пошук  
версія для друку
01.03.2012 | Алексей Светиков

Доступ к правосудию на Луганщине: результаты мониторинга

   

Ключевая тенденция: суд утрачивает независимость

Основной тренд изменений судебной системы двух последних лет – резкий рост ее зависимости от других ветвей власти. По нашей оценке, «подчинение» судебной системы происходит целенаправленно за счет институционных и законодательных реформ, за счет кадровых назначений, главным образом - председателей судов, и за счет показательных санкций в отношении «неугодных» судей. По мнению правозащитника Николая Козырева (в интервью АРН), благодаря «реформам Высший совет юстиции и Высшая квалификационная комиссия превратились в Инквизицию в отношении каждого судьи». В заявке на антипремию «Будяк року – 2011» ЛОО КИУ аргументировал свое предложение присудить ее Высшей квалификационной комиссии судей тем, что она работает исключительно как репрессионная машина в отношении неугодных судей, а не на повышение качества судейства.

Сегодня суд зачастую выступает в роли придатка, легализующего политические решения исполнительной власти. «Наши судьи полностью зависимы от власти. Они, по сути, являются чиновниками», – считает луганский адвокат Игорь Чудовский. В результате не только в Киеве, но и в регионах появились «политически ориентированные дела».

Так, судебный репортер Валерий Жаровный сравнил два рассмотренных луганскими судами в 2011 году резонансных уголовных дела, которые очень близки по составу преступления, но закончились для обвиняемых совершенно по-разному.

15 июня 2011 г.  Николай Девицкий, учредитель компании «Астра» и председатель независимого профсоюза таксистов, среди белого дня с использованием спецсредства (телескопической дубинки)  избил водителя маршрутного такси за то, что тот, по его мнению, остановился для высадки пассажиров в неположенном месте. Пассажиры маршрутки, ставшие свидетелями, вызвали «Скорую», и  водитель с сотрясением мозга и другими телесными повреждениями был госпитализирован. Николай Девицкий имеет несовершенного сына.

В ночь на 4 июля 2011 года Роман Ландик в ресторане «Баккара» избил посетительницу Марию Коршунову, которая с сотрясением мозга и телесными повреждениями была госпитализирована. Роман Ландик также имеет несовершеннолетнего сына.

В отношении Николая Девицкого было возбуждено уголовное дело по статье 296 часть 1, избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде, о возмещении ущерба избитому водителю не сообщалось. Каменнобродский суд применил в отношении Девицкого амнистию.

В отношении Романа Ландика за совершенно аналогичные действия было возбуждено уголовное дело по статье 296 часть 3, избрана мера пресечения в виде ареста. Он около полугода находился в СИЗО, а в зале судебных заседаний – в клетке. Родственниками Ландика с пострадавшей было подписано мировое соглашение и выплачена компенсация в сумме 300 тыс. грн. Тем не менее Роман Ландик был осужден Ленинским районным судом Луганска к трем годам лишения свободы (с отсрочкой на два года).

В связи с этим  Валерий Жаровный задает уместный вопрос: в каком из этих двух случаев украинский суд действовал по закону?

Впрочем, для Луганской области это не есть чем-то новым. После относительной независимости судей в середине 90-х годов, с назначением председателем областного суда «сильного администратора» Леонида Фесенко, в регионе довольно быстро выстроилась «вертикаль» судов. Которые и в то время принимали «политически ориентированные решения». Максимального уровня эта практика достигала в 2002-2004 годах, а в последующие пару лет вмешательство власти в рассмотрение судебных дел существенно уменьшилось. Правда, при одновременном увеличении коррупционной составляющей в процессе осуществления правосудия.

Проблема настолько глубока, что ее невозможно решить на уровне выполнения стандартных рекомендаций Совета Европы. На наш взгляд, более действенными средствами могут быть:

- прямое  избрание председателей судов жителями соответствующих территорий (из числа судей соответствующих судов) с увеличением их полномочий в инициировании дел о назначении или привлечении к ответственности судей их судов;

- увеличение срока давности по уголовным делам, связанным с вмешательством в правосудие, до 20 лет.

 

Важнейшая тенденция: потеря  репутации

Особенность третьей ветви власти состоит в том, что ее вердикты почти всегда принимаются в ущерб конкретным интересам одной из сторон. Общество признает право принятия таких решений судьями только при условии высокой репутации последних. Преступник не может осуждать за преступления других людей, это не будет воспринято общественным мнением.

В последние годы репутация украинского правосудия скатилась на рекордно низкую отметку, значительная часть социума поддерживает идею люстрации в судебной системе. Репутационные потери  правосудие несет в связи с крайней коррумпированностью судебной системы, и в связи с тем, что судьями назначаются (и продолжают быть после назначения) явно профнепригодные по моральному или квалификационному уровню люди.

Основой коррупции в сфере правосудия продолжают оставаться устойчивые связи судья-адвокат, при наличии  которых «дела» решаются не по закону, а по «связям» адвоката и размеру его «гонорара», которым тот делится с судьей. Об «эффективности» этих связей можно судить по такому факту: после создания в Северодонецке элитного жилого комплекса «Ориана», где стоимость квартир начинается с 500 тыс. грн., туда за два года переехала добрая половина судей северодонецкого суда.

Рекордсменами по количеству попавших в печать историй компрометирующего характера являются судья северодонецкого суда Руслан Юхимук и судья Ленинского суда Луганска Елена Запорожченко. Своеобразное досье на этих судей привел в интервью изданию «Остров» заместитель председателя комитета Верховной Рады по делам правосудия Юрий Кармазин (http://ostro.org/articles/article-77894/).

Еще до назначения Руслана Юхимука судьей пожизненно он стал «героем» нескольких громких историй вроде открытия в отношении него двух коррупционных дел или стрельбы из пистолета в потолок ресторана, дабы «отшить конкурентов» от билиардного стола. Любое из таких «приключений» сделало бы невозможным (ввиду явной профнепригодности по моральным качествам) назначение судьей в цивилизованной стране. В Украине Руслану Степановичу это не позволяло быть судьей лишь до тех пор, пока к власти не пришли представители «союзнической» политической силы. Включающей в себя и Леонида Фесенко. И это лишь укрепило судью во мнении, что ему все позволено: 10 февраля 2012 года ВККС объявила Юхимуку выговор. Вряд ли последний, много людей жалуются на действия  этого судьи.

Много проблем перед избранием судьей пожизненно было и у Елены Запорожченко. Например, В 2007 году делами  Запорожченко всерьез интересовалась Генеральная прокуратура Украины – по поводу процессуальных нарушений в пользу  лица, осуществившего рейдерский захват. Увы, она тоже, как и Юхимук, судья пожизнено. И в 2011 году продолжала «радовать» луганчан перлами «правосудных решений». Например, 10 марта 2011 года во время открытого судебного процесса по делу о взрыве в Луганской городской больнице №7 она заявила сотруднику газеты «XXI век» Злате Волконской, что журналист не может находиться в зале суда, а тем более вести диктофонную запись без ее разрешения.

Впрочем, участниками  скандалов периодически становятся и другие судьи региона. Так, в мае 2011 года открывалось дисциплинарное производство в отношении судьи Жовтневого райсуда Луганска Юлии Лозко. Что не помешало ее одновременному повышению – переводу в апелляционный суд Луганской области.

Северодонецкий адвокат Игорь Радченко на публичной встрече с Геннадием Москалем в Северодонецке информировал о коррупционных действиях председателя Сватовского районного суда Станислава Юрченко. Который, по информации Радченко, фактически руководит работой предприятия, формально принадлежащего его жене. Информация об этом появлялась и в СМИ. Впрочем, следует скептически относиться к возможности возбуждения коррупционного дела в отношении любого главы местного суда Луганщины: они слишком плотно встроены в «вертикаль». Например, задержание судьи Антрацитовского горрайонного суда, вымогавшего взятку от частного предпринимателя за освобождение того от уголовной ответственности за организацию игрового бизнеса, не имело какого-либо логического продолжения. 

По нашему мнению, общество имеет право с особым вниманием наблюдать за деятельностью судей, поскольку от этого зависит правопорядок в государстве. Однако в Украине нет эффективно действующих инструментов, которые позволяли бы обеспечивать репутацию системы правосудия не путем цензуры на обнародование фактов недопустимого поведения судей, а путем принятия по таким фактам действенных дисциплинарных мер.

Система привлечения судей к дисциплинарной ответственности нуждается в коренной перестройке, она должна объединить элементы защиты судей от преследования за законные решения и, в тоже время, участие общественности в инициировании дисциплинарного производства.

 

  Тенденция: увеличение неравенства сторон в суде

В 2010 году в Луганской области было осуждено 14058 лиц, оправдано – всего 12.  И эта разница с каждым годом увеличивается. Игорь Чудовский из адвокатской компании «Чудовский и партнеры» в интервью АРН обращает внимание, что на сегодняшний день в Украине выносят всего 0, 1% оправдательных приговоров. В то время как при Сталине оправдательных приговоров было 10%, при Хрущеве – 25-28%. А при царе все 70!».

Позиция ст. 16-1 УПК о равенстве прав и состязательности обвинения и защиты в уголовном процессе не соблюдается. И это неравенство имеет тенденцию к усилению. Луганские адвокаты обращают внимание, что судьи, как правило, напрямую противостоят им и выполняют работу обвинителей, доказывая виновность обвиняемого вместо прокурора.

Впрочем, нарушение принципа равенства сторон  происходит на всех стадиях уголовного процесса: на досудебной стадии, во время судебного следствия, при оценке доказательств и вынесении приговора.

Следствие  в случаях, когда подследственный отказывается «сотрудничать» (то бишь, признавать свою вину), часто обращается в суд с представлением об изменении меры пресечения на взятие под арест. Обычно «обосновывая» его тем, что обвиняемый, находясь на свободе, будет препятствовать следствию. Без приведения каких-либо фактов, свидетельствующих, что обвиняемый совершал такие действия, находясь под подпиской о невыезде. Как правило, судьи поддерживают такие представления, игнорируя контрдоводы защиты. Примером подобного решения является, по нашей оценке, постановление Жовтневого суда Луганска о заключении в СИЗО Виктора Гижевского. Единственного из шести должностных лиц ЛГКП, обвиняемых в хищении средств из платежей за коммунальные услуги, который на стадии следствия отказался признать себя виновным.  Практикующие адвокаты отмечают, что за последние два года вдвое уменьшилось количество решений судов об отмене меры пресечения в виде ареста, суды отказывают в этом даже в тех случаях, когда имеются медицинские показания о необходимости лечения вне стен СИЗО. Как считает юрист Богдан Бондаренко, причина в том, что пребывание в СИЗО значительно ухудшает возможности для защиты в уголовном процессе. И что помещение в СИЗО дает следствию возможность добиться от подозреваемого любых признательных показаний. Тем более, что в СИЗО подозреваемый (то есть, юридически невиновный человек) может находиться несколько лет.

Во время судебного процесса судьи, как правило, поддерживают обвинителя в его процессуальном противостоянии с защитой, а иногда прямо препятствуют последнему в предоставлении доказательств. Пример таких действий: 6 сентября 2011 года Жовтневый суд Луганска, рассматривающий уголовное дело руководителей ЛГКП по ст. 191 ч. 5 УК Украины, отказался удовлетворить ходатайство обвиняемого Виктора Гижевского приобщать к делу копии квитанций о приеме платежей без выдачи кассового чека. Которые, по мнению обвиняемого, свидетельствуют о его невиновности. Суд отказался приобщить эти материалы с мотивацией, что они «не являются предметом обвинения по данному делу».

Наконец, явное процессуальное неравенство защиты и обвинения в уголовном процессе проявляется в практике возврата дел на доследование. В случае, когда защита доказывает необоснованность обвинительного заключения, суд, как правило, вместо вынесения оправдательного приговора принимает решение о возврате дела на доследование. При этом обвиняемый, вина которого в суде доказана не была, остается в СИЗО.

Подобное неравенство процессуальных прав наблюдается и в административных процессах, особенно в судах первой инстанции, зависимых от местных исполкомов и райгосадминистраций. В последнее время явный «обвинительный уклон» в отношении должников (и в пользу коммунальщиков) демонстрируют суды по делам о взыскании задолженностей по коммунальным услугам.

 

Несправедливость судебных решений

Действующие адвокаты отмечают избирательный подход к судов к подсудимым: судьба последних напрямую зависит от их материального положения. И у следователей, и у судей существует своеобразный прейскурант: за год смягчения приговора, за выбор меры пресечения без лишения свободы и др. Елена Андреева, адвокат компании «Андреева и партнеры» в интервью АРН утверждает, что только 30% судебных решений можно назвать справедливыми, во всех остальных случаях судьи отстаивают интересы тех, кто имеет деньги или силу.

Пример  подобного судебного вердикта из нашей практики: гражданин Н., 26 лет, был избит и ограблен тремя посетителями северодонецкого кафе. По видиозаписи камеры наблюдения (на которой видно, как трое мужчин уводят Н. в тень), дознание установило нападавших и изъяло похищенное имущество, а к делу приобщило заключение судмедэксперта о побоях. Однако судья при рассмотрении дела видиозапись проигнорировал, что позволило переквалифицировать его из ограбления в кражу. И освободить грабителей от наказания. Апелляционный суд приговор отменил.

Уникальный приговор вынес новоайдарский районный суд. Водитель, якобы виновный в совершении ДТП, в котором погибли 5 человек, был приговорен к 6-ти годам лишения свободы с выплатой материального и морального ущерба. В приговоре судья указал, что обвиняемый «вину свою признал, но ничего не помнит». Действительно, выживший при аварии водитель в результате посттравматической амнезии ничего не помнил. Но следователь убедил его признать, что он  виновен в ДТП, и это признание было единственным основанием для вынесения приговора. Приговор отменен кассационной инстанцией.

Кассационным судом отменены определения Северодонецкого городскоого суда и Донецкого апелляционного административного об оставлении без рассмотрения иска общественной организации «Зелений світ» к заместителю председателя луганской облгосадминистрации. Судьи оставили иск без рассмотрения, считая, что рассматривать его следует в окружном суде, а не в местном, хотя норма КАСУ оставляет это на выбор истца. И вряд ли судьи не знали, что принимают заведомо незаконное решение.

Увы, нарушения норм материального и процессуального права при вынесении судебных решений является в Луганской области обычным делом. В лучшем случае такие решения отменяются апелляционной или кассационной инстанциями. Однако, в Украине не предусмотрены какие-либо меры реагирования на факты принятия судьями незаконных решений: ни на уровне государственных органов, ни на уровне органов судейского самоуправления. Отмена решения судьи вышестоящей инстанцией вообще не оказывает никакого влияния на его дальнейшую профессиональную карьеру. А должно. И начать можно с открытой публикации статистических данных о количестве рассмотренных каждым судьей дел, с разбивкой по категориям, и о количестве решений, отмененных апелляционной и кассационной инстанциями.

 

Право на защиту не является эффективным

И суды Луганской области, и государственное обвинение систематически демонстрируют неуважение к праву обвиняемых на защиту, игнорируют нормы процессуального законодательства, которыми это право обеспечивается.

Примером может быть резонансное дело Михаила Пащука. 8 декабря Ленинский суд Луганска вынес постановление о помещении обвиняемого Михаила Пащука в медицинское учреждение для проведения стационарной  комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы. В постановлении указан срок обжалования постановления – трое суток со дня вынесения.

Однако, уже 10 декабря, когда постановление суда еще не вступило в законную силу, следователь  с помощью конвоя принудительно доставил Пащука в закрытое отделение строго надзора Луганской областной психоневрологической больницы. Прокуратура не усмотрела в таких действиях следователя нарушения. Михаил Пащук успел подать апелляционную жалобу на это постановление, и оно было рассмотрено апелляционным судом Луганской области  в порядке письменного производства. Ни адвокат Пащука, ни он сам на рассмотрение апелляционной жалобы не приглашались. Нельзя считать такую апелляционную процедуру эффективным средством защиты.

Нам представляется, что выделенные из контекста конкретных дел подобные процессуальные нарушения в первую очередь должны стать предметом стратегических дел, проводимых правозащитными организациями. Результатом таких дел должно быть:

- формирование информационной среды, публичное осуждение (по результатам пересмотра дел) практики нарушения процессуальных прав;

- обобщение правоприменительной практики на уровне Верховного и кассационных судов;

- принятие решений международного суда по правам человека.

 

Рассмотрение дел в отсутствии ответчика

Неотъемлемое право человека, привлекаемого к суду по гражданскому или другому делу – иметь возможность пояснить суду свою позицию. Для этого человек, по меньшей мере, должен быть надлежащим образом уведомлен о дате, времени и месте проведения судебного заседания. Обязанность такого уведомления возлагается на государство. Если такого уведомления не было, а суд постановил вердикт, то следует считать, что право на доступ к правосудию безусловно нарушено.

Примеры таких нарушений привел правозащитник из Славяносербска Андрей Саковский. Так, заочное решение судьи Артемовского районного суда города Луганска Степиной О.С. от 12.01.2010 года (дело № 22ц-1799/10) о взыскании морального вреда было отменено, поскольку дело рассмотрено в отсутствие ответчицы, и в материалах дела отсутствуют доказательства, что она была надлежащим образом уведомлена о времени и месте судебного заседания. Аналогичное нарушение было допущено судьей Стахановского городского суда Луганской области Гончаровым О.М. при рассмотрении гражданского дела №22-939/10 по иску о взыскании задолженности за обслуживание дома и придомовой территории.

Впрочем, довольно часто в материалах судебного дела делается отметка, что участник процесса уведомлялся о времени и месте проведения судебного заседания, но в суд не явился. Хотя на самом деле этого не делалось. Потенциально любой житель Луганской области может неожиданно для себя узнать, что в отношении него уже принято некое судебное решение. А он не знал не только о дате судебного заседания, но иногда и о том, что к нему подавался иск. Например, такое случается примерно в половине случаев принятия решений о взыскании задолженностей по коммунальным платежам или о привлечении к ответственности за административные правонарушения.

Андрей Саковский представил нам результаты своего исследования по фактам нарушения статьи 268 КоАП Украины – когда дела рассматривались в отсутствие лица, привлекаемого к административной ответственности, и в деле не было данных о своевременном его уведомлении о месте и времени рассмотрения дела. Такие случае фиксировались в большинстве судов Луганской области. Например, в Краснолучском городском суде (дело  в отношении С.  Н.Ю., ст. 130 ч.1 КоАП Украины); Славяносербском районном суде (дело в отношении П… В.Г. , ст. 121 ч. 3 КоАП Украины); Новоайдарском районном суде (дело в отношении З.  И.И., ст.130 ч.1 КоАП Украины); Ленинском районном суде (дело в отношении М.  М.Д. по ст.130 ч.1 КоАП Украины, А.  А.А. по ст.124, 122-4 КоАП Украины); Каменнобродском районном суде (дело в отношении М. А.В. по ст. 122 ч.4 КоАП Украины); Краснодонском  горрайсуде (дело в отношении С.   И.М. , ст.130 ч.1 КоАП Украины); Артемовском районном суде (дело в отношении Ш.   Г.Л., Мороз А.А. по ст. 130 ч.1 КоАП Украины, Ш.   С.М. по ст. 122 ч.4 КоАП); Лутугинском районном суде (дело в отношении Р.  С.С. по ст. 130 ч.1 КоАП Украины); Первомайском городском суде (дело в отношении К.  Д.Ю., ст.130 ч.1 КоАП Украины); Ровеньковском городском суде (дело в отношении Р.   А.А. , ст.130 ч.1 КоАП Украины); Северодонецком городском суде (дело в отношении П.    В.С., ст.124 КоАП Украины); Лисичанском городском суде (дело в отношении Л.  Н.В., ст.130 ч.1 КоАП Украины); Жовтневом  районном суде (дело в отношении Л.   Ю.А. ст.122 ч.3 КоАП).

Лучший вариант, когда после суда, о котором ответчик не знал, приходит по почте копия заочного судебного решения: в этом случае его можно обжаловать. Хуже, когда о принятом в суде решении человек узнает от судебного исполнителя, который приходит накладывать арест или изымать имущество. А в нашей практике был случай, когда пенсионер узнал о решении суда, которым с него уже взыскивались деньги в пользу третьего лица, когда пошел в Пенсионный фонд узнать, почему уменьшилась пенсия. Оказалось, что взыскивают по исполнительному листу.

Обычной практикой для судов Луганской области является принятие решений, затрагивающих права и обязанности  третьих лиц,   которые к участию в процессе не привлекались. Например, так рассматриваются практически все иски о взыскании задолженности по коммунальным платежам: иск предъявляется к лицу, на которое оформлен договор или лицевой счет, а взыскание задолженности по решению, принимаемому судом, производится со всех проживающих солидарно . То есть с лиц, который о судебном иске могли и не знать.

Достаточно часто суды принимают решения по искам, которые затрагивают интересы малолетних или несовершеннолетних детей, не привлекая к участию в процессе орган опеки. В отдельных случаях это становится причиной отмены судебных решений апелляционной инстанцией. Андрей Саковский привел пример такого случая. Так было отменено решение Стахановского городского суда Луганской области от 15.04.2010 года (дело № 22ц-4120/10, судья Зинченко) о выселении из спорной квартиры, в которой с родителями проживал малолетний ребенок, но дело было рассмотрено без участи органа опеки. Однако, чаще всего такие решения не обжалуются вовсе, поскольку у органа опеки нет о них информации.

По нашему мнению, в процессуальные кодексы должна быть возвращена статья, которой предусматривалась обязательная отмена судебных решений, принятых без надлежащего уведомления лица, в отношении которого решением установлены обязанности.

 

Неисполнение судебных решений

Вот информация, предоставленная юристом Станично-Луганской районной  организации ветеранов Украины  Александром Левенцом. С 01.11.2011 года Управлением Пенсионного фонда Украины в Старобельском районе не исполняется исполнительный лист  №2-а-2359/9  от 24.02.2010 года,   выданный Старобельским районным судом на имя  гражданки Г. ,   которым Управление Пенсионного фонда Украины в Старобельском районе  обязывалось произвести перерасчет  и выплату надбавки к пенсии гражданки Г. в размере 30 % минимальной пенсии по возрасту. В настоящее время  Управлением  Пенсионного фонда Украины в Старобельском районе подано исковое заявление в указанный суд об отмене вышеуказанного решения суда по вновь открывшимся обстоятельствам, в качестве которого указывается Решение Конституционного суда Украины от 26.12.2012 года №20рп-2012.  В интересах гражданки  Г. подготовлено заявление  в прокуратуру Старобельского района о решении вопроса о возбуждении уголовного дела против должностных лиц  УПФ в Старобельском районе  по факту неисполнения решения суда.

Управлением Пенсионного фонда Украины в Станично-Луганском районе не исполняются  исполнительные листы №2а-90/11 и №2а-91/11 от 02.09.2011 года, выданные Станично-Луганским районным судом на имя  гражданки Ц. и гражданина Ц., которыми Управление Пенсионного фонда Украины в Станично-Луганском районе обязывалось произвести перерасчет и выплату  надбавки к пенсии в размере 30% минимальной пенсии  по возрасту с 01.01.2009 года по 30.11.2010 года с учетом ранее выплаченных сумм. В интересах граждан Ц. подготовлены заявления в Отдел принудительного исполнения решений судов Управления  ГИС Главного управления юстиции в Луганской области о принятии мер в соответствии с требованиями ст. 89 Закона Украины «Об исполнительном производстве».

Эти две истории – ничтожная часть практики юристов, работавших в последние четыре месяца в сфере взыскания через решения судов различных видов социальной помощи. Эта практика свидетельствует, что в Украине в правоприменительной сфере произошла подлинная катастрофа. Все исполнительные службы одновременно прекратили исполнительное производство по действующим судебным решениям о взыскании социальных выплат.

 

Отсутствие эффективной юридической помощи

Лица, нуждающиеся в юридической помощи в суде или в органах дознания (следствия) по уголовным делам, в значительной мере лишены права на свободный выбор защитника. Предусмотренного как частью первой статьи 59 Конституции Украины (в интерпретации решения Конституционного суда Украины от 16.11.2000 года),   так и статьи 6  ЕКПЧ. Поскольку в качестве защитников не допускаются специалисты в области права (юристы), не получившие специального статуса адвоката. Юрист Виктор Данченко описал, к чему это приводит на практике. 28 февраля 2011 года постановлением судьи Антрацитовского суда Назаровой был отстранен от участия в уголовном процессе в качестве защитника юрист, специализирующийся на правоотношениях, связанных в выполнением правил дорожного движения и с последствиями ДТП Андрей Решетняк. В результате этого обвиняемый Р. был лишен какой-либо правовой помощи.  Подобные решения луганских судов являются типичными и основаны они на правовой позиции Верховного суда, прямо противоречащей, по нашему мнению, позиции Конституционного суда. По нашей оценке, такая практика приводит к ухудшению доступа к правосудию.  Кроме того, получение статуса адвоката связано с весьма непрозрачной и коррупционной процедурой. В результате подобного ограничения конкуренции наблюдается серьезный  негативный тренд - стремительный рост стоимости адвокатских услуг в сравнении со средними зарплатой и пенсией. Адвокатские услуги сегодня недоступны более чем половине населения Луганской области. В таких условиях не может быть эффективной и процедура «pro bona», внедряемая Минюстом; в других странах она рассчитана на обеспечение бесплатной адвокатской помощью существенно меньшей части населения. При этом остаются очень низкими как качество адвокатских услуг, так и морально-этический уровень многих адвокатов. Они не контролируются  ни государственными структурами, ни профессиональными объединениями. Для людей, пострадавших от недобросовестных адвокатов, не существует реальной возможности для подачи апелляций.

Экстремальным примером является случай, описанный в №30 за 2011 год газеты «ХХІ век»: луганский адвокат получил от заказчиков 10 тыс. долларов: 5 тыс. как гонорар и 5 тыс. – для «решения вопроса». Но он оказался настолько некомпетентным и неквалифицированным, что клиенты разорвали договор и потребовали часть денег вернуть. Тот не захотел, а милиция в возбуждении уголовного дела за мошенничество отказала. При очередной встрече адвокат обстрелял машину бывших клиентов из травматического пистолета, о чем милиция составила протокол и возбудила уголовное дело. Тем не менее, этот человек продолжает заниматься адвокатской деятельностью, и даже дает в суде показания против бывшего клиента, используя полученную от него ранее информацию.

Еще одна негативная тенденция состоит в том, что адвокаты все меньше пользуются  иммунитетом, связанным с их профессиональной деятельностью.  Например, луганские СМИ сообщали, что 22.09.2011 года сотрудниками Артемовского РОВД Луганска возле дверей своего офиса была избита адвокат Андреева.

Низкое качество адвокатуры является еще одним обстоятельством, в связи с которым доступ к правосудию для жителей Луганской области является недостаточным. Нам представляется, что улучшить ситуацию в этой сфере могла бы либерализация получения лицензии на адвокатскую практику для юристов по образованию, утверждение обязательных при предоставлении адвокатских услуг форм документов и рекомендуемых тарифов, внекомиссионная периодическая проверка знаний (платные централизованные компьютерные тесты), внедрение апелляционных процедур.

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори