пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"201216
11.06.2012 | Виталий Портников
джерело: mn.ru

Война «язычников»

   

Украинские и российские руководители любят договариваться о синхронной ратификации важных документов, подписываемых президентами или премьерами. В минувший вторник Верховной раде и Государственной думе нечего было ратифицировать, но работали они с завидной синхронностью — пока большинство в Думе, преодолевая сопротивление справедливороссов, принимало поправки в закон о митингах, большинство в Раде приняло в первом чтении законопроект о принципах государственной языковой политики, казавшийся «неподъемным» после недавней драки в украинском парламенте.

И российский, и украинский закон — это закон самосохранения. Украинским депутатам просто необходимо перенести тяжесть общественных и политических дискуссий в стране на привычную языковую проблему. Власть теряет популярность и вряд ли рассчитывает, что социальная ситуация в стране поможет ей вернуть расположение большой части традиционных избирателей. Мало кому нравится та фактическая изоляция, в которую попала Украина в результате борьбы Виктора Януковича с Юлией Тимошенко и другими представителями предшествующего правительства. Но теперь можно обо всем этом благополучно забыть. Главный вопрос предстоящих парламентских выборов — вы за русский язык или против него? Или, напротив, вы за украинский язык или против?

Сам законопроект мало что изменяет в сложившейся ситуации. Русский язык сегодня в отличие от украинского вряд ли требует государственной защиты. Это бытовой язык большей части страны, на нем разговаривают все города-миллионники Украины, и даже на улицах Львова, традиционного форпоста украиноязычия, можно все чаще услышать разговаривающих по-русски, причем это скорее всего будут не туристы. На востоке Украины на русском языке работают телеканалы и издаются газеты, даются показания в судах и произносятся официальные речи. Что действительно стоило бы защищать государству, так это явно сдающий позиции украинский язык. Но законопроект, который предложен депутатами-регионалами, — это не закон о возможности говорить по-русски. Это закон о праве не говорить по-украински. И связан он с желанием не столько поддержать русскую культуру, сколько указать украинской ее «правильное» место в стране — на кухне, подальше от гостиной, где хозяева в «трениках» балдеют под шансон и селедочку.

Да и вообще остается только развести руками в ситуации, когда столь чувствительная для общества гуманитарная сфера оказывается заложницей предвыборных махинаций. Могут сказать, что так было всегда, что голосование по так называемой языковой границе является отличительной чертой всех украинских выборов. Но сталкивать избирателей лбами научились по-настоящему лишь в 2004 году, когда объявленный наследником Леонида Кучмы Виктор Янукович понял, что ему катастрофически не хватает доверия потенциальных избирателей. И стал обещать — не без подачи своих российских консультантов — повысить статус русского языка, даже сделать его вторым государственным. Но те в России, кто до сих пор сочувствует подобным усилиям и верит в подобные обещания, должны ответить сами себе на вопрос: действительно ли Виктор Янукович — защитник русской культуры в сияющих доспехах?

В России мало кто понимает, что те, кто выдает себя за спасителей русской культуры на Украине, — защитники совка в его самых отвратительных проявлениях. Да и те, кто объявляет себя защитником культуры украинской, на самом деле тоже стремятся защищать не язык, не ценности, а стереотипы. Сами культуры — настоящие культуры — прекрасно сосуществуют, не угрожая друг другу. Тот, кто читает Булгакова, вряд ли будет презирать того, кто читает Лину Костенко, да и вообще скорее всего это будет один и тот же человек, потерявшийся в бесконечном море люмпенизированного, нищающего, потерявшего моральные ориентиры и перспективы общества.

Именно этому обществу, его «нутряному» инстинкту и адресован пресловутый закон. Депутаты-«язычники» рассчитывают, что таким образом украинцев удастся вновь поделить на своих и чужих, вновь заставить оказаться по разные стороны баррикад и проголосовать, руководствуясь не разумом и понимаем глубины той пропасти, в которой оказалась страна в результате «воцарения» Виктора Януковича, а уступая простому инстинкту — «наших бьют!», «нам разговаривать не дают!».

Этому мороку — «мне не дают разговаривать на родном языке» — на Украине подвержены даже вполне внешне прагматичные, не сказавшие в жизни ни слова по-украински люди. И неудивительно: когда этот язык из твоих предков выбивали десятилетиями, когда тебя убеждали, что это язык села, а секрет твоего успеха в городе — заговорить на том лингвистическом кошмаре, который большинство русскоязычных жителей страны всерьез считает русским языком, — тебе очень тяжело переступить через этот рецепт твоей удачи и удачи твоих родителей. И ты будешь воевать с «селюками» до окончательного разорения своей страны и своей семьи — в то время как авторы этой простой до отвращения комбинации будут покупать себе новые особняки и пароходы, с жалостью и презрением отзываясь о «лошках», доставшихся им в управление.

 

07июня 2012

Газета Московские новости

 

 

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори