пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"201132
22.11.2011 | Денис Кобзин, к. соц. н., Роман Шейко, к. соц. н.
джерело: khisr.kharkov.ua

Оценка опасений незаконного насилия в милиции

   

Двое львовян, капитан Вооруженных сил Украины Михаил Иванков и Андрей Вислоцкий заявили, что милиционеры забрали их в райотдел и там побили. У одного из них – сломан нос, у другого – сломаны ребра. Со слов мужчин, из них выбивали признания в преступлениях, которых они не совершали. (ua.life.comments.ua)

По меньшей мере, пятерых человек из села Старомлиновка Великоновоселковского района Донецкой области искалечили милиционеры за четыре дня. Заставляли их сознаться в убийстве 64-летней Валентины Топаловой. Со слов жителей села – хватали всех подряд. Повесток не давали, себя не называли. Брали на улице, грузили в машину по четверо и отвозили. Одних привозили, других забирали. За четыре дня «отработали» близько 60 людей. 32-летнюю Людмилу Куроед допрашивали дважды – били кулаками, давали пощечины по ушам, тягали за косы, били по почкам. Когда закончили бить, заставили написать расписку, что не имеет к ним претензий. 32-летнего Сергея Куроеда вежливо пригласили в авто, а когда с трассы съехали в заброшенный свинарник – придавили спинкой переднего сиденья и душили противогазом. Жену брата погибшей, 62-летнюю Людмилу Топалову били двухлитровой бутылкой с водой и отбирали лекарства.

За неделю после убийства милиционеры отчитались про раскрытие преступления. В убийстве сознался 28-летний местный житель. (gazeta.ua)

4 человека в милицейской форме силой посадили в машину студента следственно-криминалистического факультета Харьковской Юридической Академии Михаила Опекана. Работники милиции требовали сознаться в том, что он распространяет наркотики. Никто из них не представился, документов не предъявляли. Позднее у него забрали карточку, на которую приходит стипендия, и требовали назвать пин-код, а около 6.00 вытолкали из машины. В ходе расследования работников задержали, именно потому, что их сняла видекамера банкомата при попытке снять деньги с карточки. (tsn.ua)

Эти и множество других случаев, так и не ставших объектом интереса общественности (в силу того, что о них не было сообщено в СМИ) наглядно демонстрируют сложившуюся в течение последних нескольких лет ситуацию – объектом насилия со стороны работников милиции может стать практически каждый. Если раньше наибольший риск быть подвергнутым незаконному насилию в милиции был у преступников, то впоследствии список расширился за счет подозреваемых, свидетелей, их родственников (то есть всех людей, так или иначе оказавшихся в сфере интересов правоохранителей). Сегодня, потенциальный риск существует для каждого – так, и обычный прохожий, свидетель каких-либо событий, а иногда даже и сам работник милиции могут стать объектом незаконного насилия со стороны правоохранителей. Это не только лишает возможности человека выстроить какую-либо стратегию поведения, для того, чтобы гарантировать себя от вероятности столкнуться с избиениями и пытками, но и порождает постоянное недоверие, опасение и страх в отношении работников органов внутренних дел. Следует отметить также, что многие работники милиции и не ждут доверия и любви от населения, полагая, что страх – достаточный показатель уважения. Однако, милиция не работает в вакууме, ее работа ведется с людьми, среди людей и для людей, поэтому страх сводит на нет результат правоохранительной деятельности, подрывает доверие к милиции, и осложняют работу правоохранителей в целом.

Отношение украинцев к опасности стать жертвой незаконного насилия в милиции подтверждается результатами исследования[1]. Так, только 1, 5% считают, что это никому не угрожает. Показатель год от года снижается (хотя незначительно). Для сравнения – в 2009 году этого мнения придерживались 2, 5% респондентов, в 2010 – 1, 8%. С другой стороны большинство опрошенных (60, 7%) придерживаются мнения, что о насилия в милиции не застрахован никто. И хотя по сравнению с 2010 годом этот показатель снизился на 5, 4%, наблюдается более существенный рост по всем категориям потенциальных жертв. Так, на 7, 7% больше респондентов считают, что незаконного насилия стоит опасаться любому человеку, совершившему преступление; на 6, 9% больше стало, отмечающих опасность для бомжей и бродяг. Еще 7% добавилось к тем, кто считает, потенциальной жертвой лиц, оскорбляющих милиционеров или просто бедных людей, на 6, 4% – любого подозреваемого. Таким образом, опасность стать жертвой незаконного насилия в милиции остается наиболее высокой для всех, кто, так или иначе, оказался в сфере внимания милиции.

Таб. Оценка виктимности представителей различных групп (в%)

Категория

2009

2010

2011

Только профессиональным преступникам, рецидивистам

13, 2

12, 4

13, 5

Любому человеку, который совершил преступление

16, 9

13, 9

21, 6

БОМЖам, пьяницам, бродягам

12, 2

9, 8

16, 7

Несовершеннолетним

4, 5

5, 0

7, 9

Тем, кто провоцирует, обижает работников милиции

16, 8

20, 8

27, 8

Подозреваемым в совершении тяжкого преступления

10, 8

11, 8

15, 5

Любому подозреваемому

12, 0

13, 1

19, 5

Иностранцам

1, 6

1, 8

2, 1

Бедным людям

9, 7

7, 0

14, 3

От этого не застрахован никто

61, 6

66, 1

60, 7

Это не угрожает никому

2, 5

1, 8

1, 5

Приведенный ниже сравнительный рейтинг различных категорий лиц, которые потенциально могли бы вызвать агрессию со стороны работников органов внутренних дел в течение 2011 года не претерпел изменений (таб. 1.2.2). Отметим, что наибольшему риску стать жертвой себя подвергают те, кто вступил в спор, оскорбил или провоцировал работников милиции (27, 8%). Как и в прошлом году это опаснее, чем быть человеком, действительно совершившим преступление или рецидивистом. Тем не менее, риск вырос также для любого подозреваемого (19, 5%) и людей, которые действительно совершили преступление (21, 6%), отмечают респонденты.

Таб. Рейтинг виктимности представителей различных групп

Категория

2009

2010

2011

Только профессиональным преступникам, рецидивистам

3

4

7

Любому человеку, который совершил преступление

1

2

2

БОМЖам, пьяницам, бродягам

4

6

4

Несовершеннолетним

8

8

8

Тем, кто провоцирует, обижает работников милиции

2

1

1

Подозреваемым в совершении тяжкого преступления

6

5

5

Любому подозреваемому

5

3

3

Иностранцам

9

9

9

Бедным людям

7

7

6

Можно отметить, что любой опыт общения с милицией – в качестве доставленного, подозреваемого или свидетеля только укрепляет респондентов во мнении, что от насилия никто не застрахован. Так, если в целом 66, 1% опрошенных указали на то, что от незаконного насилия не застрахован никто, то среди тех, кто был задержан милицией таких 75, 8%. Среди тех, кто был доставленным опасаются 78, 3%, приглашенным – 73, 2%, находился в ИВС – 83, 3%, был в СИЗО – 83, 7%.

 

От насилия не застрахован никто

Насилие не угрожает никому

Пребывание в следственном изоляторе в качестве обвиняемого

83, 7

2, 1

Пребывание в изоляторе временного содержания в качестве обвиняемого

83, 3

2, 1

Приглашение в отделение милиции в качестве свидетеля

73, 2

0, 9

Доставление в отделение милиции по подозрению в совершении преступления

78, 3

1, 4

Задержание милицией в общественных местах, на улице, в метро

75, 8

1, 3

Массив в целом

60, 7

1, 5

Это во многом подтверждает оценка опрошенных заключенных. Так, они в ходе опроса отметили, что в Украине практически нет людей, которые могут не опасаться стать объектом пыток или жестокого обращения в милиции. Такому риску подвержены практически все категории населения. Так, всего 1% опрошенных полагают, это никому не угрожает. При этом 46, 4% уверены, что от такого обращения не застрахован ни один человек.

Таб. Ответы респондентов-заключенных на вопрос «Кому стоит опасаться пыток или жестокого обращения в милиции»

 

%

1. От этого не застрахован ни один человек

46, 4

2. Любому человеку, который совершил преступление

37

3. Любому подозреваемому

36

4. Бедным людям

18

5. Подозреваемым в совершении тяжкого преступления

16, 2

6. Лицам без определенного места жительства, пьяницам, бродягам

14, 2

7. Тем, кто провоцирует, оскорбляет работников милиции

12

8. Только профессиональным преступникам, рецидивистам

8, 3

9. Несовершеннолетним

7, 4

10. Иностранцам

5

11. Это не угрожает никому

1, 1

12. Затрудняюсь ответить

8, 3

В таблице можно видеть ранжированный список тех категорий людей, которые в той или иной степени могут стать жертвами незаконного обращения со стороны милиции. Респонденты уверены, что в статусе подозреваемого человек более подвержен риску стать жертвой пыток или жестокого обращения, чем, например, профессиональный преступник или рецидивист. Причем, совершение специфического проступка (например, тяжкого преступления) не обязательно влечет за собой насилие со стороны представителей закона. Респонденты полагают, что любой человек, совершивший то или иное преступление, может в равной степени пострадать от незаконных насильственных действий правоохранителей.

 

[1] Опрос проводился Харьковским институтом социальных исследований, в июле – сентябре 2011 г.. Были опрошены жители Украины старше 16 лет по четырехступенчатой вероятностной выборке в пяти регионах Украины (в Киевской, Харьковской, Львовской, Полтавской областях и АР Крым) методом структурированного интервью по месту проживания респондента. Всего было опрошено 3000 человек в 63 населенных пунктах.

Схожі повідомлення

Місця несвободи у судах

Місця несвободи vs. місця позбавлення волі

Місця несвободи Служби безпеки України

Місця несвободи Міністерства освіти і науки, молоді та спорту України

Місця несвободи Міністерства охорони здоров’я України

Місця несвободи Міністерства соціальної політики України

Місця для утримання мігрантів із неврегульованим статусом: огляд місць утримання Держприкордонслужби України

Місця несвободи Державної міграційної служби України

Інвентаризація місць несвободи Міністерства оборони України

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори