пошук  
версія для друку
25.10.2013 | Игорь Ребенчук

Крик сироты «Мы никому не нужны…»

   

  На рабрте

Эти слова, в названии данной статьи, принадлежат 26 – летнему парню, Владимиру Мельникову, в прошлом, воспитаннику интерната, которого в 2 – х месячном возврасте родители оставили на произвол судьбы…

В.М.:        - Я вырос в интернате, много было и хорошего и плохого. Очень хорошо помню постоянное чувство голода – растущий организм требовал каллорий (смеется.авт.), по этому мы с друзьями убегали с уроков, чтобы как-то заработать себе на пропитание, интернатовской пищи не хватало. Делали разную раработу и огороды копали и посуду мыли. Но все равно, я очень благодарен Богу, что попал в интернат, а не на улицу и тем воспитателям – педагогам из Котовской школы - интерната, которые старались вложить в нас только хорошее и не жалели сил, а  порой и денег, чтобы нам было как можно лучше. С некоторыми из них я до сих пор поддерживаю очень теплые отношения. Потом было ПТУ и общежитие, получил профессию маляра-штукатура.  К слову, низкий поклон преподавателям и мастерам  Березовского ВПУ№19 за их терпение, профессионализм и за добрые сердца этих людей. Ведь мы были не «подарки».  После учебы, ПТУ меня направило на работу на производство где предоставили общежитие. Условия труда, проживання и зарплата были очень плохие и я уволился. Не имея денег и жилья я рискнул поехать в Одессу, в надежде найти хоть какую-нибудь работу и снять жилье. Первое время было очень тяжело, но было лето и я ночевал на пляже, практически не ел. Смотрел как шикуют и гуляют богачи и говорил себе, что не опущусь на дно, зубами, но выгрызу себе достойную жизнь, ведь не может же так быть, чтобы человек, гражданин своей страны никому небыл нужен… Наивный я был тогда… Может… Мы никому не нужны.

Далее нашел работу, жилье. Прописался в Одессе, обратился в Малиновскую райадминистрацию с просьбой стать на квартирную очередь как сирота, но там мне ответили, что я должен быть прописан в Одессе пять лет и только тогда буду иметь право стать на квартирную очередь. Но мне тогда, наивному, некому было обьяснить, что через пять лет, мне будет больше 23-х лет и я смогу стать, лишь, в общегородскую квартирную очередь. А с сегодняшними темпами распределения жилья, это означает, что я никогда не буду иметь свою крышу над головой. Далее я начал писать письма в различные инстанции. Президенту, Н. Ю. Королевской, Азарову Н.Я. В ответ приходили лишь отписки, что моим вопросом будет заниматься Одесская областная администрация которая, в свою очередь, переложила все на Центр социальных служб для семьи детей и молодежи в Малиновском районе, в котором мне сказали, что ничем не могут помочь, кроме как поставить меня в общегородскую очередь. Круг замкнулся…

- Скажите, Владимир, а сотрудники Центра социальных служб для семьи, детей и молодежи Малиновского района, оказали Вам хоть какую-то  помощь кроме как развели руками?

В.М. - Абсолютно никакой. Сотрудники Центра приехали ко мне домой и осмотрели мою сьемную комнатушку, заполнили несколько бумаг и посмотрели все имеющиеся у меня документы. Мне начальница этого центра, что находится на улице Гайдара, 38-а, звонила, кричала на меня из-за того, что я пишу в Минсоцполитики и назначила встречу на 10.30 утра, я после ночной смены приехал, но меня не приняли, так как принимали в этот день какую-то комиссию. После, около, получаса ожидания в коридоре, вышел сотрудник и сказал, что начальница принять меня не сможет и он будет заниматься моим вопросом. Занятие моим вопросом заключалось в том, что со мной побеседовал этот сотрудник по имени Максим и юрист. В процессе беседы и очередного просмотра моих документов, мне сказали, что ничем, практически, помочь не могут и прав стать на квартирную очередь как сирота, из-за возвраста, я не имею. Обращался к мэру Одессы, А.А. Костусеву, с просьбой  выделить хоть две сотки земли, где я со временем смогу построить себе какое-то жилье. Мэрия, в свою очередь, направила меня в Управление земельних ресурсов г. Одессы. Приехал я в это управление, ко мне вышла молодая девица и никак не представившись, с насмешкой в интонации, объявила мне, что у них для меня хорошие новости, а именно, что они зарегестрируют меня на участе, который я сам себе найду, но свободных участков у них не значится. Вот так, не солоно хлебавши, ощущая себя полным ничтожеством, я вышел из Управления земельних ресурсов г. Одессы…

            Далее, меня познакомили, с ныне покойным, Игорем Хмелевским, который на то время создавал общественную организацию по защите прав таких, как мы, сирот. Игорь предложил мне вместе с ним заниматься этой деятельностью. Мы даже ездили, с рабочим визитом, в Котовскую школу-интернат. Очень хорошая была идея, Игоря переполняли планы по улучшению нынешнего состояния дел в правозащите сирот и развития организации в данном направлении. Очень бескорыстный, добрый и чуткий был человек, ни минуты не сидел на месте, твердо и жестко боролся с призволом  чиновников. За что, видать, и поплатился жтизнью.   Очень жаль, что ушел так рано.  Светлая ему память. 

- Вы не воспользовались своим правом получения жилья, по тому, что на тот момент не знали о том, что это право ограничено возврастом?

В.М. - Да, никто ни в интернате, ни в ПТУ нам об этом не говорил. ПТУ просто выставило меня в общежитие при предприятии, куда меня направили после учебы.  И я должен был пожизненно работать на этом заводе,      чтобы иметь крышу над головой.

- Надеюсь, Владимир, что Вы не опустили руки и не будете останавливаться?

В.М. – Нет конечно, у сирот очень обостренное чувство справедливости и когда нарушаются чьи-либо права, кого-то обижают, мы не можем стоять в стороне. Последнюю рубашку снимем для нуждающегося.

Неужели в нашем государстве настолько все плохо, что такие как и я сироты, вынуждены  сами, без какой -  либо поддержки чиновников, которым налогоплательщики, в том числе и я, платят зарплату, оставлены один – на – один со своими проблемами и выживают, как могут, не редко идут на преступления, чтобы элементарно выжить. Мы и так выросли без родителей, познав все прелести интерната, нам некому было дать «старт» в этой жизни и элементарно поддержать морально. Да еще и государство повернулось к нам спиной, бросив на произвол судьбы. Законы, к сожалению, работают только для высокопоставленных чиновников, а такие как мы, беззащитными были с самого рождения, ими и остались.

Я не хочу дворцов и замков, мне просто необходимо элементарное жилье – положенное мне по закону, иначе я не вижу для себя будущего вообще. Большая часть моей зарплаты уходит на оплату жилья. Купить самому квартиру или хотя бы комнату я не смогу никогда, я за всю жизнь не соберу таких денег!

Сейчас, в Малиновской райадминистрации, на рассмотрении находится мое письмо, с просьбой посодействовать в простановке меня, в льготную квартирную очередь. Я прекрасно понимаю, что получу очередную отписку но это позволит мне подать иск в Суд на восстановление моих прав. Особо не тешу себя надеждами на удовлетворение моего иска, так как не имею средств на адвокатов, но пройдя все судебные инстанции, я подам иск в Европейский суд по правам человека, против Украины. Других, законных, способов не быть БОМЖом в этом государстве я уже не вижу.

- Спасибо, Владимир, за содержательную беседу. Желаю Вам не падать духом и терпения в достижении поставленных целей.

В.М. – И Вам спасибо за уделенное, моей проблемме, время. Сейчас очень мало людей, готовых просто выслушать. Общество деградирует и движется далеко не в Европу...До свидания.

Таких историй из жизни, которую нам рассказал Владимир Мельников, тысячи, а то и десятки тысяч. По словам министра социальной политики  Н. Королевской, в Украине, по состоянию на 1 апреля 2013 года зарегистрировано 92 988 детей-сирот и детей, лишенных родительской опеки.  Образ сироты, как незащищенного и нуждающегося в помощи лица, с древних времен упоминался в Ветхом и Новом заветах Библии и в более поздних христианских произведениях. Помощь сиротам издавна считалась богоугодным делом и одним из наиболее важных проявлений благотворительности. Считалось и до сих пор считается, что Всевышний Господь особенно внимателен к сиротам, вдовам и всем нуждающимся. В Псалме 67 Ветхого завета, Бог называется «Отцом сирот и судьей вдов во святом Своем жилище».

           Но, к большому сожалению, реалии не радуют и не утешают. Конечно, в средствах массовой информации мы очень часто слышим заявления нашего Президента и  правительства о необходимости заботы, поддержки и всяческого содействия детям, оставленным без родительской опеки. Но данная проблемма и гормкие слова власть имущих живут своей жизнью каждая, а вот пересечься все никак не получается. Сирот просто не слышат в высоких кабинетах больших, и не очень, чиновников. Разрабатываются новые программы – власть эксперементирует, а тем временем дети без жилья мыкаются по углам. Многих такая жизнь загоняет за решетку и не потому, что их не правильно воспитали, некоторым просто нечего покушать.

 Деятельность общественных организаций региона, слабо скоординирована и, в основном, заключается, лишь в предоставлении гуманитарной помощи. Это немаловажно, но все-таки необходим больший упор на просветительско-правовую работу среди воспитанников интерната, ведь Владимир не знал о своих правах – ему просто некому было их разъяснить.

Вся государственная машина власти работает лишь на статистику, отчеты, доклады за которыми судьбы, порой, еще не ставших твердо на ноги детей. 

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори