пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"201310
03.04.2013 | Галя Койнаш

Ни чуда, ни справедливости не дождались

   

2 апреля 2013 г. судья Минасов вынес обвинительный приговор по «делу пономарей». Двух обвиняемых в организации взрыва в Свято-Покровском храме в Запорожье 28 июля 2010 года – Антона Харитонова и Евгения Федорченко – суд приговорил к 15 годам заключения. Брата Антона, Сергея Демина – к 14 годам.

Кроме журналистов, в зале было много запорожцев, пришедших поддержать подсудимых. Столько, что не все смогли туда попасть.

Очередной тест на существование правосудия провален. Оттого, что все было предсказуемо, легче не становится.

Приговор будет обжалован, и все судебные инстанции в Украине пройдены. Потом, если нужно, справедливости поищут – и несомненно найдут – в Европейском суде по правам человека. 

Обвинительный приговор особенно огорчает именно потому, что о позиции суда в Страсбурге как раз не нужно догадываться. Она более чем ясно сформулирована в деле Замфереско против Украины от 15 ноября 2012 г.  Поскольку признание у обвиняемого фактически выбили, Европейский суд постановил, что использование такого «признания делает весь уголовный процесс против него несправедливым» (п. 71).

Троих молодых парней признали виновными в организации взрыва в храме исключительно на основании многочисленных и взаимоисключающих «явок с повинной», от которых в суде все отказались. Все неоднократно утверждали, что «явки» не написаны добровольно, а вследствие пыток, угроз и других незаконных методов влияния. Две судебных экспертизы подтвердили, что обвиняемые подвергались сильному психологическому давлению на допросах и во время следственных действий.

Другие основания для серьёзной обеспокоенности изложены тут.

Жалобы на статистов-«адвокатов», вызванных следователем, подтвердились квалификационно-дисциплинарной комиссией адвокатуры Запорожской области.  Один адвокат отделался предупреждением, а двум другим комиссия приостановила действие лицензии сроком на 6 месяцев. То есть защитников сначала фактически не было.

Все остальные жалобы органы власти пересылали друг другу. в том числе Уполномоченный Верховой Рады по правам человека, и народные депутаты. Маловероятно, чтобы Европейский суд решил, что проведено эффективное расследование заявлений о пытках, о нарушениях права на справедливый суд. Расследования, собственно, не было вообще.

Судья Минасов упорно отклонял все ходатайства защиты. Он отказался вызывать судебных психологов после получения третьей, судьёй назначенной, экспертизы, которая опровергает экспертизы, проведённые в Луганском и Донецком научно-исследовательских институтах судебных экспертиз. Третья нашла в показаниях доказательства их «склонности» к преступлению, и Минасов решил этим удовлетвориться. 

Как уже отмечалось, его не беспокоило и то, что спустя почти два года гособвинитель изменил обвинительное заключение, чтобы убрать у всех подсудимых противоречащие обвинению алиби.

Даже в стране, где правоохранительные органы очень часто выбивают «явки с повинной» и где процент оправдательных приговоров снизился до уровня 0.15% (в 2012 году)количество нарушений в этом деле откровенно поражает.

В обращении, подписанном бывшими политзаключенными, адвокатами, правозащитниками и неравнодушными гражданами, мы писали о крайне негативном влиянии на украинское общество любого процесса, чей результат не зависит от вины подсудимых. То, что, вопреки всем нарушениям и отсутствию доказательств, суд вынес обвинительный приговор, подтверждает опасения, что уверения, данные Президенту по телевизору в августе 2010 г. о «раскрытии» дела перевесят все аргументы защиты о невиновности подсудимых

А это конец правосудия. 

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори