пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"201208
20.03.2012 | Анна Кулешевич
джерело: polit.ua

Демонстрация кровавой силы

   

"Політ.ua"  публикует реплику, которая вышла на сайте польского журнала Nowa Europa Wschodnia и посвящена последним событиям в Белоруссии, когда были расстреляны двое обвиняемых в теракте в минском метро.

 

В американском штате Вирджиния в США от момента вынесения смертного приговора до его исполнения проходит в среднем 8 лет. В Белоруссии властям потребовалось всего лишь несколько месяцев, чтобы убить двух друзей, осужденных за взрывы в белорусском метро. Место их захоронения неизвестно, мы не знаем, что стало с телами. Известно лишь, что они были казнены.

11 апреля 2011 года, 17:56 по местному времени. В Минске на станции метро Октябрьская зафиксирован взрыв. Взорвана бомба. 15 убитых, 387 раненых.

30 ноября 2011. Верховный суд выносит вердикт. Виновным в совершении теракта в метро признан Дмитрий Коновалов, а Владислав Ковалев был его сообщником. Оба приговорены к смертной казни. Они были друзьями детства.

16 марта 2012 года. Мать одного из осужденных, Любовь Ковалева, получает письмо с подтверждением исполнения судебного решения в отношении ее сына. Появляются слухи о казни Дмитрия Коновалова.

17 марта 2012 года. Национальное телевидение сообщает о расстреле обоих 25-летних людей.

Последняя подобная страна

Белоруссия является единственной страной в Европе, которая в настоящее время выносит и приводит в исполнение смертные приговоры. Кроме того, это единственная страна в Европе, управляемая диктатором. Уже одно это заставляет усомниться в результатах судебных процессов. 

Однако, много вопросов процесс Коновалова и Ковалева оставляет и сам по себе. Информация о поимке истинных виновников теракта появилась весьма быстро. На удивление быстро. Но столь же быстро выносятся и судебные приговоры в Белоруссии. Поскольку руководит ими на самом деле президент Александр Лукашенко, и он не может допустить дестабилизации ситуации в своей стране. А если уж кто-то решается на такой шаг - то должен понести суровое наказание. И невольно возникает вопрос: сколько среди тех, кто был осужден на смерть (а таких в Белоруссии достаточно - точная численность не известна), на самом деле были невиновны.

Виновны, невиновны, вынуждены?

Коновалов отказался признать вину в суде: обвинение зачитывали по бумажке. Но на допросах он сознался. Во всем. Известно, однако, достаточно способов заставить сделать подобное. Неужели для специалистов в данных вопросах будет сложно вынудить человека поставить подпись под признательными показаниями?

Ковалев во время своего последнего слова в суде настаивал на своей невиновности. Отрицал он и вину Коновалова. Он также сообщил матери во время свидания, что Дмитрий согласился со всеми обвинениями, поскольку был вынужден это сделать.

Тень сомнения накладывают и определенные процессуальные нарушения, которые были зафиксированы во время рассмотрения дела, что лишний раз заставляет не согласиться с правомерностью его исхода и виной осужденных. В американском штате Вирджиния в США от момента вынесения смертного приговора до его исполнения проходит в среднем 8 лет: 8 лет, в течение которых могут появиться доказательства, способные изменить решения суда. Ковалева и Коновалова расстреляли через 4 месяца. Была ли это борьба за справедливость? Скорее демонстрацией силы и власти Александра Лукашенко.

О том, что признание вины Коноваловым скорее всего было вынужденным, заявил глава Парламентской ассамблеи Совета Европы Жан-Клод Миньон. Комитет ООН по правам человека по просьбе сестры и матери Ковалева обратился к белорусским властям с прошением отменить приговор. Решение суда осудили и другие организации по защите прав человека. Его осудила Европа. Но решения это не изменило.

Борьба до конца

Куда более значительной и драматической была борьба Любови Ковалевой за жизнь своего сына. Она умоляла о помощи, она обращалась к президенту Лукашенко: одного его слова было достаточно, чтобы, как по мановению волшебной палочки, спасти жизни 25-летних ребят. Но Лукашенко, был непреклонен.

Любовь никогда не узнает точную дату смерти сына. Она получила лишь обычное письмо с известием, что приговор был приведен в исполнение. В соответствии с белорусским законодательством, ей никогда не выдадут его тело и никогда она не увидит место его погребения. Но она хочет за это бороться. Она хотела бы похоронить сына достойно. Бесспорный тиран и террорист Усама бен Ладен, после смерти был похоронен в традициях своей религии. Молодые люди, чья вина весьма сомнительна, и этого - по мнению белорусских властей - не заслуживают. Нет, ведь иначе их могилы могли бы стать своеобразным местом поклонения, а они сами - мучениками. Нет, власть не может этого допустить.

На лестничных клетках домов, где живут семьи Коновалова и Ковалева в Витебске люди возлагают цветы и зажигают свечи. На улице дежурит патруль милиции. Накануне уже были первые задержания. Фотография Ковалева с черной траурной лентой появилась также в минском метро. Через несколько минут ее унес человек в штатском.

Само расследование требует расследования

Однозначно говорить о вине казненных нельзя. Прежде всего, это невозможно в условиях белорусского суда и следствия. Правду знали Владимир Коновалов и Владислав Ковалев, но они унесли ее с собой в безымянную могилу. Еще вероятнее ее знают представители определенных институций. Но сомнительно, что они ее расскажут.

Можно сказать парадоксальную фразу: следствие и процесс над Коноваловым и Ковалевым сами требуют следствия и процесса. Правосудие при диктатуре всегда вызывает вопросы и сомнения.  И дело Коновалова и Ковалева только лишний раз продемонстрировало, как "быстро, скоро и эффектно" решаются там дела. Но в это должно верить общество: что можно себя чувствовать в безопасности, и что все преступники найдены и осуждены. Но как можно чувствовать себя в безопасности, когда все происходящее скорее напоминает демонстрацию силы? И кроме того, очень кровавую.

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори