пошук  
версія для друку
21.02.2012 | Вера Васильева
джерело: www.hro.org

Репортаж HRO.org: в «Мемориале» прошел круглый стол о российских политзаключенных

   

В офисе общества «Мемориал» в Москве состоялся круглый стол на тему «Политзаключенные в современной России». Его участники задавались вопросами, кто такие современные российские политзаключенные и какие требования в отношении них общество должно предъявлять власти.

С основными докладами выступили член «Союза солидарности с политзаключенными» Сергей Давидис, представитель организации Amnesty International в России Фридерике Бер, исполнительный директор «Русского общественного движения» Наталья Холмогорова, член Правления Правозащитного центра «Мемориал» Александр Черкасов и журналист The New Times Зоя Светова.

Участникам дискуссии, представляющим столь разные организации, прийти к полному согласию не удалось, однако сам факт обмена мнениями оказался важен и полезен для собравшихся.

«Тема нашего круглого стола последние два месяца получила мощное общественное звучание. Протестные митинги на Болотной площади и на проспекте Сахарова в Москве потребовали от российской власти немедленного освобождения политзаключенных. Вместе с тем общественная дискуссия показывает, что даже в рядах протестующих нет единого понимания – а что же такое «политзаключенный», – сказал Олег Орлов, открывший круглый стол и выполнявший на нем обязанности модератора.

Кроме того, как отметил Олег Орлов, в обществе нет единого понимания, что же надо требовать от власти касательно политзаключенных – их немедленного освобождения или справедливого пересмотра их уголовных дел.

Наибольшие споры велись вокруг самого понятия «политзаключенный». Является ли им человек, преследуемый по политическим мотивам власти, или же только тот, кто пострадал за собственные политические взгляды либо деятельность?

Сергей Давидис предложил, как он сам выразился, метод «двойного ключа»:

«Политзаключенные – это те лица, преследование которых осуществляется, с одной стороны, по политическим мотивам власти и с другой стороны – с явным нарушением закона». Если такое преследование ошибка – это дефект системы, если оно целенаправленно – государство является неправовым, заметил член «Союза солидарности с политзаключенными».

Что касается понятия «узник совести», то, как сказал Сергей Давидис, согласно международному определению, узники совести преследуются за осуществление своей законной деятельности либо за свои политические, религиозные и иные взгляды.

Подход «Союза солидарности с политзаключенными» основывается на принципах, разработанных Amnesty International. О них говорила Фридерике Бер.

Представитель «Международной Амнистии» в России напомнила, что эта организация была создана специально для защиты узников совести – людей, находящихся в заключении только за свои политические и религиозные взгляды и убеждения.

Понятие «политический заключенный» – более сложное, оно, по мнению «Международной Амнистии», подразумевает наличие в преследовании значительного политического элемента. Это может быть мотивация как самого человека, так и преследующего его государства. Понятие «политзаключенный», пояснила Фридерике Бер, шире понятия «узник совести».

С определениями, сформулированными Сергеем Давидисом и Фридерике Бер, не согласилась Наталья Холмогорова. В частности, к узникам совести исполнительный директор «Русского общественного движения» отнесла всех людей, осужденных по «экстремистским» статьям Уголовного кодекса (280, 282, 282.1, 282.2 УК РФ) за свои взгляды или за участие в сообществах, но не совершивших насилия. Наталья Холмогорова выступила за отмену этих статей.

Кроме того, она предложила ввести понятие «политпреследуемый» – это люди, не содержащиеся под стражей, но преследуемые правоохранительными органами по политическим мотивам. В отношении них может вестись следствие, применяться подписка о невыезде и другие меры пресечения, не связанные с лишением свободы.

Александр Черкасов выразил мнение, что при определении, является человек политзаключенным, необходимо принимать во внимание, фабриковались ли доказательства по его уголовному делу, применялся ли по отношению к осужденному избирательный подход и допускались ли в ходе следствия и суда существенные нарушения процессуальных норм.

Вместе с тем член ПЦ «Мемориал» отметил, что по большинству дел, фигурантов которых сегодня предлагается признать политзаключенными, правозащитники имеют комплекс доказательств только с одной стороны – защиты. «Адвокатская позиция по делам политических заключенных не всегда верна. Мы защищаем не тех, кого обвиняют. Мы должны установить наличие или отсутствие вины в действиях обвиняемого», – сказал он.

Зоя Светова, продолжив эту мысль, заметила, что сегодняшний список политических заключенных довольно разношерстен, и вокруг него нет согласия. Для выхода из этой ситуации журналист The New Times предложила создать «высший экспертный совет» из компетентных людей, пользующихся доверием общества, которые будут рассматривать каждое из этих дел.

«Экспертный совет может дать характеристику политзаключенным, но далее – это дело свободы выбора каждого человека, кого считать политическим заключенным», – заявил член Московской Хельсинской группы Валерий Борщев, выступивший в рамках второй части круглого стола.

Правозащитник также напомнил, что во времена СССР на квартирах у некоторых диссидентов существовали центры помощи политзаключенным, куда приносили еду, одежду для дальнейшей отправки в политические лагеря. «Это воспринималось как общее дело. Сейчас необходимо организовать такое же консолидирующее движение», – считает он.

В свою очередь, Сергей Ковалев полагает, что «узник совести – это человек, который не нарушал закон, а всего лишь воспользовался своим правом, которое было рассмотрено властью как опасность». Между тем, политический же заключенный – «это фигура, всегда возникающая в силу зависимости суда от власти. Человек становится политзаключенным тогда, когда применена политическая неправовая мотивация власти».

По мнению президента Института прав человека, «важны политические мотивы в действиях обвинения, а не обвиняемых».

В ходе второй части круглого стола также выступили члены Правления общества «Мемориал» Александр Даниэль и Валентин Гефтер, директор информационно-аналитического центра «Сова» Александр Верховский, исполнительный секретарь Политического комитета партии «Яблоко» Галина Михалева и многие другие.

В целом полемика носила мирный характер. Исключением стало выступление Бориса Стомахина, осудившего ПЦ «Мемориал» за то, что, когда он сам находился в заключении, Правозащитный центр не признал Стомахина политзаключенным.

Кроме того, Борис Стомахин предложил считать политзаключенными всех чеченских боевиков и, в частности, Амира Магаса. На это Александр Черкасов заметил, что Магас призвал своих соратников считать легитимной целью мирное некоренное население.

Полное видео круглого стола и выступления всех участников вскоре будут опубликованы на сайте  «Мемориала".

21/02/12

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори