пошук  
версія для друку
19.01.2012 | Марк Болдырев
джерело: iuris-civilis.ru

Поиск адекватности приговора

   

Сразу оговариваюсь: я пишу этот материал именно потому, что речь пойдёт о вроде бы речевой ошибке, которая в реальности является ошибкой не просто логической, а именно методологической. И ошибкой, присущей отнюдь не только конкретному человеку, а как бы расхожей, разлитой в воздухе, почти неуловимой по этой причине. И в силу расхожести и неуловимости как раз весьма и весьма опасной. Как затёртое слово, которое имеет в себе весьма и весьма серьёзное значение.

В одном из своих интервью украинский правозащитник Дмитрий Гройсман сказал , что-де нельзя вообще говорить об адекватности приговора, который был вынесен Юлии Владимировне Тимошенко. Я категорически с этим не согласен. Категорически! и готов аргументировать.

Перво-наперво надо всё-таки понять, что «адекватность», то есть «соответствие» есть некоторый предикат. Он может иметь по крайней мере два логических значения: ложность или истинность. Может и три или более. Однако я сейчас хочу обратить внимание на то, что этот предикат не может быть ни нуль-местным, ни одноместным. Это, как минимум, двуместный предикат. Нельзя говорить об адекватности чего-либо или кого-либо не уточняя при этом чему или кому адекватно или неадекватно то или иное. И дело тут не только в свойстве языка.

Вопрос об адекватности поведения конкретного человека или животного так или иначе всегда упирается не только в самого этого человека или животное, но и в то, чему предполагается такая адекватность или неадекватность. Если говорить о поведении человека, находящегося в галлюцинаторном состоянии, то его поведение вполне адекватно, например, его галлюцинациям. Неадекватность поведения собаки кошачьему поведению, не делает ненормальными ни кошку, ни собаку.

Я рискну выдвинуть гипотезу следующего характера: для любого наперёд заданного α всегда можно найти такое Α, отличное от α, что отношение α адекватно Α будет иметь значение «истинно». Это — гипотеза, на которой, насколько я понимаю, вообще стоит научное познание мира, сводящееся именно к отысканию связей между различными объектами: материальными или идеальными — сейчас особого значения не имеет. То же можно сказать и об изучении судебном. Тот, кто готов опровергнуть высказанную гипотезу может привести мне пример такого объекта, который неадекватен ничему, кроме самого себя. Или на котором предикат адекватности вообще не может быть задан.

Попытаюсь теперь понять: чему же адекватен приговор, о котором шла речь выше.

Ранее 1 М. Юн уже писал о том, что действия осуждённой нельзя вообще было квалифицировать как преступление в соответствии именно с уголовным законодательством Украины. Повторять написанное я не буду. Но отсюда можно сделать важный вывод: приговор действительно не соответствует действующему законодательству Украины. То есть именно законодательству он неадекватен. Но говорить об этом не только можно, но, как полагаю, и дóлжно. Во всяком случае дóлжно и юристам и правозащитникам говорить об этом, потому что незаконный обвинительный приговор не может вместе с тем быть и правовым. Во всяком случае в адекватности моему представлению о праве.

С другой стороны, необходимо рассматривать не только того, в отношении кого вынесен такой приговор, но и того, кто именно вынес такой приговор.

Если исходить из законодательства всё той же Украины, то приговор может вынести и подписать только судья или коллегия судей. В любом случае под проиговором должна стоять подпись человека, который имеет статус судьи.

Попытаюсь доказать, что на момент как начала слушания дела, так и на момент вынесения приговора, человек, чья подпись стоит под этим приговором, не имел статуса судьи вообще.

Судья Родион Киреев первоначально был назначен Указом Президента Украины. Назначен на должность судьи Березанского районного суда Киевской области. Именно так определена его должность таким Указом. Затем он был переведён из названного суда в Печерский районный суд города Киева на должность судьи уже последнего суда. Также Указом Президента Украины. Сейчас оживлённо обсуждается вопрос о том, что Президент Украины, строго говоря, не имел полномочий переводить судей. Но я не считаю этот вопрос вообще главным и решающим. Это для данного дела как раз вопрос второстепенный. Первостепенно совершенно иное.

В соответствии с действующим законодательством Украины перевод из одного учреждения в другое, — и суды тут не являются никаким исключением! — осуществляется только увольнением из исходного учреждения и принятием на работу в другом учреждении. Никаких иных дефиниций понятия «перевод» в смысле перевода с одного места работы на другое законодательство Украины вообще не содержит. Однако спецификой законодательства Украины является то, что только первое назначение на должность судьи может быть произведено Президентом Украины. Все последующие назначения производятся только и исключительно Верховной Радой. Изъятий из этого правила нет. Следовательно, важно заметить, что Президент Украины имеет право назначить на должность судью только один раз. Для того, чтобы человек мог остаться судьёй во втором назначении необходимо иметь соответствующий акт не Президента Украины, чьи действия в этом случае просто ничтожны, а именно акт парламента. Такого акта в отношении Родиона Киреева нет. А перевод его с прежнего места работы на новое есть ни что иное как увольнение с прежнего места работы в порядке перевода и приём на работу (назначение) в новом месте. Значит, юридически корректным будет сказать, что Родион Киреев утратил полномочия судьи именно в тот момент, когда он был уволен в порядке перевода из Березанского районного суда Киевской области. Плохой он, этот Родион Киреев, или хороший, совестливый или бессовестный, в очках или в контактных линзах, похож он на Гарри Поттера или не похож — никакого значения не имеет. Поэтому совершенно обоснованным было поведение подсудимой, когда она отказывалась обращаться к человеку в мантии как к судье и вести себя адекватным нормальному судейскому статусу образом. Как раз она вела себя вполне адекватно юридической действительности. Такой, какая существует в силу законодательства Украины.

Политические моменты меня сейчас не интересуют совершенно, как и возгласы типа «Слава Українi!», а равно гимны, дифирамбы, филиппики, оды и эпитафии.

Отсюда следует другой вывод: нахождение якобы осуждённой в колонии или под стражей также неадекватно законодательству Украины.

Но я оговорил, что как раз надо не останавливаться на фиксации несоответствия чего-либо чему-либо, а весьма желательно найти как раз соответствие.

Что мы имеем?

Мы имеем обвинительный приговор, который вынесен не-судьёй, но именно на основании которого исполнительная власть Украины лишила человека свободы. И мы имеем осуждение за то, что не может быть преступлением вне зависимости от состава деяния. Просто в силу отсутствия общественной опасности — необходимого согласно законодательству Украины элемента преступления вообще.

Но давайте зададим себе вопрос: в соответствии ли с чьей-то посторонней волей или же самочинно экс-премьер-министр находится в заточении? Я полагаю, что не по собственной воле. А тогда следующий вопрос: кто лишает её свободы? Ответ очень простой: исполнительная власть государства. Следовательно надо признать, что лишение свободы не по приговору суда и в отсутствие преступления в данном случае вполне соответствует именно воле исполнительной власти государства. Адекватность найдена? — Да.

Теперь осталось сделать только последний шаг. Прошу обратить внимание, что назначение судей производится не исполнительной властью, а властью либо легислатурной (парламентом), либо политической (Президентом). В данном случае вопреки закону человек повторно был назначен на должность именно политической властью. При этом я полагаю, что сделано это было вполне осознанно, а, скажем, не в помрачении. Осознанное действие всегда преследует определённую цель. Если же иметь в виду, что политическая власть Украины руководит также и исполнительной властью, то можно сделать вывод, что как раз приговор бывшему премьер-министру вполне соответствует стремлению этой политической власти, во-первых, и исполнительной — во-вторых, осуществить верховенство своей воли как над правом, так и над законом. И вот этому как раз указанный приговор и последующее лишение свобод вполне адекватны.

Полагаю, что не увидеть и не довести до общества подобную адекватность ни один правозащитник не вправе. Я так считаю — можете на меня обижаться.

Совсем другой вопрос: насколько это самое общество удовлетворяет то обстоятельство, что политическая власть в государстве оказалась стоящей над правами и законами. На этот вопрос я не желаю сообщать собственного мнения. Хотя бы и потому, что это мнение и его наличие — не ваше дело, а моё личное. Во всяком случае так считаю я.

Это если подходить к делу без неряшливого словесания и затёртых до бесчувствия выражений.

Excerpt: Приговор Тимошенко, вопреки утверждению правозащитника, вполне адекватен... стремлению политического режима Украины установить верховенство своей воли над правом и законом.

Links:

  1. http://iuris-civilis.ru/?p=6524

18.01.2012

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори