пошук  
версія для друку
03.02.2012 | Ольга Седакова (Москва)
джерело: www.pravmir.ru

Почему я иду на митинг 4 февраля

   

Чем меня радует то, что у нас сейчас происходит? Самым простым образом — тем же, чем радует и поражает весна после затянувшейся зимы. Наконец-то! И одновременно: неужели? Неужели не все пропало? А ведь можно было решить: все…

Мы снова увидели людей веселых, дружественных, миролюбивых, остроумных, бескорыстных — людей, которым друг с другом хорошо. Это совершенно неслыханное протестное движение. В нем совсем нет ожесточения, зависти, желания у кого-то что-то отобрать и перераспределить. В нем нет распущенности, обычного состояния бунта. Все в себе, все в здравом уме. Его хватает и на забавные, совсем не жестокие шутки. Это бунт милого и доброго против безобразия, тупости и позора. И — против того унылого цинизма, который, казалось, целиком овладел нашим обществом (и в которое культурная элита, увы, только подливала своего скепсиса и мрака).

Дело не только в том, что в наличном положении вещей было слишком много плохого, но в том, что в нем не было хорошего. Нечем дышать — потому что дышать человек может только настоящим и хорошим. Тем, что его возвышает, а не прибивает. Я почувствовала, что дело идет к чему-то новому, когда в последние два-три года все заметнее стали разнообразные стихийные попытки людей делать что-то хорошее вместе. Тушить пожары, собирать деньги на больных, «подвешивать кофе»…

И все это без малейшего морализма, просто, как и должно быть у людей. Этот голод по хорошему, по чистому среди грязи и лжи, по дружескому среди мерзких междусобойчиков или пресловутой «совсем частной жизни» значит для меня — пробуждение достоинства. Человеком и обществом, которое знает вкус собственного достоинства, уже нельзя помыкать. Перед ним нельзя показывать «крутой нрав» — это имеет успех в другой, уголовной среде. Здесь же это смешно и мерзко, да просто неприлично.

Изумительно, что власть просто не может прочесть настроения, которое движет выходящими на улицы. Они говорят открыто: не позволим себя унижать! Но власть такого не понимает: она знает только пещерные мотивы — кто-то заплатил, чья-то диверсия, что-то хотят переделить и т.п. В ее представлении о человеке таких мотивов, как честь, просто нет. Поднимать «бедных» и «неученых» против «богатых», «столичных» и «слишком умных» — это ее единственный ответ на положение.

Где-то этот «классовый язык» и неотъемлемые от него «происки внешних врагов» еще отзовутся, но здесь он всем понятен как допотопная и уже пародийная ложь. Особенно смешно, когда про «сытость» недовольных говорят зажравшиеся миллионеры. Но чудесно то, что и миллионы их никому здесь не нужны. Забирайте свое — и оставьте нас в покое. Грязное богатство явилось, наконец, в своем настоящем свете. Мы хотим страны, за которую нам не стыдно. А мы знаем, что стыдно, а что нет. Вы никогда этого не знали, выставляя свои амфоры и бицепсы. Мы не будем терпеть бесстыдства.

В народе давно ходит известная фраза И. Бродского о том, что эстетика — мать этики. Но еще бесспорней, что политика происходит из этики. Так было при Аристотеле, так осталось навсегда. Мы видим сейчас на наших улицах новую этику, с которой политика определенного типа совершенно несовместима.

 

Источник: «Новая газета»

 

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль