пошук  
версія для друку
04.07.2013 | Евгений Захаров, Международное общество «Мемориал»

Квалификация преступлений коммунистического режима: геноцид и преступление против человечности»

   

Сегодня можно услышать от многих людей, что нечего ворошить былое, хватит говорить о преступлениях советского тоталитарного режима, что нужно думать о будущем. Одновременно происходит постепенное изменение общественного сознания: молодежь в массе своей почти ничего не знает о массовых преступлениях, а украинские коммунисты настаивают на величии Сталина и хотят установить ему памятник во всех областных центрах Украины. 5 мая 2010 года в Запорожье коммунисты установили бюст Сталина на территории, прилегающей к зданию Запорожского обкома КПУ. Последние четыре года к 9 мая во многих городах устанавливают билборды со Сталиным – в Севастополе, Луганске, такие планы были относительно Днепропетровска и Одессы. Как подчеркнул первый секретарь Одесского обкома КПУ Евгений Царьков, «Победа и имя Сталина неразрывно связаны. Я уверен, что не было бы таких людей, как Сталин, не было бы Победы».

На мой взгляд, говорить о позитивной роли Сталина во Второй мировой войне просто кощунственно. Именно из-за диктаторской людоедской политики Сталина страна понесла бесчисленные человеческие потери, намного больше, чем потери союзников и Германии. «Мы просто не умели воевать. Мы залили своей кровью, завалили врагов своими трупами», – с горечью писал фронтовик, выдающийся русский писатель Виктор Астафьев. На самом деле мы победили во Второй мировой войне не благодаря Сталину, а вопреки ему.

Установить памятник Сталину – это примерно то же самое, как если бы неонацисты захотели установить в Германии или Австрии памятник другому страшному убийце и тирану ХХ века – Гитлеру.

Памятник Сталину – позор и надругательство над десятками миллионами его жертв и их близких. И украинцы это понимают.  Неслучайно социологические исследования показали резкое неприятие идеи установки памятника Сталину большинством украинцев – 56.7% опрошенных негативно относятся к этой инициативе.

В то же время юридических оснований для запрета установки памятника, на мой взгляд, нет. Постановление Апелляционного суда г. Киева от 13 января по делу о Голодоморе 1932-1933 гг. как геноциде было всего лишь итогом предварительного судебного рассмотрения уголовного дела и поэтому не дает оснований для юридически значимой квалификации преступления Сталина и остальных шести обвиняемых. Никакого иного судебного решения о преступности действий Сталина и коммунистического режима в целом нет. Международные договоры, участником которых является Украина,   подобные запреты явным образом не содержат.

А последствия преступлений коммунистического режима в СССР и, в частности, на Украине ужасны, они касаются «и мертвых, и живых, и неродившихся» (Тарас Шевченко). Кроме миллионов погибших от голода и политических репрессий и неродившихся, что само по себе существенно повлияло на генофонд и развитие украинского народа, эти преступления больно ударили по тем, кто остался живым. Они отрицательно повлияли на их социальную и политическую активность, посеяли страх перед властью. Историческая память и психология тех, кто выжил, была искалечена воспоминаниями о раскулачивании, массовых арестах и расстрелах, людоедстве во время голода, о доносах на соседей и т.п. Эти трагические события до сих пор отражаются на психологии их потомков.

Голодомор и уничтожение украинской интеллектуальной элиты, о чем запрещалось знать до конца восьмидесятых годов ХХ ст., привели к разрыву поступательности в интеллектуальном развитии украинского народа, потере идентичности и общих ценностей. Массовые политические репрессии породили также неосознанный комплекс неполноценности у большого количества украинцев.

Постгеноцидное украинское общество остро нуждается в спокойной совести, высвобождении от психологических комплексов, свободе от страха. Это невозможно без публичного признания на правовом уровне действий коммунистического режима преступлением. Это является моральной обязанностью нации перед погибшими, это необходимо для утверждения исторической справедливости, укрепления иммунной системы украинского народа против политических репрессий, насилия, неоправданного государственного принуждения.

В Европе отношение к Сталину и коммунизму немногим отличается от отношения к Гитлеру и нацизму, что легко увидеть в многочисленных резолюциях Европарламента, Парламентской Ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ), Комитета Министров ПАСЕ, ОБСЕ. И, в частности, к Украине прямо относятся п.п.5-8 Резолюции ПАСЕ №1481 (2006) «Необходимость международного осуждения преступлений тоталитарных коммунистических режимов»:

«Падение тоталитарных коммунистических режимов в Центральной и Восточной Европе не во всех случаях сопровождалось международным расследованием совершенных ими преступлений. Более того, виновники этих преступлений не были преданы суду международного сообщества, как в случае со страшными преступлениями, совершенными во имя национал-социализма (нацизма).

Как следствие, общественность очень плохо осведомлена о преступлениях, совершенных тоталитарными коммунистическими режимами. Коммунистические партии являются законными и активно действуют в некоторых странах, даже несмотря на то, что в отдельных случаях они не дистанцировались от преступлений, совершенных тоталитарными коммунистическими режимами в прошлом.

Ассамблея уверена, что знание истории является одной из предпосылок предотвращения подобных преступлений в будущем. Вдобавок, моральная оценка и осуждение содеянных преступлений имеют большое значение для воспитания молодых поколений. Четко определенное отношение международного сообщества к прошлому может стать ориентиром на будущее.

Кроме того, Ассамблея уверена, что жертвы преступлений тоталитарных коммунистических режимов, которые продолжают жить сегодня, или их семьи заслуживают сочувствия, понимания и признания их страданий.»  

На Украине созданы все предпосылки, чтобы провести полноценный судебный процесс для правовой квалификации искусственного голода 1932-1933 гг. на основании материалов следствия, проведенного СБУ в 2009 г., и руководство государство должно была бы поддержать проведение такого процесса. Такие же процессы должны были бы проведены и в отношении других преступлений коммунистического режима. На самом деле нет никаких сомнений в том, что Сталин и его подручные виновны в умышленных массовых убийствах, а коммунистический тоталитарный режим, который сделал массовый террор практикой государственного управления в СССР, сам по себе преступен. Однако, необходимо установить эти факты в правовой плоскости.

Напомним, что в судебном решении Конституционного Суда Российской Федерации, принятом 30 ноября 1992 г., было четко констатировано: «В стране в течение длительного времени господствовал режим неограниченной, опирающейся на насилие власти узкой группы коммунистических функционеров, объединенных в Политбюро ЦК КПСС во главе с генеральным секретарем ЦК КПСС».

Перечень преступлений советского режима за все годы, начиная с 1917 года весьма велик, включает множество событий и занимает многие страницы. Приведем поэтому список наиболее серьезных и значимых преступлений коммунистического режима, подтвержденных документально[1].

1. Организация т.н. «красного террора», когда согласно постановлению Советского правительства 5 сентября 1918 г. была внедрена практика взятия заложников, внесудебных расстрелов и организованы концлагеря для «социально-чуждых» слоев населения и политических противников.

2. Массовые репрессии против крестьян – т.н. «раскулачивание», выселение, аресты и расстрелы по решениям троек Полпредств ОГПУ. 1930–1931 гг.

3. Организованное Сталиным и Политбюро ЦК ВКП(б) масштабное изъятие зерна для засыпки в государственные хранилища и продажи за границей, в результате чего возник искусственный голод. От голода погибло в СССР от 7 до 12 млн. человек, в том числе от 3.5 до 4.5 млн. населения Украины, 1932-1933 гг..

4. Массовые аресты и расстрелы по т.н. «кулацкой» операции НКВД – расстрелы согласно заранее намеченным квотам. Июль 1937 – ноябрь 1938 гг. (арестовано 767397 человек, из них 386798 расстреляно)

5. Массовые аресты и расстрелы по национальному признаку в рамках т.н. «национальных операций» НКВД (немецкой, польской, «харбинской», латышской и т.п.) Июль 1937 – ноябрь 1938 гг. (арестовано около 350 тыс. человек, из них 250 тыс. расстреляно)

6. Массовые аресты и расстрелы граждан Монголии, проведенные советским НКВД. 1937–1938 гг. (арестовано около 25 тыс. человек, из них около 20 тыс. расстреляно)

7. Репрессии против членов семей осужденных за «измену родине». В период 1937–1938 гг. в качестве «членов семей изменников родине» (ЧСИР) было арестовано свыше 18 тыс. жен и 25 тыс. детей были помещены в детские приемники НКВД.

8. Расстрелы и осуждение по т.н. «расстрельным спискам», когда мера наказания определялась не судебными органами, а самим Сталиным и его ближайшими соратниками по Политбюро – Молотовым, Ворошиловым, Кагановичем, Ждановым, Микояном и др. За период февраль 1937 – октябрь 1938 гг. были вынесены санкции на осуждение по 383 спискам, содержащим 44 тыс. фамилий, из них 39 тыс. – к расстрелу.

9. Санкция Сталина о применении в НКВД в ходе следствия т.н. «мер физического воздействия» – т.е. пыток и истязаний. Телеграмма, подписанная Сталиным 10 февраля 1939 г., подтвердила «правомерность» этой практики, принятой в 1937 г. В более поздние годы Сталин продолжал давать указания о применении пыток, например, в ходе т.н. «дела врачей» в 1952–1953 гг.

10. Заключение т.н. «Пакта о ненападении с Германией» и подписание секретного протокола о разграничении сфер влияния СССР и Третьего Рейха. Согласно этому тайному протоколу СССР начал проводить акты захвата соседних территорий и в качестве союзника Гитлера участвовал в разгроме государственности Польши, начал войну с Финляндией, оккупировал Литву, Латвию, Эстонию, Бесарабию. В итоге СССР был обвинен международным сообществом в проведении агрессивной экспансионистской политики и исключен из Лиги наций. Август 1939 – лето 1940 гг.

11. Санкционированные Сталиным и Политбюро ЦК ВКП(б) массовые депортации гражданского населения по т.н. «классовому» и национальному признакам:

– Выселение польских граждан с территории Западной Украины и Западной Белоруссии 1939–1940 гг.

– Выселения граждан из Прибалтики и Молдавии в мае – июне 1941 г.

– Выселение немцев, калмыков, чеченцев и ингушей, карачаевцев, крымских татар и других народов в 1941–1945 гг..

– Выселение из Прибалтики и Молдавии в 1949 г. т.н. «кулаков».

– Выселение украинцев во второй половине 40-х годов «за пособничество УПА».

12. Массовый расстрел военнопленных польских офицеров и гражданских лиц по решению Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 г.: в апреле-мае 1940 г. органами НКВД в Катыни, Медном и Харькове расстреляно 21857 польских граждан.

13. Проведенные по указаниям Сталина бессудные расстрелы заключенных в тюрьмах осенью 1941 г.: в Орловской тюрьме, в московских тюрьмах, в Куйбышеве.

14. Санкционированные лично Сталиным акты индивидуального террора – тайные политические убийства, осуществленные госбезопасностью за границей и в СССР.

15. Организованные по указаниям Сталина советниками МГБ СССР показательные судебные процессы в Венгрии, Болгарии и Чехословакии в 1949–1952 гг.

Перед украинским обществом и государством стоит безотлагательная задача правовой квалификации преступлений как преступлений против человечности и геноцида, имевших отношение к Украине, перечисленных и многих других, как например, репрессий против украинских церквей. И правдивого рассказа о нашей истории и о преступлениях коммунистического режима. Чем лучше будет решаться эта задача, тем меньше рудиментов коммунизма будут переживать наши дети и внуки.

Приведем пример по п.3 и одновременно рассмотрим проблему применения обратной силы закона.

В Украине созданы все предпосылки, чтобы провести полноценный судебный процесс для правовой квалификации искусственного голода 1932-1933 гг. на основании материалов следствия, проведенного СБУ в 2009 г., и государство должно было бы поддержать проведение такого процесса. На самом деле нет никаких сомнений в том, что Сталин и его подручные виновны умышленных массовых убийствах, а коммунистический тоталитарный режим, для которого массовый террор стал практикой государственного управления в СССР, сам по себе является преступным. Однако, необходимо установить эти факты в правовой плоскости.

В нашем исследовании доказано, что голод в Украине 1932-1933 годов имеет все признаки преступления против человечности согласно Римскому статуту Международного уголовного суда 1998 года и преступления геноцида согласно Конвенции «О предотвращении преступления геноцида и наказании за него» 1948 года. Установлены объект, субъект, событие и состав преступления геноцида, его мотив и прямой умысел. Так, объект преступления геноцида определен как часть украинского народа – совокупность жертв Голодомора и политических репрессий в Украине за период с ноября 1932 г. по август 1933 независимо от этнической, религиозной и другой принадлежности, субъектом – партийно-государственный аппарат ВКП (б), КП (б)У во главе со Сталиным и репрессивно-карательные органы ОГПУ и ГПУ УССР, а также государство СССР в целом.

Но можно ли применить положения указанных международных договоров к событиям на Украине 1932-1933 годов и квалифицировать согласно этим договорам Голодомор 1932-1933 годов как преступление против человечности и преступление геноцида? Действует ли в данном случае обратная сила данных международных договоров?

Утвердительный ответ на этот вопрос аргументируют следующим образом. Согласно части 1 статьи 7 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года «Никто не может быть осужден за какое-либо уголовное преступление на основании совершения какого-либо действия или за бездействие, которое согласно действовавшему в момент его совершения национальному или международному праву не являлось уголовным преступлением. Не может также налагаться наказание более тяжкое. нежели то, которое подлежало применению в момент совершения уголовного преступления». Этот же фундаментальный принцип закреплен в первой части статьи 15 Международного пакта о гражданских и политических правах. А вторые части этих же статей Конвенции и Пакта утверждают о возможности наказания за правонарушения, если на время его осуществления оно считалось преступлением «согласно общим принципам права». Так, во второй части статьи 7 Конвенции 1950 провозглашается: «Настоящая статья не препятствует преданию суду и наказанию любого лица на основании совершения какого-либо действия или за бездействие, которое в момент его совершения являлось уголовным преступлением в соответствии с общими принципами права, признанными цивилизованными нациями». Из этого вытекает возможность ретроспективного действия Конвенции о геноциде.

Но вторые части статьи 7 Конвенции и статьи 15 Пакта не имплементированы в украинское законодательство. А прямое их действие отрицается статьей 58 Конституции Украины, которая жестко, без каких-либо исключений, закрепляет принцип запрета обратной силы закона: «никто не может отвечать за деяния, которые на момент их совершения не признавались законом как правонарушение». Налицо коллизия между нормой Конституции Украины и нормами других частей статьи 7 Конвенции и статьи 15 Пакта. А в случае противоречия нормы Конституции Украины и нормы международного договора в Украине, как известно, действует норма Конституции. Таким образом, сегодня нельзя поставить точку и определить Голодомор 1932-33 годов как геноцид. Для этого необходимо изменить Конституцию, включив в статью 58 приведенную выше формулировку второй части статьи 7 Конвенции.

 


 

[1] Список составлен Научно-информационным и просветительским центром международного общества «Мемориал»

 

 

 

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори