пошук  
версія для друку
25.12.2012 | Давид Михаэли
джерело: maidanua.org

«Жид» в законе

   

Те, кто обеспечил своими голосами партии «Всеукраинское объединение „Свобода“» ее десять с лишним процентов на выборах, могут гордиться своими избранниками. Через считанные недели после пришествия в парламент вполне искренние нацики добились важного и, вероятно, жизненно необходимого для Украины успеха: легализации – хотя бы относительной – слова «жид». Депутат от этой партии Игорь Мирошниченко накропал на своей странице в сети «Фэйсбук», что, мол, у него «язык не поворачивается» считать своей уроженку Черновцов американскую актрису Милу Кунис: «она по происхождению не украинка, а жидовка».

Поднялся некоторый шум. И главный редактор сайта «Киев еврейский» Элеонора Гройсман попросила (!) свободовцев это слово не употреблять как обидное для евреев… Вот оно как: их об этом уже надо просить…

Услыхав от того же Мирошниченко, а также его соратницы Ирины Фарион, что «жид», «жидовка» и т. п. – это вовсе не оскорбление, г-жа Гройсман обратилась за консультацией в минюст. Ну и получила.

В украинском законодательстве, ответствовали ученые юристы, такого слова нет. Вообще нигде… Вот неожиданность!

Тут поневоле вспоминается замечание великой Фаины Раневской по поводу отсутствия в русском литературном языке другого слова на ту же букву: «Странно: слова нет, а ж… есть».

Возможно, господа не в курсе, что этого слова (не того, про которое Раневская, а того, про которое «Свобода» с минюстом) не было уже в законодательстве царской России с ее чертой оседлости, погромами, процентной нормой и прочими радостями антисемита. Велено было его оттуда убрать еще Екатериной II – по просьбе евреев города Шклова. И ведь убрали-таки постепенно. От чего, конечно, антисемитизм никуда не исчез (в том числе официальный), и подданные – неевреи – честить евреев за глаза и в глаза изъятым словом не перестали.

Понимание того, что словцо это – именно оскорбительное, унижающее, окончательно сложилось в русскоязычном пространстве, по крайней мере, на рубеже 19–20 вв. Стало почти немыслимым для культурного человека его произнести – во всяком случае, публично. Советская же власть, заявлявшая себя как последовательно интернационалистская, вообще препоручила «жида» заботам уголовного права – в развитие известного декрета «О борьбе с антисемитизмом и еврейскими погромами» (1918). Что бы там ни вышло из его реализации, это не отменяет того обстоятельства, что антисемитизм был и с ним надо было бороться. Тех, кто ныне ополчается на упомянутый декрет, на самом деле не устраивает его заявленная цель, а не практика применения.

Разумеется, Мирошниченко, Фарион и компания могут сказать, что Россия, и, тем более Россия советская, им – не указ. Мол, в Украине свои традиции – и языковые в том числе, а согласно им, рассматриваемый титул вовсе не крамолен, поскольку, собственно, это всего лишь польский перевод слова «еврей» или «иудей». И они не одиноки. Могут сослаться, например, на ученое мнение филолога Александра Пономарива, профессора Национального университета им. Тараса Шевченко: если бы это слово имело чисто отрицательный смысл, говорит, в частности, пан профессор, то следовало бы считать антисемитами всех классиков литературы – что украинской, что русской…

Интересно, г-н Пономарив говорит всерьез? Неохота, честно говоря, приводить хрестоматийные примеры, на которых досточтимый филолог мог бы убедиться, что немало классиков, что называется, таки да… Но замечу, между прочим, что в пьесе Ивана Карпенко-Карого «Хозяин» главный герой своего приказчика-еврея называет – причем в сердцах,  – все-таки «каторжным евреем», а не…. Конечно, делать из этого далеко идущих выводов об отношении автора к этому народу лично я не могу. Зато, скажем, поэма «Гайдамаки» или повесть «Тарас Бульба» дают основания для выводов куда как более определенных относительно соответствующих авторов – нравится это кому-то или нет. И дело отнюдь не только в одном слове…

Кстати, при всех своих филологических изысках, профессор все-таки, по его словам, в присутствии евреев защищаемое им от клеветы название не использует – потому что люди обижаются. Т. е. он знает, что это – обидно. Собственно, не обязательно быть крупным интеллектуалом, чтобы уразуметь простую вещь: говоря Żyd, поляки не оскорбляют еврея, а называют его национальность или религию; русские или украинцы, произнося слово «жид», еврея оскорбляют. Так сложилось. Причем обе стороны – и оскорбляющая и оскорбляемая – это прекрасно знают. И если оскорбление по национальному признаку запрещено (о чем г-жу Гройсман также официально уведомили), так и стоило бы принимать меры, а не отделываться болтовней об отсутствии слова в законодательстве… А то ведь можно заподозрить, что дело вовсе не в словах. И даже не только в скандальной партии «Свобода». Кстати, почти 10, 5 процентов проголосовавших за эту партию и, следовательно, солидарных с ее лозунгами – это не так уж мало. И мало ли где эти солидарные могут оказаться.

Как бы то ни было, собираясь в Украину, имейте в виду: если вдруг вас там обзовут жидовской мордой, не торопитесь обижаться. Точнее, обидной вы можете счесть разве что вторую часть титула. Поскольку, как наставлял булгаковский мастер Иванушку Бездомного, «неизвестно, что именно имеется у человека – морда или лицо. И, пожалуй, все-таки – лицо».

Что же до первой половины, то знайте: требовать удовлетворения бесполезно. Законного права обижаться на это самое слово и производные от него у вас нет. На днях это засвидетельствовала высокопоставленная инстанция – министерство юстиции Украины.

25.12.2012

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори