пошук  
версія для друку
09.04.2012 | Вадим Човган

Современные тенденции развития минимальных стандартных правил обращения с заключенными

   

Содержание существующих процессов обсуждений, дискуссий, касающихся пересмотра Минимальных стандартных правил Организации Объединенных Наций (ООН) обращения с заключенными (Правила, МСП), представляет собой безусловный научный и практический интерес. Это, среди прочего, связано и с тем, что в перспективах их изменений проглядываются и перспективы реформирования национального законодательства и практики. Поэтому нами планируется сделать обзор существующих на сегодня тенденций развития МСП. С этой целью автор исследовал рабочие документы, резолюции структурных подразделений ООН, в том числе Управления по наркотикам и преступности, общался с некоторыми экспертами, которые входят в межправительственную группу экспертов открытого состава (IEGM) по пересмотру Правил.

Минимальные стандартные правила обращения с заключенными явились результатом длительного процесса разработки, начало которому было положено в 1926 году Международной пенитенциарной комиссией (впоследствии Международной уголовной и пенитенциарной комиссией), при этом в 1933 году итоги работы Комиссии были пересмотрены, а впоследствии в 1949 году доработаны Специальным комитетом экспертов. Перед самым своим роспуском в 1951 году Комиссия представила проект Правил, которые были окончательно приняты первым Конгрессом Организации Объединенных Наций по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями в 1955 году. В 1957 году они были одобрены Экономическим и Социальным Советом ООН.

Несмотря на то, что Правила не имели обязательной юридической силы, вскоре они были признаны эталоном, с которым должны были соизмеряться все другие стандарты обращения с заключенными. За прошедшие почти 60 лет они превосходно выдержали испытание временем. В целом они сформулированы в простой и доступной для понимания форме, а воплощенные в них принципы по-прежнему столь же актуальны, как и тогда, когда они впервые были одобрены.

Тем не менее, ни один юридический акт, выдержав такой длительный срок испытаний, не мог бы оставаться отвечающим реалиям жизни без внесения в него изменений. В особенности это касается сферы стандартов прав человека, которые существенно возросли с того времени. Как показывает исследование, в МСП содержится достаточно много правил, которые устарели, кроме того, прослеживаются пробелы в их регулятивном потенциале, что связанно с новыми вызовами, которые предстали перед системами исполнения наказаний во всех странах при обеспечении соблюдения прав заключенных.

 

Постановка вопроса о необходимости пересмотра Правил

 

12–19 апреля 2010 года в Сальвадоре, Бразилия, был проведен двенадцатый Конгресс ООН по предупреждению преступности и уголовному правосудию (далее – Конгресс). На Конгрессе было поднято много глобальных вопросов, касающихся борьбы с преступностью, и во время его проведения была принята Сальвадорская декларация «О комплексных стратегиях для ответа на глобальные вызовы: системы предупреждения преступности и уголовного правосудия и их развитие в изменяющемся мире».

 Генеральная Ассамблея, подытожив работу Конгресса в пункте 10 своей резолюции 65/230 от 21 декабря 2010 года[1], озаглавленной «Двенадцатый Конгресс Организации Объединенных Наций по предупреждению преступности и уголовному правосудию», просила Комиссию по предупреждению преступности и уголовному правосудию учредить межправительственную группу экспертов открытого состава (IEGM) для обмена информацией о наилучших видах практики, а также о национальном законодательстве и действующем международном праве с целью пересмотра действующих МСП, с тем чтобы они учитывали последние научные достижения и наилучшие виды практики в сфере работы уголовно-исполнительных учреждений, для вынесения рекомендаций Комиссии относительно возможных последующих действий.

Следует отметить, что о необходимости пересмотра почти шестидесятилетних Правил говорили уже давно[2], указывая на то, что отдельные их положения являются устаревшими и не соответствующими современным потребностям.

 

Подготовка пересмотра

 

В качестве подготовительного шага к IEGM, впервые собравшейся в Вене в январе 2012 года, было проведено совещание группы экспертов высокого уровня по пересмотру МСП, которое состоялось в Санто-Доминго с 3 по 5 августа 2011 года. В совещании участвовали представители правительств и судебных органов 15 стран Латинской Америки и Стран Карибского бассейна, а также наблюдатели от Международного уголовного и пенитенциарного фонда, Ассоциации руководителей исправительных и пенитенциарных служб стран Карибского бассейна, Организации американских государств, Латиноамериканского института по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями и Управления Верховного комиссара по правам человека.

Перед группой экспертов высокого уровня была поставлена цель определения передовой практики реализации МСП в странах Латинской Америки и Карибского бассейна, а также изучения областей, где МСП, возможно, потребуется обновить или дополнить. За основу деятельности на встрече были взяты итоги совещания на тему «Обзор лучших практик ООН и иных лучших практик в области обращения с заключенными в системе уголовного правосудия», организованного в ходе двенадцатого Конгресса.

Было подчеркнуто, что не следует предпринимать никаких шагов, способных нарушить целостность Правил, которые, как это считается и признается во всем мире, не устарели и сохраняют свою актуальность. В то же время эксперты пришли к выводу, что признание новых тенденций и применяемых в настоящее время наилучших видов практики было бы полезным. Было высказано мнение о том, что это можно было бы сделать при помощи использования региональных документов, таких как Принципы и практика защиты лиц, лишенных свободы, на американском континенте (утверждены Межамериканской комиссией по правам человека в ходе 131-го очередного сессионного периода, 3-14 марта 2008 года), которые могут использоваться как базис для критической интерпретации МСП.

В то же время другие эксперты высказали мнение, что Правила, которые в 1957 году были предназначены лишь для того, чтобы «на основе общепризнанных достижений современной мысли и с учетом основных элементов наиболее удовлетворительных в настоящее время систем изложить то, что обычно считается правильным с принципиальной и практической точек зрения в области обращения с заключенными и управления заведениями» (предварительные замечания к МСП), должны быть в идеале пересмотрены в свете многочисленных изменений в области прав человека и пенитенциарной науки за 60 лет. Они также отметили, что формулировки Правил устарели и что некоторые положения недостаточны и более неприемлемы. Среди тех экспертов, которые выступили за пересмотр Правил, некоторые предпочли их полный пересмотр, хотя большинство из них признали трудности достижения консенсуса в отношении абсолютно нового свода Правил. В порядке компромиссного варианта ряд экспертов предложили «целевой» пересмотр Правил с обращением основного внимания на внесение самых насущных необходимых поправок.

Совещание включало в себя восемь основных сессий, чтобы обсудить основные темы, связанные с обращением с заключенными в Латинской Америке и Карибском бассейне. По результатам проведения встречи был составлен отчет[3], который включал следующие блоки проблемных вопросов.

1. Предварительное заключение. Указывалось, что в большинстве стран присутствует большое количество лиц, ожидающих суда в условиях заключения. Эксперты указали, что одной из причин этого есть наличие законодательной дефиниции «разумный период», на протяжении которого можно содержать лицо в предварительном заключении, поэтому было предложено разработать более четкий термин с целью внушения представителям прокурорских и судебных органов негативности последствий затягивания процесса.

Также было отмечено, что часто срок содержания под стражей превышает допустимый законодательством, поэтому является необходимым стимулирование властей к тому, чтобы процесс не затягивался без реальных на то оснований. Указывалось на потребность решения проблемы доступа следственно-арестованных к правовой помощи. Требует устранения недостаток/ связанный с тем, что заключение применяется в качестве нормы, а не исключения. Были предоставлены примеры успешного использования таких мер пресечения как штраф, надзор, требование отмечаться в определенном органе власти и формы домашнего ареста. Были заявлены негативные факты влияния «суда общественности» при избрании меры пресечения, особенно в странах с небольшим населением.

2. Перенаселение тюрем. Много экспертов сошлись во мнении, что наиболее эффективный метод борьбы с этим явлением есть обеспечение того, что судьи будут применять лишение свободы как наказание только в исключительных случаях. Иными словами, лучше, чем искать «альтернативы заключению», нужно сделать акцент на том, что заключение должно применяться только в случаях действительной необходимости. С учетом этого нужно поднять вопрос о финансовой и социальной стоимости ограниченных возможностей тюрьмы по отношению к изменению личности.

Подчеркивается потребность обеспечения того, чтобы власть несла ответственность за предоставление достаточного количества мест в уголовно-исполнительных учреждениях. Нужно предпочесть тюрьмы низкого уровня безопасности (в т. ч. открытые тюрьмы, тюрьмы с фермерским хозяйством) более дорогим тюрьмам высокого уровня безопасности, так как многие из заключенных могут с безопасностью содержаться в первых. Для этого нужно организовать хорошую систему оценки рисков, что поможет обеспечить также содержание лиц в более подходящих условиях низкого уровня безопасности в пределах одной тюрьмы.

3. Охрана здоровья. Здоровье в тюрьме – это дело всего населения, в связи с этим необходимо, чтобы в странах, где тюремная охрана здоровья находится под ответственностью органа, управляющего тюрьмами, были налажены максимально тесные связи с общегосударственной системой охрани здоровья. Ответственное за здоровье министерство должно быть осведомлено о последствиях для населения плохого медицинского обеспечения в тюрьмах. Было обращено внимание на частое содержание в тюрьмах лиц, больных психическими заболеваниями, несмотря на то, что персонал этих учреждений не обучен обращению с ними. Указывалось на необходимость предоставления возможности неизлечимо больным лицам доживать последние дни на воле.

4. Особые категории заключенных. Были выделены такие особые категории: пожизненно заключенные; приговоренные к очень длительным строкам лишения свободы; те, что содержатся в условиях наивысшего уровня безопасности; нуждающиеся в медицинском уходе за их физическим или психическим здоровьем; иностранные заключенные; представители меньшинств; пожилые заключенные; женщины и несовершеннолетние.

Эти группы нельзя рассматривать как единообразные, в том понимании, что все индивиды, в них входящие, разнятся между собой персональными характеристиками, что и позволяет их отнести к той или иной особой группе. Поэтому нельзя их всех подводить под одну категорию «особые» так как не может быть одинаковым все, что касается их содержания. Основной акцент был сделан на том, что страдания от заключения не должны усугубляться из-за их особых персональных характеристик или ситуаций. Это касается, в особенности, двух групп. Первая включает тех, кто частично уязвим среди большого количества мужчин, в условиях безопасности, иногда в условиях насильственного или небезопасного окружения в тюрьме, имеются в виду женщины, молодежь, пожилые лица, лесбиянки, геи или транссексуалы, иностранцы, больные и те, кто принадлежат к меньшинствам. Вторая включает тех, кто содержится в условиях повышенных требований безопасности из-за вида преступления, которое они совершили, длительности срока наказания или вреда, который они причинили обществу или уже в тюрьме. Они также нуждаются в специальном обеспечении того, чтобы их страдания в условиях заключения не увеличивались без надобности. Дискутировались также вопросы содержания иностранцев, молодых лиц, лиц пожилого возраста.

5. Тюремный персонал. Много внимания было обращено на совершенствовании процесса отбора тюремного персонала, его обучения до и во время работы в соответственных учреждениях. Эксперты сфокусировались в основном на примере опыта Доминиканской Республики, а именно, на новой модели тюремного менеджмента в этой стране. Ключевым в новой модели является не новые тюремные здания (что тоже важно), а новый персонал, который должен проходить подготовку длительностью в один год до того, как будет допущен к работе. Было указано на два момента внедрения новой модели: а) персонал отбирался в основном из       молодых людей с высокой мотивацией работы и без предварительного опыта работы в полиции или других милитаризованных органах; б) они должны были заниматься в тюремной школе.

6. Обращение с осужденными и их учебные и исправительные программы. Внимание в основном было сконцентрировано на обмене опытом наилучших практик в этой сфере между государствами. В частности, обсуждались системы оценки уровня риска, что обеспечивало бы размещение заключенных в учреждениях с максимально низким уровнем безопасности, системы оценки образовательного уровня, их навыков и потенциала. Указывалось на большое значение того, чтобы навыки, которым они обучаются в учреждении, были пригодными для условий свободы, то есть после освобождения. В связи с этим упоминалось об обязанности трудоустраивать бывших осужденных. Поднимались проблемы приобщения представителей гражданского общества к обучению заключенных, микро-предприятий, которые предоставляли бы возможность развить навыки осужденных в направлении, подходящем для условий свободы, привлечения коммерческих структур к тюремному труду, надлежащей оплаты труда, с тем, чтобы часть зарплаты могла высылаться родственникам.

7. Внешний контроль над тюрьмами. Подчеркивалось, что лучший контроль – это контроль открытыми, насколько это возможно, группами из числа представителей гражданского общества, которые принимают участие в деятельности внутри учреждений и знают о том, что в них происходит. Имела место дискуссия по поводу разнообразных форм внешнего контроля, доступных в регионах, и того, как наилучшим образом усовершенствовать их.

Секретариат также подготовил документ, озаглавленный «Замечания и комментарии по Минимальным стандартным правилам ООН, касающихся заключенных»[4], определяя для каждого из правил из МСП соответствующие достижения в международно-признанной передовой практике и выделяя ссылки на последние международные документы.

Было проведено ряд консультаций с международными экспертами в течение 2011 года с целью представить в Секретариат дополнительные сведения для Справочной записки, которая предназначена для оказания содействия Совещанию Межправительственной группы экспертов открытого состава (далее – Совещание) в обсуждении МСП и подготовке своих рекомендаций относительно возможных дальнейших действий на двадцать первой сессии Комиссии по предупреждению преступности и уголовному правосудию в 2012 году. Среди этих консультаций – вышеупомянутое совещание в Сан-Доминго, а также проходившее параллельно с организованным Всемирной организацией здравоохранения совещание по охране здоровья в тюрьмах (4 – 5 октября 2011 года, Абано-Терме, Италия), на котором были проведены консультации для подготовки замечаний по правилам 22-26, 32, 52 и 82 МСП.

Для того, чтобы подготовить почву для обсуждения на Совещании, которое, как уже указывалось, проходило в Вене с 31 января по 2 февраля 2012, Секретариат попросил государства-члены предоставить информацию о передовой практике, а также национальном законодательстве и существующих нормах международного права, могущих быть полезными для пересмотра существующих Правил. На этот запрос откликнулись 28 стран, среди которых была и Украина. Тем не менее, украинские примеры передовых практик, а также высказывания относительно пересмотра МСП, в отличие от большинства из этих стран, не были учтены в Предварительной записке, которая стала базовым документом при работе Совещания[5]. Кроме того, следует признать унизительным то, что Украина вообще не была представлена ни единым делегатом на Совещании, в котором приняли участие 143 человека, представлявшие 52 государства-члена ООН.

 

Работа рабочей группы по пересмотру Правил

 

С учетом разнообразия видения экспертами необходимости пересмотра правил были выделены 4 возможных варианта решения проблемы, касающиеся пересмотра существующих МСП, с тем чтобы они отражали последние изменения в исправительной методологии и наилучшие виды практики, и представить Комиссии по предупреждению преступности рекомендации, включая возможную рекомендацию о включении дальнейшего обсуждения вопроса о пересмотре Правил в качестве дополнительного пункта в повестку дня тринадцатого Конгресса ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, который состоится в 2015 году. Они состоят в следующем.

1. Принимая во внимание, что идея о разработке конвенции об обращении с заключенными высказывалась неоднократно (см., например, четвертый Конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, Киото, Япония, 17-26 августа 1970 года, Доклад, подготовленный Секретариатом, A/CONF.43/5 (1971 год); и восьмой Конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, Гавана, Куба, 27 августа – 7 сентября 1990 года, Доклад, подготовленный Секретариатом, A/CONF.144/28/Rev.1 (1991 год) и что в последний раз она обсуждалась в 2010 году на двенадцатом Конгрессе ООН в Салвадоре-ди-Баиа, Совещание, могло бы рассмотреть вариант разработки обязательного для исполнения документа, в соответствии с которым государства-участники должны нести обязательства обеспечивать определенные стандарты в местах заключения и соглашаться на инспекционные посещения в рамках системы взаимной оценки.

2. Другим вариантом могла бы быть полная переработка Правил и их переформулирование по существу. Образцом для такого варианта могли бы послужить Европейские тюремные правила 2006 года. В соответствии с таким образцом переработанный свод МСП включал бы следующие основные части:

• преамбула со ссылками на все стандарты в области прав человека, перечисленные в приложении;

• новый раздел, содержащий основные принципы, касающиеся обращения с заключенными, в основу которых могли бы быть положены Основные принципы обращения с заключенными;

• раздел об условиях тюремного заключения, который включал бы многие правила, содержащиеся в существующей части I (Общеприменимые правила), а также в разделе A (Осужденные заключенные) части II (Правила, применимые к особым категориям);

 • раздел о медицинском обслуживании;

 • раздел о поддержании должного порядка;

 • раздел об управлении и сотрудниках;

 • раздел об инспекции и мониторинге;

 • раздел о правах заключенных подследственных;

 • раздел о конкретных правах осужденных заключенных.

Было бы необходимо принять решение о сфере применения правил. В соответствии с таким решением должно быть определено, следует ли включить новые разделы, содержащие правила, касающиеся таких групп, как душевнобольные, задержанные иммигранты, лица, находящиеся под стражей в полицейских участках или других местах содержания, лица, задержанные на основаниях, не связанных с совершением какого-либо уголовного правонарушения, и лица, задержанные без предъявления какого-либо конкретного обвинения.

Согласно данному варианту можно было ожидать, что государства-члены могли бы пожелать пересмотреть по существу ряд существующих правил, в частности, сферу применения Правил (правила 4, 94 и 95), основной принцип в правиле 6; разбивку по категориям (правило 8); помещения (правило 9); медицинское обслуживание (правила 22-26 и 82); запрещение повторного наказания заключенного за один и тот же проступок (правило 30.1); запрещение телесных наказаний (правило 31); обязанность врача ежедневно навещать заключенных, подверженных определенным наказаниям (правило 32.3); использование средств усмирения (правила 33 и 34); возможность обращения с заявлениями и жалобами (правило 36); контакты заключенных с внешним миром (правила 37-40); религия (правило 41); перемещение заключенных (правило 45); персонал заведений (правила 46-54); инспекция (правило 55); страдания, связанные с тюремным заключением (правило 57); цель и оправдание приговора к тюремному заключению (правило 58); режимы для заключенных и обращение с ними (правила 59-78); отношение с внешним миром и опека после освобождения (правила 79-81и 83); различные правила, касающиеся подследственных заключенных, включая право на размещение на ночь поодиночке в отдельных помещениях, право получать пищу со стороны, право носить гражданское платье, право пользоваться услугами собственного врача (правила 84-93); правила, касающиеся заключенных по гражданским делам (правило 94) и лиц, помещенных в тюрьму без предъявления обвинения (правило 95).

Все правила должны быть переформулированы для обеспечения их нейтрального характера с точки зрения пола заключенных и в значительной степени переработаны с точки зрения обновления терминологии. Новый текст должен быть также составлен с учетом обязательств по Конвенции о правах инвалидов.

Данный вариант должен был быть связан с использованием значительных ресурсов государств-членов, Комиссии по предупреждению преступности и уголовному правосудию и Секретариата. По всей видимости, этот процесс был бы длительным, а его результаты не были бы гарантированы.

3. Принимая во внимание сложность полного пересмотра Правил и риск снижения уровня некоторых стандартов, зафиксированных в Правилах, Совещание рассматривало вариант о сведении переработки текста Правил по существу к необходимому минимуму. Предполагается, что этот необходимый минимум должен был включать следующее:

 • новая преамбула;

 • указание сферы применения в правилах 4, 94 и 95 с включением в нее всех лиц, лишенных свободы, будь то по уголовным, гражданским или административным основаниям (например, душевнобольные, задержанные иммигранты, лица, находящиеся под стражей в полицейских участках и других местах заключения, лица, задержанные на основаниях, не связанных с совершением какого-либо уголовного правонарушения, и лица, задержанные без предъявления какого-либо конкретного обвинения);

 • расширенный вариант правила 6 с включением нового свода основных принципов обращения с заключенными, применимых к Правилам в целом;

 • ряд правил, касающихся медицинского обслуживания (правила 22-26 и 82) и отражающих изменение стандартов относительно роли врача, принципа конфиденциальности и медицинской этики;

 • подробное изложение правил 31-33, особенно в связи с применением мер наказания, предусматривающих строгое/одиночное заключение, и недопустимостью применения такого наказания, как сокращение питания;

 • правила, касающиеся защиты уязвимых заключенных, особенно правило 36 о возможности обращения с заявлениями и жалобами;

 • дополнение правила 37 положением о праве на доступ к адвокату, в частности, для осужденных заключенных;

 • конкретная ссылка в правилах 36 и 55 на право доступа к внешним каналам подачи жалоб и указание на важность внешней инспекции;

 • замена по всему тексту устаревшей терминологии, особенно в контексте правил 82 и 83;

 • учет во всех правилах положений Конвенции о правах инвалидов.

 Хотя эти изменения были сочтены самыми важными, тем не менее, существовала вероятность, что согласования по переработке Правил могли бы все же быть сложными и проблематичными. Предполагалось, что государства-члены, возможно, также не согласятся с вышеуказанным перечнем и, возможно, пожелают возобновить обсуждение по другим правилам. В таком случае это будет означать, что данный вариант преобразуется в вариант 2.

 4. Совещание могло также признать единодушное мнение о том, что Правила выдержали испытание временем и до сих пор остаются актуальными. Исходя из этого, в Правила можно было бы включить преамбулу с указанием перечня основополагающих принципов, содержащихся в международных договорах, стандартах и нормах, касающихся обращения с заключенными, и со ссылкой на международное право и национальное законодательство.

Подлежащий дальнейшей доработке комментарий к Правилам мог бы быть основан на документе «Замечания и комментарии относительно Минимальных стандартных правил Организации Объединенных Наций, касающихся обращения с заключенными», в котором содержатся ссылки на международное право и стандарты, касающиеся применения тюремного заключения, а также на текущем понимании того, что представляет собой успешная практика в области управления тюрьмами[6].

Вместо того чтобы начинать длительный процесс пересмотра, усилия могли бы быть сконцентрированы на реализации Правил и их толковании в контексте существующего международного права, касающегося тюремного заключения. Для облегчения наблюдения за реализацией Правил мог бы быть рассмотрен вопрос о возможном обновлении Процедур для эффективного выполнения Минимальных стандартных правил обращения с заключенными[7]. Эти процедуры представляют собой методические рекомендации по внедрению в национальную практику положений МСП.

По итогам работы Совещания[8] было достигнуто общее согласие в отношении того, что Минимальные стандартные правила обращения с заключенными выдержали испытание временем и универсально признаны в качестве минимальных стандартов содержания заключенных. Был также достигнут консенсус в отношении того, что любые изменения Правил не должны снижать уровень существующих стандартов.

Было проведено обсуждение упомянутых четырех вариантов, которые в определенной степени не являлись взаимоисключающими и вполне могли осуществляться совместно[9]. Одни эксперты подчеркивали, что осуществлению стандартов будет способствовать новая конвенция в виду обязательства государств-участников соблюдать ее положения, в то время как другие отмечали, что разработка такого документа может стать длительным и дорогостоящим процессом. В этой связи признавалось, что предложение разработать конвенцию об обращении с заключенными и их правах выдвигалось еще в 1970 году, а то и раньше. Несмотря на признание потенциальных преимуществ такой конвенции – а некоторые участники поддерживали разработку имеющего обязательную силу документа, – другие пришли к выводу, что в настоящий момент пока еще нет консенсуса по такой инициативе.

Все участники подчеркивали огромное значение МСП в стимулировании не только реформы пенитенциарной системы, но и разработки законодательства, политики и практики. Кроме того, как указывалось, они широко используются в качестве отправной точки различными органами, созданными в рамках договоров по правам человека. Поэтому, прежде чем вносить какие-либо серьезные изменения в их структуру и содержание, что тоже может потребовать значительного времени и ресурсов, следует проявить максимальную осторожность. Иными словами, не следует прибегать к полной переработке Правил и существенному переформулированию.

В свете сказанного большинство участников отдали предпочтение и выразили поддержку третьему и четвертому вариантам.

На протяжении всего обсуждения особое внимание уделялось необходимости дальнейших международных усилий по улучшению контроля и обзора хода осуществления Минимальных стандартных правил. В этой связи несколько экспертов прокомментировали программы своих, направленные на оказание помощи другим государствам-членам в их деятельности, подчеркнув важность технического сотрудничества.

Некоторые ораторы говорили также о необходимости полного пересмотра Процедур эффективного выполнения минимальных стандартных правил, касающихся обращения с заключенными.

 Ряд выступавших высказали предположение, что существенное обновление формулировок отдельных положений МСП могло бы затронуть следующие вопросы:

 a) расширение сферы применения Правил с включением в нее всех лиц, лишенных свободы, будь то по уголовным, гражданским или административным основаниям (правила 4, 94 и 95);

b) расширение общих принципов в обоих пунктах правила 6, возможно, с учетом Основных принципов обращения с заключенными;

 c) внесение изменений в правила, касающиеся медицинских услуг и охраны здоровья, включая рассмотрение вопроса о конфиденциальности медицинской документации, и роли медицинского персонала в связи с дисциплинарными мерами (правила 22-26, 32 и 82);

 d) отражение в правиле 44 обязанности расследовать все случаи смерти во время содержания под стражей, а также любые признаки пыток заключенных или бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения, а также сообщения о них;

 e) рассмотрение правил 31-33, касающихся строгого и одиночного заключения, и недопустимость применения такого наказания, как сокращение питания;

 f) расширение положений, касающихся защиты и особых потребностей заключенных, находящихся в уязвимом положении, например пожилых заключенных; заключенных – иностранных граждан; представителей этнических и расовых меньшинств и коренных народов; заключенных-транссексуалов и т.д.;

 g) добавление в правило 37 права всех заключенных на доступ к адвокату;

 h) включение в правило 36 права на доступ к внешним средствам рассмотрения жалоб;

 i) повышение важности контроля и независимой инспекции (правила 36 и 55);

 j) содействие возвращению правонарушителей в жизнь общества как одной из главных целей положений, касающихся обращения с лицами, приговоренными к тюремному заключению (правила 65 и 66), включая более широкое использование практики временного выхода из тюрьмы и программ условно-досрочного освобождения;

 k) замена устаревшей терминологии, в частности, в правилах 82 и 83;

 l) увязывание МСП с положениями Конвенции о правах инвалидов и Бангкокских правил с тем, чтобы избежать несоответствий, и распространение действия положений Бангкокских правил, касающихся защиты от насилия и других вопросов негендерного характера, на всех заключенных;

 m) расширение профессиональной подготовки и включение в нее вопросов, связанных со спецификой работы в исправительных учреждениях и правами человека, для всех тех, кто работает с заключенными в различном качестве, включая прокурорских работников, судей и аттестующих (правила 46-54).

Другие предложения, высказанные в ходе обсуждения, касались необходимости лучше отразить право на безопасность в тюрьмах (как для персонала, так и для заключенных, от вреда, причиняемого как заключенными, так и персоналом, включая меры по предупреждению пыток, умышленного нанесения ранений себе самому и попыток суицида); положительных методов работы с уделением особого внимания нормализации как ключевому аспекту содействия реинтеграции (контакты с внешним миром, свидания с семьей, контакты между матерями и детьми, роль отцов, находящихся в заключении, в качестве родителей); предоставления заключенным гражданских прав, в частности права голоса; и расширения и улучшения формулировок МСП, касающихся религии, и включения в них положений, предусматривающих обязательное осуществление судебного надзора в целях возможного пересмотра дел, необходимости особо выделить роль гражданского общества в реабилитации и реинтеграции правонарушителей.

Некоторые предложения касались исключения отдельных положений из МСП, которые считаются устаревшими, и рассмотрения вопроса о разработке нового протокола в качестве дополнения к Правилам, с тем, чтобы осветить некоторые аспекты, которые сейчас охвачены не в полной мере, в частности, в том, что касается защиты прав человека. Одним из очевидных примеров такого возможного удаления является правило 94, касающееся заключенных по гражданским делам, поскольку оно, как считается, идет вразрез с принятыми впоследствии положениями по правам человека.

Еще один широко обсуждавшийся вопрос – это важность оказания технической помощи в соответствии с МСП, с целью поощрения и облегчения полного выполнения Правил всеми государствами-членами.

С учетом вышеизложенного Группа экспертов признала необходимость пересмотра не всех, а только некоторых областей в Минимальных стандартных правилах. Были выявлены следующие предварительные области для возможного рассмотрения в целях обеспечения отражения в Правилах последних научных достижений и наилучших видов практики в сфере работы уголовно-исправительных учреждений:

 a) уважение человеческого достоинства и человеческой значимости заключенных;

 b) медицинские услуги и охрана здоровья;

с) дисциплинарные меры и наказания, включая роль медицинского персонала, одиночное заключение и уменьшение рациона питания;

 d) расследование всех случаев смерти в заключении, а также любых признаков пыток заключенных или бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения, а также сообщений о них;

 e) защита и особые потребности уязвимых групп лишенных свободы лиц с учетом обстановки в странах, находящихся в трудных обстоятельствах;

 f) право на доступ к юридическому представительству;

 d) жалобы и независимая инспекция;

 h) замена устаревшей терминологии;

 i) обучение соответствующего персонала применению МСП.

И наконец, многие участники подчеркивали тот факт, что совещание Группы экспертов стало лишь началом очень важного процесса, который необходимо продолжить, с тем, чтобы завершить подготовку более конкретных предложений для их дальнейшего рассмотрения Комиссией. Дальнейшее развитие событий наверняка получит сильный импульс после проведения в конце апреля этого года двадцать первой сессии Комиссии по предупреждению преступности и уголовному правосудию.

 

 

 

[1] Резолюция, принятая Генеральной Ассамблеей по докладу Третьего комитета (A/65/457) 65/230. Двенадцатый Конгресс Организации Объединенных Наций по предупреждению преступности и уголовному правосудию // Режим доступа: http://www.unodc.org/documents/justice-and-prison-reform/AGMs/A_RES_65_230r.pdf

 

 

[2] Четвертый конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, Киото, Япония 17-26 августа 1970. Доклад подготовлен Секретариатом //

http://www.asc41.com/UN_Congress/Russian/4R%20Chetvertiy%20Kongress/A_CONF43_5.pdf

 

 

[3] Report on the High Level Expert Group Meeting on the United Nations Standard Minimum Rules for the treatment of prisoners held in Santo Domingo from 3 to 5 August 2011// http://www.unodc.org/documents/justice-and-prison-reform/Reports/Report_High_Level_EGM_Santo_Domingo_3-5_August_2011_English.pdf

 

 

[4] Notes and comments on the Standard Minimum Rules for the Treatment of Prisoners (E/CN.15/2012/CRP.1)// http://www.unodc.org/documents/commissions/CCPCJ_session21/ECN152012_CRP1eV1251074.pdf

 

 

[5] Background note open-ended intergovernmental expert group meeting on the united nations standard minimum rules for treatment of prisoners. — Vienna, 31 January-2 February 2012 // http://www.unodc.org/documents/justice-and-prison-reform/AGMs/Background_note.pdf

 

 

[6] В данном контексте эксперты на совещании в октябре 2011 года сослались на публикацию «Making standards work, an international handbook on good prison practice», Penal Reform International, United Kingdom, 1995. В этой публикации содержится обзор Правил и конкретно разъясняется их ценность и значение для пенитенциарной политики и повседневной практики.

 

 

[7] Процедуры эффективного выполнения Минимальных стандартных правил обращения с заключенными // http://www.unodc.org/pdf/compendium/compendium_2006_ru.pdf

 

 

[8] Work of the Expert Group on the Standard Minimum Rules for the Treatment of Prisoners Report of the Secretariat, 15 February 2012 (E/CN.15/2012/18) //

 http://daccess-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/V12/509/07/PDF/V1250907.pdf?OpenElement

 

 

[9] Report on the meeting of the Expert Group on the Standard Minimum Rules for the Treatment of Prisoners held in Vienna from 31 January to 2 February 2012 (UNODC/CCPCJ/EG.6/2012/1) // http://www.unodc.org/documents/justice-and-prison-reform/AGMs/Meetings_Report-E-.pdf

 

 

 

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори