пошук  
версія для друку
24.12.2012 | Виктория Глебова, «Вгору»

На чашах судебных весов

   

Суд не смог установить истину

Разбирая подробно события шестилетней давности, суд так и не смог выяснить – совершали ли Дмитрий и другой обвиняемый, Стас *, преступление или нет. Чаша весов постоянно колебалась – то в пользу обвинения, то в пользу их невиновности.

Сотрудники РОВД уверяли: именно Дмитрий и Стас шесть лет назад напали на Сергея, разбили ему голову молотком, пинали лежачего ногами и забрали мобильный телефон. О том, как они «поймали преступников», газета уже подробно рассказывала в феврале этого года – статья «Судьба в килограммах бумаги» .

Следователь городского ОВД Сергей Кравченко, готовивший документы в суд, тоже был уверен, что сотрудники Комсомольского отделения милиции задержали и арестовали именно виновных. И других версий даже не рассматривал. В деле были неопровержимые, с его точки зрения, улики – мобильный телефон потерпевшего и признание Стаса. Еще следователь обыскал квартиру Дмитрия и нашел «орудие преступления» – молоток. Поговорил с соседкой, которая видела Дмитрия на лестничной площадке в то время, когда было нападение. Но убедился, что та видела Дмитрия со спины и в полутьме, поэтому точно опознать соседа не могла.

Его совершенно не смутило, что ни на изъятом молотке, ни на одежде и обуви подсудимого экспертиза не нашла следов крови потерпевшего, а ведь должна была. Не показалось странным, что обвиняемые – оба правши, а бил молотком потерпевшего, скорее всего, левша.

В материалах дела есть заявления Стаса, что он сломался под пытками, поэтому оговорил себя и Дмитрия. В райотделе его несколько часов били бейсбольной битой по почкам, одевали пакет на голову, от удушья он терял сознание. И, не выдержав, подписал все, что от него требовали – «явку с повинной». А на самом деле они этого преступления не совершали.

Но Сергей Кравченко поговорил с одним из сотрудников райотдела, и тот заверил коллегу, что ничего подобного не было. Потому следователь сделал вывод, что Стас врет, выкручивается, дабы избежать заслуженного наказания.

Но и спустя шесть лет, допрошенные в суде очевидцы задержания в один голос твердили – милиционеры уводили Стаса из фойе райотдела в кабинет на первом этаже и оттуда доносились его крики. Потом выводили, скрюченного, как от сильной боли...

Прокуроры – статисты или «милицейская крыша»?

Обвиняемые, пытаясь доказать свою невиновность, прошли все судебные инстанции, вплоть до Верховного суда (первый суд приговорил Дмитрия к 12 годам лишения свободы с конфискацией всего личного имущества, Стаса – к 9 годам, тоже с конфискацией) – и добились, что дело направили на новое судебное рассмотрение. С февраля этого года судья Комсомольского райсуда Светлана Майдан снова пыталась разобраться в перипетиях давнего дела и устранить все милицейские, прокурорские и судебные противоречия и «недочеты».

В какой­то момент, устав от бесконечного обвинения и несправедливости, Дмитрий осколком ручки изрезал себе шею и левую руку: статья «Процесс со вскрытыми венами». Судья удалила его из зала суда до окончания слушания материалов уголовного дела. Но журналисты Агентства расследований «Вгору» продолжали ходить на заседания и следить за тем, что происходит на процессе.

За все шесть лет ни милиция, ни прокуратура не предоставили новых доказательств вины подсудимых, не заявили ни одного ходатайства и не объяснили ни одного противоречия. Так, в деле есть письмо в прокуратуру, где совсем другой человек признается, что это он ограбил Сергея и описал, как это было. На эту явку с повинной прокуратура, вообще, почему-­то ответила, что у них такого происшествия не зафиксировано (?!). И правоохранители никак не комментируют этот факт.

После изучения всех материалов дела, суд, подсудимые и их адвокаты просили окрыть уголовное дело против сотрудников РОВД и провести прокурорскую проверку для установления истины: кто, когда и как мог пытать Стаса, «выбивая» из него «явку»? Два раза судья была вынуждена отложить рассмотрение других моментов, пока не появится ясность в этом вопросе. Но прокуратура ответила: эти факты проверить не можем, потому что... дело рассматривается в суде. И рекомендовала обратиться, по этому поводу – к суду! А когда адвокаты и подсудимые попросили направить дело на новое следствие и выпустить Дмитрия и Стаса на подписку о невыезде, прокурор запротестовал. Он заявил, что следствие было проведено с соблюдением всех норм законодательства, всестороннее и в полном объеме. И, главное, Стас признался сам, а у Дмитрия найдено орудие преступления — молоток со следами крови потерпевшего! Услышав подобное, даже судья Светлана Майдан аж встрепенулась: «Где вы его нашли? А я почему об этом не знаю?!»

Когда решается судьба

Последняя неделя, пока судья Светлана Майдан находилась в совещательной комнате и готовила приговор, показалась нам самой «длинной». Всем было интересно, какое же решение вынесет судья. Сейчас (после вступления нового Уголовно-­процессуального Кодекса), очень многие рассуждают о суде присяжных. Вот и мы решили тоже попробовать, как это – вершить человеческую судьбу? Ведь, по сути, журналисты издания на судебных заседаниях тоже разбирали «по корочкам», по каждому листочку, от начала и до конца, все тома этого запутанного дела.

После долгих споров «за» и «против», решили, что все сомнения должны трактоваться в пользу обвиняемых. Но в нашей системе правосудия в таких делах не «оправдывают». Ведь «автоматически» сразу возникает вопрос: как так получилось, что двух людей незаконно лишили свободы на целых шесть лет?! Это же катастрофа для «демократического и правового» государства!

Чаще судьи выносят самое простое, «компромиссное» решение. Например, признать Дмитрия и Стаса виновными, но «послабить» наказание – дать не 12 и 9 лет лишения свободы, соответственно, а лет по 6 лет каждому. Столько, сколько они уже и так просидели. Тогда, как говорится, «и волки сыты, и овцы целы».

Но, судя по тому, как скрупулёзно, внимательно и терпеливо изучала материалы Светлана Майдан, предполагали другой, наиболее «перспективный» вариант – отправить дело на дорасследование (в новом УПК такого варианта уже не предусмотрено, но это дело рассматривали еще по старым «правилам»).

И, в таком случае, как же судья поступит с подсудимыми? Сколько им придется еще сидеть, пока прокуратура устранит все «недоделки» дела и его снова рассмотрят в суде? Выпустит ли она подсудимых на подписку о невыезде или нет? И если выпустит, то когда? Из зала суда или после вступления приговора в силу? Ведь от этого зависит, когда же Дмитрий и Стас, наконец­то, смогут вернуться домой. В первом варианте – ужинать уже будут не в камере, а в кругу родных. Во втором случае – может, через неделю (если прокурор не подаст апелляцию), а может, и через год...

Именем Украины

И вот наступил долгожданный день. Более часа, стоя, присутствующие в зале заседания слушали судебный вердикт. Итак, судом установлено, что было грубо нарушено права Дмитрия на защиту. В нарушение требований законодательства, следователь составил протоколы о разъяснении подозреваемому его прав на защиту с отказом от защитника и поставил отметку, что Донской отказался подписать эти документы. Адвоката для защиты был допущено к Донскому только на следующие сутки. Подсудимых начали допрашивать еще до того, как пострадавший написал заявление о привлечении к уголовной ответственности лиц, напавших на него, и это подтверждено в судебных заседаниях самим пострадавшим. Документы оформлялись «задним числом». В протоколе задержания не было даже указано, в чем подозревается Донской. По делу допущена существенная неполнота до судебного следствия, которые невозможно устранить в ходе рассмотрения в суде. Неполнота досудебного следствия привела к нарушению разумных сроков рассмотрения дела в суде и не дает возможности суду вынести законный и обоснованный (как обвинительный, так и оправдательный) приговор.

Именем Украины суд постановил: уголовное дело возвратить прокурору Херсонской области для организации дополнительного расследования для полного, объективного и всестороннего рассмотрения дела. И провести полную и объективную прокурорскую проверку по факту применения к Стасу недозволенных методов следствия.

Кроме того, суд указал, что подозрение в совершении тяжкого преступления – еще не повод содержать людей под стражей 6 лет. И отпустил Дмитрия и Стаса из под стражи на подписку о невыезде в зале суда.

Пока в суде оформляли документы – ту самую подписку о не- выезде, журналист АЖУР «Вгору» позвонил маме Дмитрия. Даже в трубке телефона было слышно, как у нее перехватило дыхание, когда ей сказали, что сын приедет сегодня ужинать домой. Она снова и снова переспрашивала, не веря – «отпустили, да, отпустили?» А потом – расплакалась...

 

*Имена изменены из этических соображений.

Справка

Публикация подготовлена в рамках проекта Херсонского областного Фонда милосердия и здоровья «Развитие Агентства журналистских расследований «Вгору» при поддержке Международного Фонда «Возрождение». Мнения авторов могут не совпадать с точкой зрения МФ «Возрождение».

 

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори