от нас. И их семьям вовсе не безразлично, что происходит на работе с их близкими – надежный ли там коллектив, хорошая ли атмосфера, справедливый ли начальник. Все это они узнают и так, получая информацию от самих работников милиции. Но в дополнение к этому гражданам Украины нужно еще и видеть, что забота о правоохранителях является отдельным направлением работы государственного аппарата. А как это можно увидеть и тем более, оценить, если информация скрыта за грифом «Для служебного пользования»?

11.6. «Информация о результатах … психодиагностики с целью выявления у работников ОВД Украины состояний эмоционально-психологической напряженности, переутомления, иных негативных психологических состояний» - здесь снова всплывают образы барина и мажордома Степана. Разумеется, что результаты психодиагностики конкретных лиц и даже категорий должны составлять служебную тайну. Но зачем прятать всю информацию? Ведь в самом обобщенном виде граждане должны иметь сведения о том, какая часть сотрудников милиции (в %) находится в состоянии, требующем вмешательства и квалифицированной помощи? Министерство транспорта, например, находит в себе мужество сообщать о том, сколько водителей автобусов были выявлены в состоянии хронической усталости и потому сняты с маршрутов. Почему же МВД не может сообщать гражданам, сколько сотрудников милиции, например, были отстранены от несения службы и ношения огнестрельного оружия по причинам «эмоционально-психологической напряженности, переутомления, иных негативных психологических состояний»? Каким устоям государства может угрожать разглашение такой «служебной информации»?

11.18. «…обобщенные результаты специальной проверки относительно лиц, которые принимаются на службу…, поступают на дневные отделения учебных заведений МВД, а также принимаются на должности … служащих» - зачем лишать налогоплательщиков Украины возможности оценить масштабы работы МВД по отбору персонала? Будет ли являться оправданно закрытой от населения информация МВД о том, что на протяжении, скажем 2010 года, была проведена специальная проверка в отношении 16 тыс. кандидатов на службу в ОВД, при этом у 5% из них были выявлены факты злоупотребления алкоголем, у 2% - ранее совершенные административные правонарушения, у 18% - связи с криминальными элементами?

12.11. Организация «…пропускного режима в МВД, ГУМВД, УМВД, …высших учебных заведениях … в условиях мирного времени» - зачем скрывать информацию о том, кто и когда имеет право пройти на территорию подразделений милиции, какие документы нужно предъявлять гражданам и какому должностному лицу? Разве не должны знать граждане о том, кто, когда и в каком журнале фиксирует их приход в райотдел? Об организации пропускного режима в вузы МВД вообще знает любой цивильный студент платного отделения этих же вузов – об этом они информируются в обязательном порядке. Получается, что до выхода данного приказа работники вузов МВД разглашали студентам служебную информацию?

14.1.2. «Порядок проведения проверок соблюдения законодательства при использовании средств на расходы специального предназначения» - вполне возможно, что результаты таких проверок и не должны быть в общем доступе. Но зачем скрывать от налогоплательщиков сам порядок проведения соблюдения законодательства? Какие тайные механизмы в нем заложены?

14.1.6. «Договоры по закупке имущества, которые заключаются МВД с поставщиками для организации материально-технического обеспечения подразделений» - зачем нужно скрывать всю информацию о таких договорах вместо того, чтобы сделать закрытой только необходимую их часть (банковские реквизиты, персональную информацию, название спецтехники и т.д.)? Ведь за рубежом полиция каждый год отчитывается перед населением, сколько имущества она закупила и на какую сумму, сколько было потрачено на все статьи расходов. Почему население должно оставаться в неведении, если донецкая милиция закупает на казенные деньги топливо по ценам, в 1, 5 раза превышающим рыночные? Или МВД вопреки запрету Кабинета Министров закупает престижные иномарки на сотни тысяч гривен?

15.2. «Выполнение планов научной работы научно-исследовательских учреждений МВД» - а все ли результаты научной работы стоит прятать от населения, особенно, если речь идет всего лишь о выполнении планов? Если научно-исследовательская лаборатория разработала методическое пособие по соблюдению прав человека – стоит ли этот факт скрывать за грифом «Для служебного пользования» и если стоит, то от кого?

Как видно из приведенного перечня, вопросов у неискушенного читателя может возникнуть более, чем достаточно. Очевидно, что перечень ограничений, введенный МВД Украины по доступу к публичной информации, должен стать предметом отдельного рассмотрения как институтов гражданского общества, так и государственных специалистов в области нормотворчества. И самым первым шагом в этом направлении, наверное, должна стать инициатива Общественного совета при МВД Украины по обсуждению разработанного перечня совместно с руководством министерства.

http://umdpl.info/index.php?id=1313560636

Схожі повідомлення

Конституционный порядок федерализации Украины в условиях повышения политической активности

Руководство по определению понятия «политический заключенный»

«Дебилизмом попахивает». Трезвый российский взгляд на Крым

Русский путь: от системы власти к режиму

Обращение к народу Украины

ПРИЗЫВ В АРМИЮ БУДЕТ ОСУЩЕСТВЛЯТЬСЯ В СООТВЕТСТВИИ С НОВЫМ ПРИКАЗОМ МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ УКРАИНЫ

Решение суда про незаконное задержание

Проект Конституции Украины – 2010 (с постатейными комментариями)

Сутенеры в погонах

Информация к Перечню вопросов Комитета ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения или наказания к 5-му периодическому докладу Украины об исполнении Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения или наказания

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори