пошук  
версія для друку
11.05.2012

Европейский суд вынес решение, в котором рассмотрел вопрос соотношения права на доступ к медицинским документам и права на врачебную тайну

   

В решении по делу Елтернит против Франции (Eternit v. France, application no. 20041/10) Европейский суд по правам человека рассмотрел в контексте статьи 6 Конвенции, а именно права на равенство сторон в процессе, вопрос о непредоставлении офисом медицинского страхования работодателю доступа к медицинским записям бывшего работника.

Основные факты

Заявитель, компания Етернит, имеющая статус корпорации по французскому законодательству, чей офис зарегистрирован в Вернолетте (Франция). П. работал в компании-заявителе с 10 сентября 1951 года по 31 июля 1990 года, выполняя различные служебные обязаннности, в том числе и «труборезом». 29 ноября 2005 года, основываясь на медицинской справке, составленной в тот же день, П. сообщил, что у него профессиональное заболевание в форме «кальцинированной плевральной бляшки и рак правого легкого».

7 декабря2005 года Офис страховой медицины в Северном Финистре направил декларацию о профессиональном заболевании П. в Етернит вместе с анкетой об условиях работы в компании.

3 февраля 2006 года Офис страховой медицины информировал Етернит о своем решении, где подтвердил, что состояние П. связано с исполнением им производственных обязанностей. Етернит подал заявление в орган дружественного урегулирования Офиса страховой медицины и затем, не получив ответ, обратился в апелляционный суд (трибунал) социального обеспечения в Брест.

Решением от 26 марта 2007 года суд (трибунал) установил, что нельзя полагаться на позицию Офиса медицинского страхования, поскольку Офис не проводил административное расследование, принимая решении о связи состояния П. с исполнением им профессинальных обязанностей, и мнение консультировавшего врача, которое он направил в Етернит, не имеет какого-либо обоснования.

Офис медицинского страхования обжаловал данное решение, аргументируя жалобу отстутствием предусмотренного законом обязательства проводить расследование, и тем, что было достаточно анкет, которые были направлены другим бывшим работникам и в Ентернит и было установлено, что работники в Етерните подвергаются вредному воздействю асбеста. Офис указал, что он отнесся с уважением к принципу состязательности сторон и информировал Етернита о всех доказательствах в данном деле до принятия решения о том, что производственые обязанности стали причиной состояния П. 4 июня 2008 года Реннесский апелляционный суд отменил решение от 26 марта 2007 года и поддержал решение Офиса мединского страхования о страховом покрытии проблем со здоровьем П. в соответствии с трудовым законодательством.

Етернит обжаловал это решение, ссылаясь на неправильное применение норм права. В решении от 10 сентября 2009 года кассационный суд отказал в удовлетворении жалобы. Он установил, что Ренесский апелляционный суд, оценивая имеющиеся у него доказательства, направленные сторонам для комментариев, в рамках представленной ему процессуальной независимости при принятии решений, был способен прийти к информированному заключению, что болезнь П. была свзана с производством. Он также установил, что у Офиса медицинского страхования не было обязательства направить работодателю результаты томографического исследования бывшего работника и что доступ к ним может быть запрошен только для целей экспертного исследования.

 

Жалобы, процедуры и состав Суда

Жалоба была подана в Европейский суд по правам человека 9 марта 2010 года. Ссылаясь на статью 6 § 1 (право на справедливый суд), компания-заявитель жаловалась, что у нее не было доступа к медицинским доказательствам, на которых основывался диагноз профессионального заболевания их бывшего работника, и она была лишена какой-либо возможности эффективно опротестовать решение, что это заболевание было связано с производством.

Решение было принято палатой из семи судей, в которую вошли:

Dean Spielmann (Люксембург), Президент,

Karel Jungwiert (Чешская республика),

Boštjan M. Zupancic (Словения),

Mark Villiger (Лихтенштейн),

Ann Power-Forde (Ирландия),

Angelika Nußberger (Германия),

André Potocki (Франция),

A также Claudia Westerdiek, секретарь секции.

 

Решение Суда

 

Статья 6 § 1

Производственные травмы и заболевания являются производственными рисками, которые обеспечиваются финансовым покрытием французской службы социальной защиты в форме системы страхования, которая оплачивается работодателями. Из-за влияния официального признания производственного характера болезни на выплаты работодателей, большое количество споров в отношении компаний переданы в суды (трибуналы) социального обеспечения.

Суд прежде всего высказывает мнение, что социальный аспект статьи 6 § 1 Конвенции применим, когда работодатель ставит под сомнение решения офисов медицинского страхования, что заболевание было связано с производством, поскольку отношения между работодателем и офисом медицинского страхования аналогичны во многих отношениях отношениям между страхователем и страховщиком. В отношении права на состязательный процесс, Суд отмечает, что было установлено, что мнение медицинского эксперта, насколько это относится к технической области, и что было за пределами области знаний судей, вероятно имело преимущественное влияние на оценку фактов и составляло основную часть доказательств, которые стороны во время спора могли комментировать.Тем не менее, специфика спора между работодателем и офисом медицинского страхования о производственном характере заболевания, послужила причиной того, что суд сделал исключение в отношении принципов состязательного обсуждения медицинских записей работника между сторонами.

 

В данном деле компания-заявитель, которая оспаривала производственную причину болезни П., просила ознакомления с медицинскими доказательствами и замечаниями, касающимися здоровья бывшего работника. Суд напоминает, что должен быть сохранен баланс между правом работодателя на состязательный процесс с одной стороны и правом работника на врачебную тайну – с другой. По мнению Суда, такой баланс сохранен, если работодатель может просить национальный суд назначить независимого медицинского эксперта для проверки медицинских записей работника и подготовки заключения – соблюдая конфиденциальность медицинских записей – чтобы дать руководство суду и сторонам. Суд подчеркивает, что тот факт, что заключение эксперта не требовалось каждый раз, когда об этом просил работодатель, а только лишь тогда, когда Суд признал, что у него недостаточно информации, отвечает требованиям статьи 6 § 1 Конвенции.

Ролью суда является не высказывать, требуется ли в настоящем деле мнение эксперта, а скорее определять была ли вся судебная процедура, включая представление доказательств, справедливой. В этом отношении Суд установил, что офис медицинского страхования принял решение, основываясь только на мнении консультирующего врача. Между тем этот врач не был в прямом подчинении офиса медицинского страхования здоровья Северного Финистера, а подчинялся Национальному фонду медицинского страхования оплачиваемых работников.

Поскольку административная служба офиса медицинского страхования не имела доступа к медицинским записям, запрашиваемым и компанией-заявителем, Суд отмечает, что у офиса медицинского страхования не было существенного преимущества в процедуре перед компанией-заявителем. Соответственно он пришел к заключению, что в настоящем деле был обеспечен принцип равенства сторон.

Суд пришел к выводу, что жалоба, поданная Етернит о нарушении статьи 6 § 1 Конвенции, необоснована и должна быть признана неприемлимой.

Решение доступно только на французском языке.

06.05.12

cmiskp.echr.coe.int

 

 

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори