пошук  
версія для друку
13.10.2011 | Юлия Михайлюк, Пантелей Панкратов
джерело: www.tema.in.ua

Экономическая декриминализация: воруй правильно, да не судим будешь

   

По данным PricewaterhouseCoopers, Украина занимает шестое место в мире по экономической преступности после России, ЮАР, Кении, Канады и Мексики. Что демонстрирует неэффективность жестких санкций Уголовного кодекса за хозяйственные правонарушения. Поэтому декриминализация 17 статей УК вызывает радостное одобрение. Однако, не все так однозначно, как кажется на первый взгляд. По мнению экспертов, от одних новаций выиграет лишь крупный бизнес, другие могут привести к переходу от коммерческого рейдерства к государственному, а кое-какие статьи – просто «мертвые». Их всунули в президентский законопроект для количества. В то же время власть сохранила много норм, удобных для «посадки» неугодных лиц.

Синдром Аль Капоне

Классика жанра: знаменитый чикагский гангстер Аль Капоне был приговорён к одиннадцати годам тюремного заключения в исправительном заведении Атланты за неуплату налогов со своего мебельного бизнеса, который являлся прикрытием его мафиозной деятельности. Он вышел на свободу через 10 лет, смертельно больным сифилисом и утратившим криминальное влияние.

Этот знаменитый прецедент в юридической практике часто используют в качестве аргумента в пользу сохранения уголовной ответственности за экономические преступления. В том числе и в украинских реалиях. Правда, примеров, когда за подобные преступления удавалось посадить кого-то из лидеров ОПГ, мы так и не припомнили. Но лица, связанные с «нехорошими парнями» посредством финансовых операций, в сито попадали.

Как пример – скандальный политик и специалист по дерегуляции Михаил Бродский. В 1995 году он возглавлял акционерный банк «Денди» и одноименный концерн, который, как неоднократно писалось в СМИ, служил «экономической базой» киевского криминального авторитета Владимира Киселя. Через структуры Бродского осуществлялось отмывание «грязных» денег, т.е. перевод в безналичную форму средств от рэкета, казино и других видов незаконной деятельности.

Как подчеркивает наш источник в УБОПе, все схемы были хорошо известны правоохранителям. Но привлечь «околомафиозных бизнесменов» к ответственности не смогли ни милиция, ни прокуратура: они не сумели довести материалы оперативной разработки даже до следствия, не говоря уже о суде. Тогда против Михаила Бродского, у которого на тот момент был конфликт с министром внутренних дел Юрием Кравченко, возбудили дело по сугубо экономической 155-й статье Уголовного кодекса Украины: незаконная торговая деятельность. Официальное обвинение – продажа квартир в Харькове и Одессе с перечислением средств в уставный фонд банка «Денди». Бродский был арестован и отправлен в Житомирское СИЗО, где провел в общей сложности месяц. 21 апреля 1998 года его освободили из-под стражи как избранного депутата Верховной Рады.

Однако есть и другая сторона медали: уголовной ответственностью за экономические деяния можно легко злоупотреблять и манипулировать. Многие политики, в том числе и все представители оппозиции, находящиеся сейчас под следствием и судом, проходят исключительно по экономическим статьям.

Не касаясь особо резонансных прецедентов, таких как дело Юлии Тимошенко, Юрия Луценко или Валерия Иващенко, можно выйти на «локальный» пример. В июле этого года Центральный районный суд Симферополя приговорил экс-министра ЖКХ Крыма Владимира Баженова к 3 годам тюрьмы с отсрочкой исполнения приговора по уникальному обвинению: за то, что он закупил не украинские троллейбусы, а импортные: в 2007 году «Крымтроллейбус» купил 4 чешских троллейбуса «Шкода», а в 2008-ом еще 5 новых машин белорусского производства.

Как нетрудно догадаться, закупка импортных товаров органами власти в Украине не запрещена. Иначе весь аппарат Госуправления делами уже сидел бы в тюрьме за приобретение для нужд руководства импортных служебных машин, телевизоров, компьютеров и даже костюмов. А Минздрав «расстреляли» бы за покупку тысяч импортных препаратов.

Но тихий чиновник что-то неудачно возразил ныне покойному премьеру Крыма Василию Джарты. И для Баженова в Уголовном кодексе отыскали специфическую статью: ч. 2 ст. 210 УК Украины (нарушение законодательства о бюджетной системе Украины).

Правда, при всем желании суда угодить «хозяевам», статья была притянута за уши. И вскоре после смерти Джарты, коллегия судей судебной палаты по уголовным делам Апелляционного суда АРК без лишнего шума отменила приговор Центрального районного суда Симферополя и направила дело на дополнительное расследование.

Контрабандисты, валютчики и прочие законопослушные граждане

Подобных примеров можно приводить десятки и сотни. Для каждого времени есть свои типовые экономические преступления, по которым метут всех, кто попадает под гребенку правоохранительных и контролирующих органов. В первой половине 90-х, следственные изоляторы были забиты бизнесменами, арестованными за покупку валюты по фиксированному курсу (внедренному премьером Кучмой в 1993 году и коррупционно зафиксированному Кабмином под руководством Звягильского) для коммерческих нужд.

Сейчас самый популярный инструмент давления налоговых органов на предпринимателей – уголовная ответственность за фиктивное банкротство. Многие предприятия не выдержали кризиса 2008 года, они разорены и закрываются. Налоговики и милиция говорят, что это фиктивное банкротство и давят на бизнесменов, заставляя их раскрывать кубышки и платить взятки, откупаясь от тюрьмы.

Президентским законопроектом «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины (относительно гуманизации ответственности за правонарушения в сфере хозяйственной деятельности)» ответственность за фиктивное банкротство отменяется. Как и за некоторые другие правонарушения. По всем подлежащим декриминализации статьям мы прошлись вместе с юристом: управляющим партнером GR & BM Consulting Дмитрием Атаманчук.

Самая распространенная статья – 201 «Контрабанда» (относительно контрабанды товаров). Контрабанда – это перемещение через таможенную границу Украины товаров в особо крупных размерах (тысяча и более НМДГ). Если вы пронесли три бутылки виски – это не контрабанда, а нарушение таможенных правил, что всегда являлось административным правонарушением.

Декриминализировать статью о контрабанде предложила сама таможня, которая за 8 месяцев 2011 года возбудила 263 уголовных дела на сумму свыше 298, 6 млн. грн. По словам зампреда ГТСУ Степана Дериволкова, такова практика большинства стран Европейского союза. Расследование уголовных дел требует сил, средств и времени, а товар до суда реализовать нельзя. Отчего он часто портится. Теперь контрабанда переносится из Уголовного кодекса в Административный и Таможенный.

Ст. 202 «Нарушение порядка занятия хозяйственной деятельностью и деятельностью по предоставлению финансовых услуг». Лицензионная сфера коррумпирована, – считает Дмитрий Атаманчук. – Госорган решает, в какие сроки и какому предприятию выдать лицензию. К тому же лицензия выдается на определенный срок. Предприятие может работать несколько лет, потом наступает смена политических обстоятельств, и лицензию могут не продлить. Оно должно свернуться, иначе руководство и владельцы будет привлечены к уголовной ответственности. Это ненормальная практика. Ее надо было отменить давно.

Ст. 203 «Занятие запрещенными видами хозяйственной деятельности».Например, аудиторам запрещено непосредственно заниматься торговой, посреднической и производственной деятельностью. Отмена уголовной ответственности вполне уместна.

А вот декриминализация ст. 207 «Уклонение от возвращения выручки в иностранной валюте» и ст. 208 «Незаконное открытие или использование за пределами Украины валютных счетов» должна, по мнению юриста, порадовать металлургических магнатов и прочий крупный бизнес.

«Актуальная статья для тех, кто пользуется валютными счетами за пределами Украины, – говорит Атаманчук. – Как известно, многие крупные корпорации открывают оффшорные фирмы, на их мнимых владельцев оформляют валютные счета, где складывают валютную выручку от внешнеэкономических контрактов украинских заводов. Реальными владельцами таких фирм являются депутаты и миллионеры. Средний и мелкий бизнес такими сложными схемами не пользуется. Это делается в интересах крупного бизнеса».

Точно так же, как и ст. 223 «Размещение ценных бумаг без регистрации их выпуска». Здесь могут порадоваться акционеры-мажоритарии. При размещении ценных бумаг случаются разные нарушения. Для ГКЦБФР это – способ получения нетрудовых доходов.

Преимущественно крупному бизнесу адресованы также ст. 234 «Незаконные действия с приватизационными бумагами» и 235 «Несоблюдение лицом обязательных условий по приватизации государственного, коммунального имущества или предприятий и их дальнейшего использования». Действительно, ключевые объекты у нас приватизированы. При отмене уголовной ответственности по этим статьям речь идет о защите прав тех, кто успел приватизировать предприятия раньше. Таким образом, исключается возможность повернуть приватизацию вспять, даже если завод был разграблен и уничтожен.

Еще три статьи – 214 «Нарушение правил сдачи драгоценных металлов и драгоценных камней», 215 «Подделка знаков почтовой оплаты и проездных билетов», 217 «Незаконное изготовление, сбыт или использование государственного пробирного клейма», а также 226 «Фальсификация средств измерения» и 228 «Принуждение к антиконкурентным согласованным действиям», – декриминализируются для количества. Это очень редкие статьи, судебная практика по ним минимальна.

Из существенных норм можно назвать ст. 220 «Сокрытие устойчивой финансовой несостоятельности» и ст. 221 «Незаконные действия при банкротстве». Они близки по духу к упомянутой выше статье о банкротстве. Их декриминализация, безусловно, положительный момент, так как процедура банкротства у нас достаточно формализована, все описано в законе, есть отработанный судебный процесс.

Наконец, ст. 225 «Обман покупателей и заказчиков». По большому счету, общественная опасность от таких деяний не настолько велика, чтобы отправлять бизнесменов в тюрьму. Тем более, что рейдерами часто использовались схемы, когда подставные фирмы специально заключали договора с предприятиями, потом выставляли эти договора «обманными», менеджмент отправляли за решетку, а сам объект захватывали.

Палка о двух концах

Вообще, отмечает Дмитрий Атаманчук, отмена уголовной ответственности по ряду экономических статей осложняет работу коммерческим рейдерам. Но зато упрощает ее для рейдеров государственных.

Основная фишка президентского проекта – это замена сроков тюремного заключения на штрафы. Штрафы планируется увеличить до 850 тыс. грн. Но, несмотря на эту границу, оставлена опасная лазейка. Законопроектом планируется изменить содержание ст. 53 УК и указать, что штрафы могут взыскиваться не только до верхней границы, а и выше. В зависимости от того, какой, по мнению суда, ущерб действиями предпринимателя был причинен.

Что здесь опасного: фактически не имеем верхнего предела ответственности. Он оставлен на усмотрение судьи. Это может быть и миллион, и миллиард. Пример у нас есть – политический. Рассматривается сейчас в Печерском суде.

Тот факт, что на сегодня нет ограничений для штрафов, создает потрясающие законные возможности для государственного рейдерства. Не нужно применять силовые и полузаконные методы, не нужно смещать директора и председателя правления, не нужно устраивать маски-шоу. Достаточно через суд привлечь к ответственности должностное лицо или собственника фирмы, наложить непомерный штраф и обратить взыскание на имущество лица. В том числе – на корпоративные права. И предприятие конфискуется в пользу государства.

Сомнение в добрых намерениях власти добавляет еще одно обстоятельство: отсутствие планов декриминализировать неуплату налогов, как это сделали недавно в России и Казахстане.

У нас не все об этом знают, но с 1 января 2010 годавступили в силу поправки в Налоговый, Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы РФ, а также в закон «О милиции», которые в России называют декриминализацией налоговой сферы. Поправки внесли три принципиальных новшества. Первое: в пять раз увеличились суммы налогов, «утаивание» которых влечет уголовное преследование: для граждан – от 1, 3 млн руб. (43 тыс. долларов), для компаний 10 млн руб. (333 тыс. долларов.). Даже при таких суммах лица, впервые совершившие налоговые преступления, освобождаются от уголовной ответственности, если они заплатили недоимку. Третье: ограничены полномочия МВД при налоговых проверках и при возбуждении уголовных дел по налоговым преступлениям. Так, согласно поправкам, сотрудники милиции могут проводить налоговые проверки только совместно с налоговиками, а уголовные дела возбуждать только после того, как инспекторы ИФНС докажут факт наличия умысла в действиях неплательщика. Сходный закон, но по более широкому спектру статей весной этого годаприняли депутаты мажилиса (парламента) Казахстана.

У нас ответственность за неуплату налогов – первое, за что пытаются привлечь любого предпринимателя, а привлекают в итоге – мелких и средних. То, что налоговая система в Украине – одна из самых сложных в мире и не допустить нарушений в процессе предпринимательской деятельности невозможно, никого не волнует. И с принятием президентского проекта закона статус кво сохраняется: большие штрафные санкции и параллельно – привлечение к уголовной ответственности. Видимо, власть решила не лишать налоговые службы, а через них и себя, потенциальных рычагов воздействия на бизнес. Особенно, увы, мелкий.

Далеко не всех радуют и две другие новации, касающиеся финансовых услуг и контрабанды. По мнению полковника милиции Николая Рощина, полная и безоговорочная отмена уголовной ответственности за нелицензионную деятельность развяжет руки финансовым мошенникам, подпольным кредитным союзам, лотерейщикам и строителям пирамид. Они получают возможность не регистрируясь, без лицензии, без внесения в реестр, начать сбор денег с населения. Могут привлечь сбережения граждан на миллионы и… заплатить штраф. Удастся ли их посадить по статье за мошенничество? Николай Рощин не уверен, так как у правоохранителей не всегда есть возможность доказать умысел. «Мы его задержим, а он скажет: хотел быть банком, собрал у людей деньги, отдал в кредит, они не вернулись, я не виноват, и что мы сделаем?», – вопрошает Рощин. А вот отсутствие лицензии и заявки на нее легко доказывается. Не получил лицензию – не имеешь право выходить на рынок и работать с деньгами. Вышел – попал под статью.

А народный депутат от БЮТ Дмитрий Ветвицкий считает полную декриминализацию контрабанды игрой в пользу торговой мафии. »Отмена уголовной ответственности за контрабанду – это крайне опасная идея, направленная на обеспечение интересов коммерсантов-контрабандистов и опустошение бюджета, – говорит он.– Такого не существует нигде в мире. Возьмите опыт России, США или любой европейской страны, и вы увидите, что там контрабанда – одно из самых тяжких преступлений. В действительности контрабандисты не боятся никаких административных санкций. Как только дело доходит до оплаты штрафа – они банкротят свои предприятия, и в результате государство не может взыскать даже мелкие штрафы. Получается, что с отменой возбуждения уголовных дел в этой сфере устраняется последнее препятствие для нечестных дельцов».

P. S. Складывается двоякое впечатление. Отмена тюремного наказания за экономические преступления – бесспорно, правильный и гуманный путь. Хотя замена его штрафными санкциями напоминает средневековую продажу индульгенций. Что ж, даже если отпущение грехов получат только те, кто сможет заплатить, хуже не будет. Бизнесмен – не убийца и не грабитель. Зачем ему тюрьма? Ничего личного – только бизнес…

Но то, что уголовная ответственность заменена административной, – вопрос спорный. Как происходит административное судопроизводство по вопросам о штрафах за нарушение правил дорожного движения (15 минут – и судья вынес вердикт) все знают. А теперь представьте себе, что в том же режиме принимаются решения о миллионных штрафных санкциях и конфискации товаров с немедленной продажей.

Впрочем, не это, на наш взгляд, особенно любопытно. Согласно проекту закона, нанесение ущерба предприятиям частного права и физлицам будет рассматриваться только по заявлению пострадавшего. Досудебного следствия не будет вообще. Причем, пострадавший должен брать на себя поддержку стороны обвинения. Как это? Прокурору платить что ли? Нанимать адвоката и собирать доказательную базу за свой счет и своими силами?

По сути, декларируя такой формат, госорганы и правоохранительные структуры снимают с себя всякие заботы по выяснению правды в ситуациях, например, с финансовыми аферами или обманом покупателей. Т.е. государство перестает защищать интересы частной структуры или пострадавшего гражданина. Зато оставляет себе возможность заключить в тюрьму неугодных чиновников типа Баженова: уголовная ответственность по таким дивным статьям, как нарушение законодательства о бюджетной системе сохраняется.

Статья подготовлена в рамках проекта «Поддержка бюро журналистских расследований», реализуемый ХПГ при финансовой поддержке МФВ.

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори