пошук  
версія для друку
19.11.2012

Совместное заявление Международного партнерства по правам человека, Нидерландского Хельсинского комитета, Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности, Туркменской инициативы по правам человека, Инициативной группы независимых правозащитников Узбекистана к дополнительному совещанию ОБСЕ по человеческому измерению, посвященному свободе собраний и объединений Вена, 8-9 ноября 2012 года

   

 

Подавление свободы интернета и инакомыслия в Казахстане, Туркменистане и Узбекистане 

 

Как и в других частях мира в странах Центральной Азии количество пользователей интернета быстро увеличивается. В период между 2005 и 2011 годами доля интернет-пользователей выросла с 3% до 45% в Казахстане, с 3% до 30% в Узбекистане, и с 1% до 5% в Туркменистане.

1. Схожим образом растет и количество пользователей социальных медиа-ресурсов, где наиболее популярными являются российские сети, хотя такие глобальные сети, как Фейсбук и Твиттер, тоже набирают популярность.  Количество пользователей Мой Мир в Казахстане увеличилось за-2010-2011 годы более чем на 90%,   превысив 1, 5 миллионов в день.

2. Сайт Одноклассники имеет более 1 миллиона посещений в месяц в Узбекистане, в то время, когда среднее количество для Узбекистана составляет около 25000 посещений.

3. Одновременно с этим, по мере роста использования интернета в этих странах власти стали все больше опасаться потенциала интернета в качестве платформы для открытых дебатов, расследований преступлений, в которые вовлечены представители власти, и мобилизации протестных настроений. Это привело к усилению цензуры, применению тактики запугивания и подавления инакомыслия в режиме он-лайн. Применение подобных методов в достаточно агрессивных по отношению к свободе слова условиях еще сильней ухудшило положение со свободой слова и свободой собраний и объединений, что имело негативные последствия для политических оппонентов, активистов гражданского общества и граждан в целом. 4 

1 Статистика от Международного союза электросвязи, http://www.itu.int/ITU-D/ict/statistics/index.html

2 «В РК аудитория социальной сети "Мой Мир" выросла до 1, 5 млн пользователей в 2011 году», 24 апрель 2012 года, на http://www.kursiv.kz/novosti/v-kazakhstane/1195224299-v-rk-auditoriya-socialnoj-seti-moj-mir-v-vyrosla-do-15-mln-polzovatelej-v-2011-godu.html

3 Усредненные данные за август-октябрь  2012 года, https://www.liveinternet.ru/stat/odnoklassniki.ru/countries.html?period=month;page=3

4 Для получения дополнительной информации по поводу тенденций, описанных в данном заявлении, пожалуйста, смотрите следующие публикации: Цензура и контроль Интернета в Центральной Азии, ноябрь 2011 года, http://www.iphronline.org/ca_internet_20111128_r.html; «Отрезвляющая реальность. Основные свободы в Казахстане, Туркменистане и Узбекистане через двадцать лет после распада Советского Союза», март 2012 года,   http://www.iphronline.org/ca_report_20120307_r.html; совместные заявления к Совещанию ОБСЕ 2012 года по человеческому измерению, сентябрь 2012 года, http://www.iphronline.org/osce_20120918.html

5 Смотрите заявление Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности по поводу осуждения Владимира Козлова и его со-ответчиков, 12 октября  2012 года, на http://www.bureau.kz/data.php?page=0&n_id=5034&l=en

6 RFE/RL, “Kazakh President Slams Social Networks For 'Spreading Lies'”, 30 мая 2012 года, на http://www.rferl.org/content/kazakhstan-nazarbaev-social-networks-lies/24597621.html

7 Указ Президента РК  No 174, от 14 ноября  2011 года, «О концепции информационной безопасности Республики Казахстан до 2016 года».  Текст доступен на http://www.nomad.su/?a=3-201112060038

8 «Казахстан выступает за ускоренное создание киберполиции ШОС», 6 июня  2012 года, http://tengrinews.kz/kazakhstan_news/kazahstan-vyistupaet-za-uskorennoe-sozdanie-kiberpolitsii-shos-215425/ 

9 В процессе, контролируемом администрацией президента, были предприняты шаги по созданию двух новых политических партий параллельно с президентской партией. 

10 Бывший министр культуры Гельдымурат Нурмухаммедов был арестован 5 октября 2012 года и принудительно госпитализирован в наркологическую клинику в Дашогузской области.  Смотрите «РПТ призывает международное сообщество поддержать требование об освобождении Г. Нурмухаммедова», 9 октября 2012 года, http://www.gundogar.org/?022500000000000000011000000; “Turkmen Ex-Minister Locked Up for "Treatment", 17 октября 2012 г, http://iwpr.net/report-news/turkmen-ex-minister-locked-treatment

11 Новостная лента ТИПЧ, «МТС – на шаг позади», 4 ноября 2012 года, http://www.chrono-tm.org/2012/11/mts-na-shag-pozadi/

12 Новостная лента ТИПЧ, «МТС не очень-то радует», 10 сентября 2012 г., http://www.chrono-tm.org/2012/09/mts-ne-ochen-to-raduet/

13 Сообщение, полученное  от владельца хостинга вебсайта ТИПЧ  от 25 июня 2012 года.

14 Uznews, “Uzbekistan toughens internet censorship, ” 1 октября 2012 года, http://www.uznews.net/news_single.php?lng=en&cid=30&sub=hot&nid=20980

15 AFP, “Uzbekistan raises alarm over social network ‘bomb’”, 12 июля 2012, на http://sg.news.yahoo.com/uzbekistan-raises-alarm-over-social-network-bomb-171723632.html

16 Смотрите предыдущую сноску.

17 RBC Daily, «В Узбекистане опасаются начала SMS-революции», 15 марта 2012 года, http://www.rbcdaily.ru/2011/03/15/media/562949979862486

18 Uznews, «LiveJournal вновь заблокирован в Узбекистане”, 17 мая  2012 года, на http://www.uznews.net/news_single.php?lng=ru&cid=3&nid=19799

****

Недавнее осуждение известного казахстанского оппозиционного лидера Владимира Козлова показывает, что власти Казахстана усилили свою враждебность по отношению к оппозиции. В результате несправедливого и политически мотивированного судебного разбирательства В.Козлов был приговорен к 7, 5 годам лишения свободы за якобы разжигание в декабре 2011 года беспорядков в г.Жанаозен (западный регион Казахстана), что выглядело как стремление заставить его замолчать и уничтожить единственную действительно оппозиционную партию Казахстана.5 Как часть более широкой тенденции растущей нетерпимости к альтернативному мнению, власти Казахстана также продемонстрировали большую готовность подавлять обмен мнениями и общение в режиме он-лайн по вопросам, которые правящая элита считает спорными.

Доступ к веб-сайтам, содержащим критикующую власти информацию, например, к оппозиционным новостным ресурсам, фильтруется, блокируется, либо доступ к ним затрудняется. Социальные сети, все чаще используемые политической оппозицией для общения или распространения информации о своих действиях, вызывают особенную озабоченность со стороны властей.  Президент Назарбаев осудил социальные сети за «распространение  лжи и пропаганду насилия и зла», и обвинил западные

государства в использовании таких сетей «для продвижения своих ценностей в другие страны»6.  Национальная концепция информационной безопасности 2011 года признает существование угрозы в том, что социальные сети могут быть использованы для «воздействия» на политическую ситуацию в стране.7  Государственные чиновники также выступали в защиту усиления контроля за социальными сетями и другими он-лайн ресурсами, например, посредством создания «киберполиции» в рамках Шанхайской организации сотрудничества.8 Популярный блог и сайт социального общения Живой Журнал был заблокирован решением суда в середине 2011 года за якобы распространение «экстремистской» пропаганды, хотя доказательств в поддержку этого обвинения предъявлено не было, а администрация сайта не получала уведомления об удалении затрагиваемого контента. Сайт оставался недоступным почти все время в течение года, пока доступ к нему не был открыт, по всей видимости, в связи с Евразийским Медиа Форумом, состоявшемся в Астане в начале октября 2012 года. Другой сайт социального медиа - Твиттер - был заблокирован на несколько дней в связи с Жанаозенскими событиями декабря 2011 года в рамках более более широкой информационной блокады, которая последовала сразу за этими событиями.

 

Те, кто организуют или мобилизуют участие в антиправительственных протестах, в том числе посредством  социальных сетей, продолжают подвергаться запугиванию и притеснению. Несколько раз политические и гражданские активисты, вовлеченные в такую деятельность, получали в этом году «предупреждение» от властей и/или были «предварительно» арестованы до начала акций протеста.  Антиправительственные протестные акции, как правило, проводятся без разрешения властей,   поскольку разрешение в ответ на заявку о проведении акции не выдается на произвольных основаниях, либо разрешение дается на проведение такой акции в отдаленных от центра города местах. Как правило, такие демонстрации разгоняются, участников и организаторов задерживают, приводят в суд и приговаривают к административным мерам наказания. После так называемого митинга несогласных, проведенного в Алматы в апреле 2012 года, активист гражданского общества Бахытжан Торегожина была приговорена к 15 суткам административного ареста за использование социальных медиа для организации этого собрания, в котором она не смогла принять участие, поскольку была арестована утром в тот же день. Более того, подобно другим независимым журналистам, он-лайн журналисты и блоггеры, которые высказываются в критическом ключе по поводу развития событий в Казахстане, по прежнему подвергаются давлению посредством исков о диффамации, поданными правительственными чиновниками, и физических расправ, осуществляемых неизвестными. 

****

В то время когда власти Туркменистана стремятся к демонстрации приверженности политическому плюрализму путем формальной отмены однопартийной системы страны, 9 в стране продолжает подавляться открытое выражение инакомыслия. Это было проиллюстрировано недавним арестом и принудительной госпитализацией в наркологическую клинику бывшего министра правительства, который раскритиковал политическую ситуацию в стране в своем интервью Туркменской службе Свободная Европа/Радио Свобода (РСЕ/РС).10  Новый случай вписывается в хорошо известную в Туркменистане схему, когда члены гражданского общества, открыто критикующие политику властей, подвергаются преследованиям, в то время как проправительственные организации получают поддержку вместо независимых НПО, а любые попытки протестов подавляются. Интернет, представляя потенциальную угрозу для жесткой информационной монополии, созданной при помощи контролируемых государством СМИ, регулируется в высшей степени. 

Интернет предлагается только в очень усеченной версии небольшой части населения Туркменистана, имеющей доступ к интернету, которая в настоящий момент, в основном, состоит из молодежи и

городского населения. Вебсайты, предоставляющие альтернативную информацию о ситуации в стране, такие как зарубежные новостные ресурсы, сайты НПО и сайты, связанные с оппозицией в изгнании, заблокированы. Сайты социальных сетей также часто недоступны, доступ возможен только через прокси-серверы, а интернет-форумы находятся под пристальным наблюдением. Большую часть июня 2012 года форум ertir.com - один из наиболее популярных сетевых ресурсов среди туркменской молодежи - был заблокирован в Туркменистане после увеличения на сайте количества комментариев по политическим и религиозным вопросам.    

 

С возвращением в Туркменистан российского оператора сотовой связи МТС в августе 2012 года (после предыдущего изгнания в 2010 году) появилась надежда на то, что эта компания сможет предоставить лучшее и более дешевое интернет-соединение, чем это делает государственный провайдер Алтын Асыр11, и что она сможет предоставить доступ к интернет-ресурсам, заблокированным национальным провайдером12.  Тем не менее, до настоящего времени МТС не удалось претворить эти надежды в жизнь, а интернет-соединение, предоставляемое этой компанией, остается медленным, дорогостоящим и подверженным ограничениям. 

 

Опасения властей Туркменистана в том, что интернет может выступить в качестве альтернативы правительственной пропаганде, были высказаны в связи с взрывами 2011 года на складе боеприпасов в городе Абадане, когда попытки скрыть это происшествие были подорваны отдельными интернет пользователями, передавшими информацию из первых рук за пределы страны. Власти Туркменистана объявили альтернативную информацию «клеветнической», также были предприняты попытки отыскать подателей информацию, а местный репортер РСЕ/РС был лишен свободы за то, что он написал в блоге о взрывах (позже в результате международного давления его освободили).  

 

Сайт Туркменской инициативы по правам человека (ТИПЧ), находящейся в Австрии, был также вскрыт во время подачи информации по абаданским событиям со слов свидетелей. Позднее сайт был подвержен новым атакам, что привело этим летом к заявлению владельцем хостинга сайта относительно того, что эти нападения «истощили» его ресурсы.13 Совсем недавно, в конце октября 2012 года, сайт был атакован и выведен из строя на несколько часов перед празднествами в честь Дня независимости, в преддверие подготовки к которым сайт, помимо прочего, опубликовал информацию о президенте Туркменистана и его семье. Есть серьезные основания полагать, что за этими атаками на сайт ТИПЧ стояли туркменские службы безопасности, и что они используют эту стратегию в качестве попытки воспрепятствовать представлению организацией независимой оценки событий в Туркменистане. 

****

В то время когда независимые журналисты и правозащитники подвергаются преследованию и лишению свободы, правозащитным НПО отказывают в регистрации, правозащитные пикеты регулярно разгоняются полицией, интернет-пользователи в Узбекистане сталкиваются с трудностями в получении и распространении информации по вопросам, представляющим общественный интерес. Власти ведут активный мониторинг и подвергают цензуре не нравящийся им интернет-контент, например, посредством блокировки вебсайтов региональных и международных СМИ, изгнанных оппозиционных групп, правозащитных НПО и других ресурсов, критикующих официальную политику. Согласно сообщениям, с недавних пор национальный поставщик услуг - Узтелеком - начал систематически блокировать доступ к прокси-серверам (то есть вебсайтам, которые используются для обхода он-лайн цензуры правительства)14, что сивдетельстует о новом витке ухудшения ситуации со свободой интернета.  

 

Узбекские власти сделали предупреждение о «деструктивных» и «провокационных» силах в интернете, а государственная пропаганда выбрала в качестве мишени глобальные социальные сети, которые все больше используются оппозиционными и гражданскими группами в изгнании для распространения информации о событиях внутри страны и для получения международной поддержки требований о проведении реформ. Документальный фильм, показанный по узбекскому государственному телевидению этим летом, осудил Фейсбук и другие глобальные социальные сети, назвав их «оружием», используемым «внешними силами» в организации демократических восстаний, имевших место в странах бывшего Советского Союза и арабского мира. В фильме также прозвучали обвинения этих сайтов в пропаганде «насилия и террора, сексуальной распущенности и педофилии».15 Документальный фильм призывал молодых людей Узбекистана пользоваться отечественными социальными сетями, такими как muloqot.uz и sinfdosh.uz, создание которых вызвало озабоченность среди правозащитников, которые заподозрили, что этот шаг является попыткой обеспечения более жесткого контроля за пользователями социальных медиа. До настоящего времени эти сайты уступали своим иностранным прототипам в популярности, поскольку к середине 2012 года на muloqot.uz было зарегистрировано всего чуть более 20000 пользователей.16  В связи с волной протестов в арабских странах весной 2011 года, компаниям, предоставляющим доступ в интернет узбекским пользователям, согласно имеющийся информации, было приказано отслеживать активность пользователей в социальных сетях и других интернет ресурсах и сообщать правительству о «подозрительных» он-лайн сообщениях.17 Блог-платформа и социальный медиа сайт Живой Журнал был заблокирован на несколько недель весной 2012 года без какого-либо судебного решения. Считается, что эта мера могла быть ответом на высказывания, выложенные российскими блоггерами в связи с антиправительственными акциями протестами, прошедшими в их стране.18 

 

Угрозы, связанные с использованием свободы слова в интернете, могут быть проиллюстрированы случаем он-лайн форума arbuz.com. После получения сообщения об аресте нескольких человек, принимавших участие в дискусии на политические темы на этом форуме, администратор сайта объявил в начале 2011 года о закрытии некоторых популярных разделов сайта. Он также предупредил пользователей о том, что не нужно заходить на сайт напрямую в Узбекистане (без использования прокси-серверов). В конце 2011 года форум был окончательно закрыт из-за соображений безопасности пользователей. Задуманный, очевидно, в качестве продолжения ресурса новый форум choyxona.com был запущен в начале 2012 года. До настоящего момента на нем было выложено 35000 индивидуальных постов под разными разделами сайта, но ни один из них не имеет ярко выраженной политической окраски. 

****

Рекомендации властям Казахстана, Туркменистана и Узбекистана:

 Не ограничивать права интернет-пользователей мерами, отрицательно влияющими на свободу выражения и свободу объединения, и обеспечить, чтобы никто из тех, кто мирно пользуется этими свободами и оспаривает позицию властей, будь то в интерактивном режиме или вне него, не подвергался преследованию.

 Воздержаться от систематического фильтрования, цензуры или блокирования он-лайн контента, и не ограничивать доступ к такому содержанию просто потому, что в нем содержится информация, вызывающая негативную реакцию властей, либо с которой они не согласны. Обеспечить, чтобы любые меры, нацеленные на ограничение доступа к он-лайн контенту, признанному незаконным, строго ограничивались рамками конкретного контента,

 

были действительно необходимы и санкционировались решением независимого суда, подлежащим обжалованию.

 Обеспечить, чтобы интернет-пользователям было позволено свободно использовать социальные сети и он-лайн форумы по их выбору для дискуссий и участия в обсуждении вопросов, представляющих общественный интерес, чтобы их действия на таких сайтах не подвергались отслеживанию и не ограничивались во избежание нарушения международного законодательства в области прав человека.

 

 

Рекомендации всему сообществу государств-участников ОБСЕ:

 В соответствующих случаях использовать имеющиеся рычаги давления для того, чтобы поощрять отдельные государства-участников ОБСЕ к принятию шагов для обеспечения защиты свободы интернета в соответствии с рекомендациями, сделанными международными правозащитными органами, такими как Представитель ОБСЕ по свободе СМИ.

 Использовать встречи высокого уровня, публичные заявления и другие средства в целях поднятия вопросов, связанных со свободой интернета, а также для защиты интернет-пользователей региона ОБСЕ, подвергшихся репрессиям за свою мирную онлайн-деятельность. 

 Принять проект Декларации об основных свободах в цифровом веке, поддержанную рядом государств-участников ОБСЕ. 

 

 

 


 

 

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори