пошук  
версія для друку
11.03.2013 | Юрий Чумак

Будущее куется в настоящем

   

Интервью с известным правозащитником и общественным деятелем Хесонщины Натальей Козаренко.

- Как Вы стали правозащитником? В отечественных университетах и академиях готовят юристов – будущих прокуроров, адвокатов, судей, правоохранителей, но не существует ВУЗов, в которых бы учили на правозащитников.

- Правозащитой я занимаюсь уже 16-й год, начинала с предоставления консультаций в Херсонском областном фонде милосердия и здоровья. Кстати, первоначально Фонд (который уже 24 года работает!) фактически занимался благотворительной деятельностью, т.е. оказывал материальную помощь нуждающимся. Но потом выяснилось, что можно сколько угодно раздавать просящим, скажем, муку и масло, но проблему это не решает. Образно говоря, мы поняли, что нужно искать возможности давать не рыбу, а научить пользоваться удочкой – правовыми знаниями. Ведь часто возникали вопросы именно юридического характера.

Постепенно от чисто правовых консультаций перешли к правозащитной деятельности. Правозащита – более широкое понятие, включающее отстаивание прав и свобод граждан в государственных структурах (зачастую – защиту от этих самых структур). Защищая права одного человека, мы содействуем целой категории населения, у которой существуют подобные проблемы.

Много опыта мне добавила более чем двухлетняя работа в качестве помощника министра МВД по правам человека.

- Вы были милицейским омбудсменом по Херсонской области?

- В принципе, да. Полномочия и функции наши были схожи с теми, кого называют полицейскими омбудсменами в некоторых западных державах.

Нужно заметить, что, если в ХОФМЗ мы, в основном, занимались защитой социально-экономических прав, то, работая в Управлении мониторинга соблюдения прав человека в аппарате министра МВД (в котором по каждой области был закреплен 1 помощник министра), доводилось больше внимания уделять правам задержанных лиц. Поскольку, давайте признаемся, у тех, кто на воле, больше возможностей отстоять свои права, чем у тех, кто, пусть и на непродолжительное время, лишен свободы. Вместе с общественниками ездили в райотделы милиции, в изоляторы временного содержания, осуществляли прием граждан по вопросам возможного нарушения их прав со стороны работников внутренних дел.

- А потом Ваша работа в данном направлении продолжилась в рамках общественной Ассоциации украинских мониторов соблюдения прав человека, основателями которой выступили бывшие помощники министра?

- Да, и эту работу пришлось начинать сначала, потому что при министре МВД Могилеве, с таким трудом выстроенная система общественного контроля за милицией была, если не разрушена, то, скажем так, парализована на длительное время… Как руководитель областной организации Ассоциации украинских мониторов соблюдения прав человека (Ассоциации УМДПЛ) и член Общественного совета при УМВД Украины в Херсонской области я была одним из инициаторов возобновления работы мобильной группы, осуществляющей мониторинг деятельность милиции на Херсонщине.

В прошлом году мы осуществили 5 выездов, посещали райотделы внутренних дел и изоляторы временного содержания (ИВС). Сейчас получено новое предписание, будем продолжать эту работу.

- Насколько мне известно, Ассоциация УМДПЛ подписала с Секретариатом парламентского Уполномоченного по правам человека Меморандум о сотрудничестве, согласно которому в нескольких областях на общественных началах появились региональные координаторы Омбудсмена по взаимодействию с общественностью. В Херсонской области таким общественным представителем Омбудсмена стали Вы.

- Да, мою кандидатуру поддержал целый ряд общественных организаций Херсонщины. Возможно, потому, что я с 1998 года известна как руководитель общественной приемной Херсонского областного фонда милосердия и здоровья. На базе этой приемной сейчас и работаю как общественный региональный представитель Уполномоченного.

Основных направлений деятельности у меня и моих коллег в других областях – три:
1) содействие реализации Национального превентивного механизма (НПМ) – организация мониторинговых визитов в места несвободы;
2) проведение приема граждан;
3) информирование общественности о работе Омбудсмена.

Поэтому регулярно, на основании предписания, выданного Офисом Омбудсмена, осуществляю визиты в места несвободы. Перепроверяю жалобы, помогаю в оформлении обращений, которые направляются в Офис Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека. Разъясняю, зачем Омбудсмен нужен, в чем состоит его деятельность, в чем специфика его работы и отличие от работы прокуратуры и других правоохранительных структур. Стараюсь содействовать обратной связи общественности с Офисом Омбудсмена. Например, участвовала в нескольких круглых столах в райцентрах области, посвященных роли общественных организаций в защите прав человека…

- Наверное, наиболее сложным и ответственным участком деятельности регионального координатора все-таки является посещение мест несвободы?

- Знаете, к любой своей работе я привыкла относиться ответственно. Но деятельность в рамках содействия реализации НПМ – многогранная и действительно непростая. Места несвободы у большинства ассоциируются только с тюрьмами и милицейскими ИВС. Но ведь есть и иные места, где люди пребывают длительное время под контролем государственных органов – другие правоохранительные структуры, психиатрические больницы, гериатрические учреждения, оказывающие медицинскую помощь лицам пожилого и старческого возраста, интернаты и детские дома. И далеко не везде, к сожалению, пока созданы подобающие условия содержания, соответствующие отечественным и европейским нормам. Но именно по тому, как общество относится к своим заключенным, можно говорить об уровне цивилизованности данного общества вообще.

Поэтому, кроме посещения милицейских изоляторов временного содержания, осуществили визиты в Херсонский СИЗО, 2 исправительные колонии, областную психиатрическую больницу, Днепрянский детский интернат.

- И каковы Ваши впечатления?

- Мне есть с чем сравнивать – я места несвободы посещаю уже 4 года. За это время условия пребывания в ИВС, по крайней мере, изменились к лучшему. Характерно, что в Херсонской области раньше было 16 изоляторов временного содержания, сейчас осталось 11, но они не переполнены, их хватает, потому что уменьшается количество лиц, которых милиция «закрывает».

Надеюсь, после принятия нового Уголовного процессуального кодекса, количество лиц, содержащихся в СИЗО, тоже уменьшится, потому что появились более гуманные формы мер обеспечения «неубегания» – домашний арест, залог. А взятие под стражу должно использоваться как исключительная и редкая мера пресечения, ведь в таком случае лицо, чья вина еще не доказана, фактически оказывается за решеткой.

От детского интерната остались противоречивые впечатления: с одной стороны, дети с задержкой умственного развития накормлены, напоены, одеты, обуты, их лечат. Но не хватает развивающих занятий – поскольку бюджетом это не предусмотрено.

- А выявлялись ли какие-либо нарушения?

- Разумеется. И мы о них обязательно информируем Офис Омбудсмена. Но, хочу напомнить, что НПМ – это не поиск «жареных» фактов, а постоянная рутинная работа, направленная на позитивное изменение ситуации. Планируется, что представители Департамента по вопросам реализации национального превентивного механизма Секретариата Омбудсмена и общественности будут регулярно посещать места несвободы и в результате общественность будет знать, что там происходит.

Под неусыпным общественным контролем места несвободы постепенно будут преобразовываться к лучшему, что станет превенцией жестокого обращения. В принципе, это упрощенно и есть схема модели общественного контроля мест несвободы «Омбудсмен+», которая начала реализовываться в нашей стране.

В настоящее время отрабатывается нормативная база в этом направлении, чтобы можно было продуктивно работать. Необходимо и в дальнейшем организовывать выезды, привлекать общественников на местах, проводить их обучение.

- Вы уже заговорили о планах на будущее. Поделитесь ими, пожалуйста, поподробнее. Что Вы планируете еще сделать как общественный региональный представитель Омбудсмена?

- Будущее всегда куется в настоящем. Я твердо знаю: под лежачий камень вода не течет. Чтобы что-то изменилось, нужно настойчиво работать в этом направлении. Поэтому буду продолжать ту деятельность, о которой я поведала выше.

Кроме того, планирую наладить сотрудничество с единственным в своем роде в Украине городским омбудсменом. Мало кто знает, но в Херсонской области в городе Скадовске местный совет избрал своего омбудсмена на общественных началах. Думаю, у нас будут общие вопросы, которые мы сможем решить, объединив усилия.

Также часто направления деятельности подсказывает сама жизнь. Так, во время мониторинговых визитов в пенитенциарные учреждения, выяснилось, что существует проблема с оформлением паспортов у тех лиц, которые пребывают в местах лишения свободы. При этом часто все упирается в банальное отсутствие у них денежных средств на оформление – если осужденные не работают и не имеют родственников, которые бы могли оказать им помощь. Тогда мы через ХОФМЗ изыскали возможность профинансировать определенную сумму на решение данного вопроса – и в декабре прошлого выделили средства на оформление паспортов около 40 осужденным. Попутно готовим соответственное обращение к Омбудсмену.

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори