пошук  
версія для друку
01.07.2013 | Марина Николаева
джерело: atn.ua

День борьбы с пытками: говорить можно, осудить – нет

   

26 июня – Международный день ООН в поддержку жертв пыток. Ежегодно правозащитники фиксируют в Украине более 100 тысяч фактов незаконного насилия, но только единичные случаи рассматриваются в отечественных судах. Зато уволенные милиционеры, подозреваемые в применения насилия, с помощью исков восстанавливаются на работе и даже требуют компенсации.

Три года в Чугуевском райсуде рассматривался гражданский иск правоохранителей, которые пытались обжаловать факт публичного признания пыток в Орджоникидзевском районе. Эта нашумевшая история произошла в 2008 году, когда задержанная Светлана Помиляйко рассказала, что признание в краже оргтехники с нее и ее коллеги выбивали ужасными пытками. Но, ни синяки, ни найденные инструменты пыток – плоскогубцы, – ни признание факта пыток милицейским руководством, ни защита правозащитников так и не привели к рассмотрению дела по существу.

Все это время дело против оперативников то возбуждали, то закрывали. А тогдашние руководители райотдела Олег Соболев и Владимир Салий обратились в суд с иском о защите чести и достоинства, утверждая, что информация о пытках была недостоверной и причинила им моральный ущерб. Компенсировать его суммой в размере более миллиона гривен они потребовали от экс-помощника министра МВД в Харьковской области Юрия Чумака, экс-руководителя областной милиции Виктора Развадовского, экс-министра Юрия Луценко и от самого ведомства. Но почти через 3 года суд решил: иски отклонить.

Роман Лихачев, адвокат Ю. Чумака:
Ни Салий, ни Соболев не упоминались моим доверителем Чумаком в выступлениях, а также в выступлениях других государственных деятелей и журналистов. Кроме того, никакой информации недостоверной мой доверитель не распространял. Суд остановился на ряде обстоятельств, что истцы не приложили доказательств именно распространения – у телеканалов, в интернет-изданиях указанные материалы в оригинале отсутствуют.

Почему иск, который не подкреплялся ни доказательствами, ни аргументами, рассматривался 3 года? Роман Лихачев поясняет, в частности, поведением самих милиционеров, которые нередко не посещали заседания. В последний момент Олег Соболев даже отказался от иска, а Владимир Салий – от апелляции.

Почему, – фигуранты избегают комментариев. Их представитель Сергей Кравченко только сообщил, что этот процесс они считают слишком заполитизированным. Такого же мнения и один из ответчиков, бывший министр МВД Юрий Луценко. Правда, в соответствии с его трактовкой, заполитизировали дело именно милиционеры-истцы.

Юрий Луценко, экс-министр МВД:
Я считаю, что поступил правильно, назначил служебное расследование, и выводы департамента внутренней безопасности говорили о необходимости уволить с работы работников, которые были причастны. Я ни разу публично не оглашал их фамилии. Тем не менее, эти лица, как я понимаю, в силу изменения политической ситуации, были использованы для дискредитации того, что я делал в милиции.

Единственно, на что жалуется экс-министр, что это дело, как и многие другие о пытках, не пришлось довести до конца. Прокуратура, по словам Луценко, вопреки своему назначению не спешит расследовать факты пыток в рядах МВД. Дело же самой Светланы Помиляйко сейчас рассматривается в Европейском суде и имеет, по данным участников гражданского процесса, хорошие шансы. В частности, Украина даже предлагает признать факт пыток и выплатить компенсацию до окончательного решения по делу.

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори