пошук  
версія для друку
22.10.2013 | Галя Койнаш

Неполнота следствия?

   

С ответами на вопросы о взрыве в Свято-Покровском храме в Запорожье 28 июля 2010 г. и о резонансном «деле пономарей» все еще не густо, но на их отсутствие наконец-то обратили внимание в апелляционной инстанции.  Как покажут приведенные ниже фрагменты, противоречия сложно было не заметить, но это не помешало прокурору Андрею Кметю просить 15 и 14 лет лишения свободы для двух пономарей и брата одного из них. 

18-го октября в Запорожском апелляционном суде продолжилось рассмотрение апелляционных жалоб на приговоры суда первой инстанции.  Как сообщалось, на предыдущем заседании 1 октября выяснилось, что в материалах дела полностью отсутствует обвинительное заключение в отношении двух обвиняемых. Отсутствовало оно, надо сказать с самого начала, но ни это, ни  отсутствие объяснения, почему прокурор изменил обвинение, не смущало судью Минасова. 

1 октября суд удовлетворил ходатайство прокурора о «проверке», а 18-го узнал о результате прокурорских усилий.  По версии прокурора во всем виновата секретарь Жовтневого суда, которая «по неопытности не приобщила измененное обвинительное заключение к делу».

На вопрос «Чем вы мотивировали измененное обвинительное заключение?», прокурор Кметь ответил, что в измененном документе он всего лишь уточнил размер причиненного ущерба.  Память прокурора подводит – о некоторых изменениях подробнее тут.

Тайна «неустановленного лица»

На заседании 18 октября судья попросил прокурора объяснить, как в материалах дела появилось «неустановленное лицо».  «Ведь Демину вменялось в вину сначала изготовление взрывного устройства?  Кто сказал о «неустановленном лице»?  Упоминается ли «неустановленное лицо» в протоколах допроса Демина»?

Прокурор:  «Ну, в протоколах не упоминается.  По моему мнению, следователь сам сделал такой вывод, предположил.»

Судья:  «Проводились ли какие-либо следственные действия для установления этого  «лица»? Что вообще предпринималось  следствием по «неустановленному лицу»?

Прокурор:  «Эти материалы выделены в отдельное производство».

Судья:  «Это нам известно, и что? Прокурор, вы не ответили на вопрос – что конкретно предпринималось по установлению «лица», что сейчас известно по этому «неустановленному лицу»? Демин говорил, что приобрел в/у у «неустановленного лица»?

Прокурор: длительное молчание. «Ну …»

Судья:   «Все понятно».

Напомним, что 31 июля 2010 года, после длительного пребывания в райотделе без регистрации Демин сознался в изготовлении взрывного устройства и во время проведенного ночью следственного эксперимента пытался показать, как он его изготовил.  На следующий день специалисты оценили его знания и навыки в этой области на двойку, и в тот же день появилась новая «явка с повинной», согласно которой он приобрел взрывное устройство. Следователь Еремеев высказал предположение, что Демин приобрел его «у неустановленного следствием лица».  Кроме Еремеева, об этом «лице» никто не говорил, а с сентября, когда появился выбранный Деминым адвокат, Демин полностью отрицает причастность к преступлению. 

Кстати, прокурор не смог ответить и на другой вопрос по двум абсолютно разным «явкам с повинной» Демина.  Судья отметил, что суд первой инстанции исключил опознание Деминым сумки, кастрюли (якобы им использованных для изготовления взрывного устройства), но ночной допрос Федорченко почему-то не был исключен.  На вопрос «что вы можете сказать по этому поводу?», прокурор не нашел, что сказать.

Обрезанные карманы

Во время первого ночного допроса, который начался через 13 часов после фактического, но не зарегистрированного задержания Антона Харитонова, на видеозаписи видно, что карманы брюк обрезаны. В суде милиционеры не смогли объяснить, почему, а сам Харитонов утверждает, что милиционеры угрожали отрезать и половые органы.

Судья спросил, с какой целью были обрезаны карманы, где они находятся, выписывалось ли постановление на изъятие карманов.  Прокурор стал объяснять, что принято проверять карманы на наличие следов составляющих взрывчатки и т.д. Судья спросил, проводилась ли какая-либо экспертиза по обрезанным карманам, на что прокурор вынужден был ответить, что, насколько ему известно, не проводилась. 

Стоит отметить, что в материалах дела обрезанные карманы не упоминаются, хотя с момента появления настоящего адвоката (а не вызванного следователем статиста)  Харитонов отрицает вину, и утверждает, что все четыре «явки с повинною» были получены под сильным физическим и психологическим давлением.

По поводу психологического давления, напомним, что две экспертизы, проведённые в Луганском и Донецком научно-исследовательских институтах  судебных экспертиз, указали на давление, на отсутствие свободного рассказа, и наводящие вопросы следователей (фрагменты можно найти тут).  Минасов в ответ заказал третью экспертизу из Киевского НИИ судебных экспертиз, которая давления не нашла. 

Радует то, что у судей апелляционного суда тоже возник резонный вопрос, почему не вызывались эксперты в суд.  Не вызывались, поскольку судья Минасов отклонил ходатайство защиты об их вызове.

Напрашивается большое количество вопросов, и, похоже, наконец-то их будут задавать.

25 октября (в 10.00)  апелляционный суд продолжит рассмотрение обстоятельств дела. 

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори