пошук  
версія для друку
28.11.2011 | Анна Дроненко, Анна Молчанова

Штурм палаточного городка чернобыльцев прошел за 12 минут. Кто ответит за смерть участника акции протеста?

   

Воскресенье, 27 ноября, стало черным днём для чернобыльцев, которые у здания Пенсионного фонда в Донецке протестуют против сокращения Кабинетом министров с 1 ноября положенных им по закону пенсий. Голодающие остались на морозе – под открытым небом. Но, что самое страшное, погиб человек.

В 19.10 была демонтирована большая палатка, в которой находились голодающие чернобыльцы, многие из которых инвалиды. Участник инициативной группы Владимир Деркач рассказал donbass.ua: «В палатку зашли люди в штатском с водой и залили обогревающие людей печки-буржуйки. Палатка наполнилась удушливым дымом. Не дав выйти людям, оцепившие палатку работники милиции вырвали колья и опустили полотнище на голодающих. После этого палатка была загружена в автомобиль КАМАЗ и работники милиции покинули место событий».

Демонтаж палаток проходил под руководством начальника главного управления милиции Юрия Седнева и заместителя начальника облУВД Романа Романова.

Никого не остановила надпись: «Вход только голодающим!»

Вот такой штурмовой демонтаж «главной» палатки голодающих чернобыльцев закончился трагически: у 69-летнего Геннадия Коноплева произошла клиническая смерть. Врачи «скорой помощи» проводили реанимационные мероприятия, однако несмотря на все их усилия мужчина скончался. Медики показали руководителю акции протеста кардиограмму с ровной линией...

 

Коноплев Геннадий Иванович (родился 27 апреля 1942 года) из г. Родинское. Он – член партии «Батькивщина», а также председатель родинской городской организации ветеранов войны, труда и детей войны. Гроб с телом умершего участника акции голодовки чернобыльцы планируют на руках пронести от морга до Шахтерской площади Донецка. Таким образом они планируют почтить память поддержавшего их шахтера. Как рассказали donbass.ua протестующие чернобыльцы, Коноплев приехал в палаточный городок в среду, 23 ноября. Отдежурив ночь, он принял решение присоединиться к голодовке – чтобы поддержать требования ликвидаторов аварии на ЧАЭС...

Как предполагают сами протестующие, Геннадия Коноплева силовики могли попросту затоптать в суматохе, поскольку он находился в самом дальнем углу палатки, или же смерть могла наступить от отравления угарным газом, которым наполнилось после обрушения временное место обогрева чернобыльцев.

Затем у ступенек здания Пенсионного фонда произошла стычка чернобыльцев с работниками милиции, которые не позволяли пройти протестующим к машине «скорой помощи», в которой находилось уже тело Коноплева.

Глава областной организации ВОО инвалидов Чернобыльской катастрофы «Чорнобиль-Єдність» Николай Гончаров: «Мы не штурмовали управление пенсионного фонда! Мы подошли к нашему коллеге, который умер в «скорой помощи». Нам сотрудники милиции мешали туда подходить, поэтому получилась стычка. Нас сотрудники милиции пытались отстранить от машины «скорой помощи».

Эмоции чернобыльцев зашкаливали. «Что ж вы делаете, мужики?!», – обращались они к сотрудникам милиции.

Протестующие ликвидаторы аварии на ЧАЭС были вне себя от горя: «Наш брат погиб! Пролилась первая кровь! Кто за это ответит?»

После стычки чернобыльцев с правоохранителями еще одному голодающему стало плохо. Он стал оседать на асфальт. Его подхватили соратники и буквально отнесли в машину «скорой».

Немолодому мужчине врачи оказали первую медицинскую помощь. У чернобыльца, который уже много дней голодает, – гипертония и аритмия. Медики предложили немедленную госпитализацию. Но он категорически отказался.

Демонтаж единственной палатки, где было тепло (в ней находились две печки-буржуйки и работал генератор) не заставил чернобыльцев свернуть акцию протеста. Сдаваться они, по словам Николая Гончарова, не намерены.

Мужчины разожгли несколько костров, на огне кипятят воду для чая. Также возле костров ликвидаторы аварии на ЧАЭС собрались в круг – чтобы элементарно не замерзнуть. Если днем в Донецке было около четырех градусов тепла, то ночью температура стала резко снижаться.

Участники акции протеста в Донецка выдвинули требование, чтобы к ним немедленно прибыли губернатор Донецкой области Андрей Шишацкий и мэр города Александр Лукьянченко. По словам голодающих чернобыльцев, они хотят услышать от представителей местной власти объяснения по поводу силового демонтажа палатки, которая была ранее предоставлена им сотрудниками МЧС по требованию губернатора.

Но тщетно. Никто из представителей власти не приехал.

После 23 часов воскресенья в разгромленный палаточный городок по вызову протестующих чернобыльцев прибыла оперативно-следственная группа Киевского районного отделения милиции. Чернобыльцы написали заявление о преступлении, совершенном в отношении них. Голодающие требуют возбуждения уголовного дела по факту гибели участника акции.

Также, как сообщили donbass.ua члены инициативной группы, уже сегодня, в понедельник, 28 ноября, они намерены обратиться прокуратуру Донецкой области с требованием возбудить по фактам превышения полномочий и смерти участника голодовки уголовное дело. Участники акции считают, что их товарищ по протесту был убит в результате силовых действий сотрудников милиции и МЧС.

Так кто устроил демонтаж?

Если сначала казалось само собой разумеющимся, что демонтаж палатки устроили правоохранители, то дальнейший ход событий стал полной неожиданностью.

Как заявил donbass.ua начальник городского УВД Юрий Седнев, работники донецкой милиции не имеют отношения к демонтажу палатки, в которой находились протестующие чернобыльцы. По его словам, во время проведения инструктажа с работниками милиции, охраняющими общественный порядок у Пенсионного фонда, к нему в устной форме обратились сотрудники МЧС с просьбой обеспечить охрану порядка, поскольку они сейчас будут демонтировать принадлежащее им имущество. В частности, палатку, которая была предоставлена по просьбе губернатора.

«Выполняя свои должностные обязанности, работники милиции просто охраняли сам процесс и никаких действий в отношении протестующих не предпринимали», – сообщил Седнев.

Пресс-служба Главного управления МЧС Украины в Донецкой области отказалась от комментариев. Ссылаясь на то, что данную ситуацию должны комментировать... представили облгосадминистрации.

Спустя некоторое время на сайте Донецкой ОГА появилось официальное сообщение. В котором говорится, что «в воскресенье, 27 ноября, в 18.30 к зданию Пенсионного фонда в Донецке прибыли сотрудники МЧС, чтобы демонтировать палатку – согласно постановлению исполнительной службы. Палатка была демонтирована в течение 12 минут и увезена к месту постоянной дислокации. Сотрудники милиции обеспечивали правопорядок».

В сообщении облгосадминистрации также говорится: «В 19:10 к дежурившим врачам «скорой» обратились пикетчики с просьбой оказать медицинскую помощь одному из участников. Тут же, в дежурившей машине скорой помощи, 70-летнему мужчине стали оказывать помощь. В это время пикетчики окружили машину скорой помощи и не давали ей выехать с места, где проводился пикет. Сотрудникам милиции пришлось организовать так называемый «живой коридор», чтобы обеспечить транспортировку человека. К сожалению, в машине скорой помощи мужчина скончался».

«70-летний житель Родинского Геннадий Иванович Коноплев обращался вчера, 26 ноября в 12:30 за медицинской помощью к дежурившим у Пенсионного фонда медикам по поводу болей в груди, о чем была сделана соответствующая запись в журнале. Мужчине был поставлен диагноз «ишемическая болезнь сердца с признаками стенокардии» и предложена госпитализация. От госпитализации пожилой человек отказался», – уточняется в заявлении ОГА.

Несмотря на официальную позицию облгосадминистрации, участники акции протеста в Донецке предполагают, что разгром палаточного городка осуществили переодетые в гражданскую одежду работники милиции. Об этом корреспонденту donbass.ua сообщил участник акции Николай Гончаров. По словам голодающего ликвидатора, у него есть информация, что работники МЧС к этому отношения не имеют. «Сотрудники милиции в форме стояли по всему периметру палатки. МЧСники не обучены вести такие действия. Они спасатели», – подчеркнул он.

Гончаров уверен, что слова начальника горуправления милиции Юрия Седнева о том, что сотрудники ведомства не принимали участия в демонтаже палатки, не соответствуют действительности.

«Он стоял и руководил здесь. Я к нему подошел и сказал: «Юра, что вы делаете?» Он мне сказал, что ничего не знает и сейчас разберется», – пояснил один из участников акции.

Тут стояла большая палатка. А теперь на земле – разбросанные вещи.

ХРОНИКА ПРОТЕСТА

В понедельник, 14 ноября, в Донецке около тысячи человек (среди них чернобыльцы, «афганцы» и дети войны), "захватили» актовый зал Главного управления труда и соцзащиты населения Донецкой области. Как уже сообщал donbass.ua, в тот же день было написано 218 заявлений о добровольном согласии на голодовку. Люди выступили против резкого уменьшения размера своих пенсий. Напомним, летом Кабинет министров Украины получил право самостоятельно устанавливать размеры пенсий льготникам, в том числе и чернобыльцам.

Ночью 23 ноября Донецкий окружной административный суд удовлетворил иск Донецкого горсовета о запрете акции протеста ликвидаторов аварии возле здания Пенсионного фонда из-за возможного теракта.

Максим Ровинский, глава управления Донецкого горсовета по связям с общественностью, заявил, что силовое исполнение судебного решения о запрете чернобыльской акции не инициирует ни одно официальное лицо. 23 ноября вечером он пришел в палаточный городок. Ровинский объяснил лидеру чернобыльцев Николаю Гончарову, что городской голова был вынужден подать в суд на участников акции в связи с письмом главного милиционера Донецка Юрия Седнева. В этом письме адрес сквера возле управления Пенсионного фонда указан как место массового скопления людей, которые могут быть объектом для террористов.

В то же время милицейское письмо есть следствие письма СБУ, в котором мэра просят принять меры к ограничению массовых мероприятий в городе, так как в Интернете появилась информация о возможном совершении взрыва в Донецке.

«Почему не отменили в таком случае матч с «Порту», не закрыли супермаркеты? – спрашивал Гончаров. – Мы здесь сидим в палатках по вине исполнительной власти, а не по своей прихоти. В письме СБУ не сказано об угрозе совершения теракта именно в палаточном городке. И решение запретить акцию из-за возможного теракта, вывод, что именно наш городок изберут целью теракта, а не другие, в сто раз более массовые мероприятия, это следствие того, что у кого-то в мозгах что-то щелкнуло».

Гончаров просил Ровинского передать руководству города, что чернобыльцы не советуют сносить их городок. «Передайте, что иначе может случиться непоправимое», – подчеркнул он.

Ровинский заверил голодающих, что власть обратилась в суд ради безопасности самих чернобыльцев и не будет настаивать на сносе палаточного городка, хотя участники акции и не подчинились судебному запрету.

В четверг, 24 ноября, сотрудники Государственной исполнительной службы не смогли заставить протестующих против сокращения пенсий чернобыльцев убрать палаточный городок. Исполнители аргументировали своё требование вышеупомянутым решением Донецкого окружного админсуда. Но участники акции отказались выполнять исполнительное производство до получения ими решения суда, которое планируют опротестовать.

Вечером 25 ноября, поступила информация, что в пять часов утра субботы палаточный городок голодающих чернобыльцев собираются сносить. Но ничего не произошло.

В субботу, 26 ноября, в палаточный городок чернобыльцев приехали правоохранители. Они составили административный протокол в отношении Николая Гончарова, одного из руководителей акции протеста чернобыльцев. Протокол об административном нарушении составляли по ст. 185 п 1 ч 2, которая предусматривает ответственность за нарушение порядка организации и проведения митингов. Обосновывая неправомерность действий протестующих, силовики ссылались на решение окружного административного суда. «Мы не будем разгонять протестующих, просто составим административный протокол на одного из руководителей данной акции», - пояснил работник милиции корреспонденту donbass.ua.

Для одного из организаторов акции протеста чернобыльцев в Донецке Николая Гончарова административным кодексом предусмотрено изощренное наказание. В результате составленного на Гончарова админпротокола по ст. 158 п.1 суд может вынести решение о предупреждении о недопустимости организаций акций протеста или наложении штрафа от десяти до двадцати пяти необлагаемых налогом минимумов. При повторении аналогичного правонарушения в течении года предусмотрена ответственность в виде штрафа от 20 до 100 необлагаемых налогов минимумов. Также на усмотрение суда может быть применена такая мера, как исправительные работы от 1 до 2 месяцев с удержанием 20% заработка в доход государства или административным арестом до 15 суток.

Невероятно, но во время долгого опроса Николай Гончаров переживал не о себе: «Налейте старлею воды. У него же в горле пересохло». Милиционер вежливо отказывался.

После двухчасового опроса главы областной организации ВОО инвалидов Чернобыльской катастрофы «Чорнобиль-Єдність» Николая Гончарова сотрудники милиции так и не смогли получить его подпись на административном протоколе. Руководителю протестующих инвалидов, который голодает с 14 ноября, стало плохо – он потерял сознание. Медики оказали Гончарову первую помощь и стали настаивать на госпитализации. Однако он, несмотря на крайне тяжелое состояние, отказался это сделать. Правоохранители заметно нервничали: «Ну вот, теперь скажут, что это мы довели. А мы просто делаем свою работу»...

Ранее в управлении юстиции корреспонденту donbass.ua говорили, что представители исполнительной службы не имеют права применить силу для принудительного демонтажа палаток протестующих у Пенсионного фонда в Донецке чернобыльцев.

Впрочем, демонтаж все-таки произошёл. До сих пор есть вопросы – кем именно. И по очень страшному сценарию.

28.11.2011

 

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори