увійти | реєстрація | забув пароль
сьогодні 30.09.2016 02:54
(за Київським часом)

навігатор

Kharkiv Human Rights Group Social Networking



Крым: Нападения и похищения со стороны представителей незаконных формирований

19.03.14 | www.hrw.org

Симферополь, 15 марта 2014 г. – Активисты и журналисты в Крыму подвергаются похищениям, нападениям и притеснениям со стороны сил самообороны и военизированных формирований, заявила Хьюман Райтс Вотч.

Эти силы действуют вне правовых рамок, не имеют знаков различия и четкой структуры подчинения и пользуются полной безнаказанностью. Крымские власти обязаны обеспечить пресечение деятельности таких формирований, их роспуск и разоружение, отмечает международная правозащитная организация.

«Крымские власти позволяют незаконным вооруженным формированиям без опознавательных знаков хозяйничать на полуострове и совершать преступления, которые остаются нерасследованными и безнаказанными, как будто все это происходит в правовом вакууме,– говорит Рейчел Денбер, замдиректора Хьюман Райтс Вотч по Европе и Центральной Азии.– Однако на самом деле власти полуострова несут прямую ответственность за то, чтобы обеспечивать защиту и безопасность всем лицам в пределах своей юрисдикции».

Хьюман Райтс Вотч документировала причастность сил самообороны к похищению по меньшей мере шестерых активистов «Евромайдана» – движения, многомесячные протесты которого в Киеве привели к смене власти и бегству из страны президента Виктора Януковича. Со стороны тех же сил самообороны также имели место нападения и притеснения в отношении целого ряда местных и иностранных журналистов.

Десятки случаев нападений со стороны сил самообороны по всему Крыму документированы также местными и международными группами за свободу СМИ. Украинские правозащитники также сообщают, что силы самообороны причастны к силовым разгонам демонстраций, незаконным обыскам людей и автотранспорта, особенно на административной границе, а также к притеснениям обычных граждан.

Силы самообороны начали активно действовать в Крыму в конце февраля 2014 г. Их «командир» Павел Шеремет, официальный статус которого неясен, заявил на пресс-конференции 4 марта, что под его началом состоят бывшие милиционеры, военные, «афганцы» и другие. Он подчеркнул, что его подчиненные не имеют права обыскивать и арестовывать и обязаны действовать вместе с милицией.

Премьер-министр Крыма Сергей Аксенов заявил, что на 4 марта в силы самообороны записалось 11 тыс. человек и что они вооружены щитами, палками и «законно зарегистрированным оружием». По его словам, эти формирования будут востребованы накануне и во время назначенного на 16 марта референдума о статусе Крыма и до тех пор, пока ситуация в Украине не «стабилизируется». Он опроверг распространенное мнение о том, что среди сил самообороны присутствуют российские военнослужащие.

Официальные представители Крымских властей заявляют, что этими силами «взяты под контроль» все военные объекты, правоохранительные органы и «стратегические объекты».

Однако собственные наблюдения Хьюман Райтс Вотч в Крыму и интервью с людьми, которые непосредственно сталкивались с силами самообороны или были свидетелями таких контактов, указывают на то, что эти формирования действуют вне каких-либо правовых рамок. Некоторые одеты в камуфляж без опознавательных знаков, другие ходят в штатском. У многих есть на рукаве повязка цветов российского флага или георгиевской ленты. В то время как уличные патрули обычно ходят без оружия и без масок, люди на блокпостах или у других важных объектов носят черные балаклавы и вооружены автоматическим оружием, включая АК-47.

Законодательство Украины предусматривает возможность «участия граждан в поддержании закона и порядка», включая создание отрядов самообороны, однако такие отряды вправе действовать только совместно со штатными правоохранительными органами, при четко оговоренных обстоятельствах и никогда – с использованием огнестрельного оружия.

Хьюман Райтс Вотч установлено, что милиция на местах, насколько можно судить, никак не координирует и не контролирует отряды самообороны. В нескольких документированных ниже случаях свидетели и жертвы нарушений говорили Хьюман Райтс Вотч, что сотрудники милиции либо не присутствовали при действиях сил самообороны, либо безучастно наблюдали, либо прямо отказывались вмешиваться, ссылаясь на то, что эти формирования им не подчиняются.

Из свидетельств очевидцев и многочисленных профессиональных и любительских видеосъемок, размещенных на YouTube, следует, что силы самообороны нередко сопровождают казаки или крупные отряды людей в масках и полной выкладке без знаков различия, которых местное население обычно считает российскими военнослужащими или спецназовцами. Иногда имеет место не только сопровождение, но и взаимодействие. По меньшей мере, в одном случае, о котором нам сообщили, человек из сил самообороны признал, что является российским военнослужащим.

Командир одной из украинских воинских частей в Симферополе сообщил Хьюман Райтс Вотч, что когда расположение его части захватывали вооруженные люди в камуфляже без знаков различия, офицеры пытались вступить с ними в переговоры, указывая на то, что Крым является территорией Украины, где действуют украинские законы. По словам командира, один из людей в камуфляже в ответ крикнул: «Мне плевать на украинские законы! Я офицер Российской Федерации!»

Хьюман Райтс Вотч обеспокоена тем, что присутствие на улицах и в общественных зданиях в Крыму вооруженных людей в военной форме и патрулей самообороны, не относящихся к регулярному составу правоохранительных органов или сил безопасности, представляет опасность для свободы и личной неприкосновенности жителей и приезжих.

Крымские власти должны немедленно разоружить и распустить все формирования, действующие вне правовых рамок, защитить население от их незаконных действий и обеспечить, чтобы вся правоохранительная деятельность осуществлялась милицией, считает Хьюман Райтс Вотч. Власти должны проследить, чтобы любые создаваемые отряды самообороны действовали в соответствии с законом и чтобы граждане были информированы об их командной структуре и механизмах подотчетности.

Власти также должны начать расследование преступлений и нарушений прав человека, совершенных, как утверждается, членами сил самообороны, и привлечь их к ответственности. Лица, задержанные или пропавшие после задержания силами самообороны или вооруженными людьми в форме без знаков различия, должны быть немедленно освобождены, а журналистам должно быть позволено выполнять их работу без запугивания и притеснений.

Международные нормы о правах человека, в частности Европейская конвенция о правах человека, юридически обязательны на всей территории Украины, требуют от властей принимать надлежащие меры в интересах охраны жизни и безопасности всех лиц, находящихся в пределах их юрисдикции. Из этого обязательства вытекает обязанность обеспечивать функционирование надлежащих правовых рамок по недопущению преступлений против личности, в особенности приводящих к нарушению права на свободу и личную неприкосновенность или к причинению тяжких телесных повреждений или смерти. Дозволение нерегулируемым формированиям совершать нарушения в ходе силовых операций является нарушением этого обязательства и неуважением основополагающих прав.

«Крымские власти позволяют так называемым силам самообороны хозяйничать в регионе в преддверии референдума, и пока это преимущественно сводится к подавлению критических голосов и контролю над информацией,– говорит Рейчел Денбер.– Похоже, направленную против активистов кампанию угроз, притеснений и даже „исчезновений“ на сегодняшний день ничто не сдерживает».

«Исчезновения» активистов «Евромайдана»

Андрей Щекун и Анатолий Ковальский

Около 9:30 9 марта активисты «Евромайдана» Анатолий Ковальский и Андрей Щекун отправились на железнодорожный вокзал Симферополя, чтобы забрать отправленные с проводником из Киева украинские флаги, печатные и другие материалы для антивоенной акции, запланированной в городе на вторую половину дня. Об этом сообщила Хьюман Райтс Вотч жена Щекуна.

Позднее очевидцы рассказали адвокату активистов и жене Щекуна, что Ковальский остался на платформе, а Щекун зашел в вагон. Несколько человек в камуфляже, некоторые – с красными повязками «самообороны», ворвались в вагон и вытащили Щекуна на платформу к поджидавшему его там Ковальскому. Они окружили обоих, обыскали, сопровождая это толчками и ударами, и увели активистов с собой.

Один из адвокатов активистов сообщил Хьюман Райтс Вотч, что Щекун успел позвонить по телефону и сообщить, что их с Ковальским уводят неизвестные. После этого телефоны обоих активистов перестали отвечать. Тот же адвокат рассказал:

Милиция на вокзале не могла внятно изложить, что произошло. Сначала один милиционер заявил другим активистам, которые пришли разбираться, что милиция никого не задерживала. Потом другой милиционер заявил, что Щекун и Ковальский были в отделе милиции, но затем их оттуда забрали люди из местной пророссийской партии «Русское единство».

Тот же милиционер позднее озвучил эту версию крымскому телеканалу АТR, но на последовавший за этим вопрос журналиста телеканала «Эспрессо ТВ» заявил, что впервые слышит о Щекуне и Ковальском.

Относительно мотивов преследования активистов никаких сомнений нет. Оба известны по организациеи в Симферополе акций в поддержку «Евромайдана» с самого начала событий в Киеве. Ранее они уже получали анонимные угрозы.

9 марта сын Ковальского написал заявление в милицию по факту «исчезновения» обоих активистов. По словам адвоката, ведется расследование. 10 марта по ходатайству того же адвоката Европейский суд по правам человека направил украинским властям срочный запрос о местонахождении Щекуна и Ковальского.

11 марта премьер-министр Крыма Сергей Аксенов публично заявил, что Щекун и Ковальский задержаны «спецслужбами» Крыма за якобы причастность к «подрывной деятельности» и будут оставаться под стражей, пока не пройдет референдум. При этом местонахождение обоих он не назвал.

Михаил Вдовченко

11 марта житель Симферополя Михаил Вдовченко, разместивший на своей странице в Facebook проукраинские материалы, отправился на мирную проукраинскую акцию в городе. Об этом Хьюман Райтс Вотч сообщил его двоюродный брат.

Домой Вдовченко не вернулся, дозвониться до него родственникам не удалось.

На следующий день двоюродный брат Вдовченко написал заявление в милицию об «исчезновении» и разместил в интернете и по городу объявления с просьбой свидетелям откликнуться. Один свидетель сообщила ему, что около 15:30 11 марта видела, как Вдовченко с украинским флагом остановили трое в гражданском и повели по улице со связанными за спиной руками. По словам двоюродного брата Вдовченко, эти люди били и толкали последнего, когда тот пытался вырваться:

Сегодня [14 марта] я пошел в милицию, там сотрудник, который занимается этим делом, сказал, что Михаила и еще нескольких пропавших активистов Евромайдана держат в симферопольском республиканском военкомате.

Он сказал, что здание военкомата занято неизвестными военными, и милиция ничего не может сделать. Только посоветовал просто подождать, пока пройдет референдум, и тогда, наверное, Михаила отпустят.

О судьбе и местонахождении Вдовченко семье официально ничего не сообщалось.

Алексей Гриценко, Наталья Лукьянченко и Сергей Супрун

14 марта несколько активистов «Евромайдана» сообщили в своих блогах об исчезновении своих соратников из «Автомайдана» – Гриценко, Лукьянченко и Супруна.

По информации блогеров, местные активисты последний раз видели троих пропавших, которые к тому моменту находились в Крыму десять дней, около 23:30 13 марта у одного из симферопольских торговых центров. Позднее один из них позвонил знакомому и сообщил, что за их машиной следуют три машины. После этого следы пропавших активистов обрываются.

Местный активист «Евромайдана» сообщил Хьюман Райтс Вотч, что его коллегам удалось по пеленгу сигнала установить, что мобильные телефоны трех пропавших активистов находятся в районе симферопольского военкомата. Во второй половине дня 14 марта туда отправилась группа журналистов, чтобы навести справки, однако, по словам одного из них, люди, охранявшие вход, заявили, что таких активистов у них нет.

Нападения и притеснения в отношении журналистов

Итальянский фотограф-фрилансер Джакомо Ливерани сообщил Хьюман Райтс Вотч, что 13 марта он приехал в Бахчисарай в 35 км к юго-западу от Симферополя. Он снимал в городе, не приближаясь к военным объектам. Когда около 17:00 он направлялся обратно к автовокзалу, к нему подошли пятеро в гражданском с георгиевскими ленточками на рукавах и ножами:

Меня окружили, сказали, что они из самообороны, потребовали документы. Я показал свою пресс-карту, тогда один позвонил кому-то, через несколько минут подъехала гражданская машина. Меня схватили, затолкали в машину, повезли в сторону автовокзала. Завели в какой-то дом, там были еще люди из самообороны.

Приставили мне нож к горлу, заставили отдать документы, паспорт, ноутбук, фотоаппарат. Я позвонил другу, попросил связаться с итальянским посольством в Киеве. Когда мне оттуда перезвонили, я передал телефон одному из этих, которые самооборона, но тот послал дипломата, сказал, что «здесь не Украина, это Крым – Россия».

По словам Ливерани, люди из самообороны скопировали файлы из фотоаппарата и ноутбука, включая контакты; через пять часов его отпустили.

Журналист украинского онлайнового издания «Газета по-украински» Антон Голобородько сообщил Хьюман Райтс Вотч, что в 11:00 7 марта он с группой журналистов пришел к симферопольскому военкомату, чтобы проверить поступившие сообщения о стрельбе. На улице они увидели большую группу людей в штатском без опознавательных знаков, в масках, с автоматами АК-47:

Эти люди велели нам отойти. Мы отошли, пошли в ГАИ неподалеку. Там спросили у милиционеров, что происходит, но они сказали, что не знают и что милиция «не лезет в политику».

Пошли назад, остановились метрах в 50–70, стали ждать. Подошел человек в камуфляже и в маске, с автоматом, сказал, чтобы не снимали. Через несколько минут от военкомата к нам подъехал белый микроавтобус.

Оттуда выскочили пятеро или шестеро – кто в камуфляже, кто в гражданском – и приказали всем операторам и фотографам сдать технику. Когда мы отказались, они начали избивать нас кулаками и ногами, забрали камеры силой. Из моей вынули карту памяти, спросили документы. Я показал пресс-карту, которая на шее висела. Один схватил за ремешок и стал душить меня им, потом сорвал пресс-карту с шеи, бросил в машину, потом они уехали.

По словам Голобородько, он не сообщал в милицию о случившемся, поскольку посчитал это бесполезным: милиция «слишком боится, чтобы исполнять свой профессиональный долг».

Иностранная журналистка (имя не разглашается по ее просьбе в интересах безопасности) сообщила Хьюман Райтс Вотч, что около полудня 12 марта, они с фотографом отправились на КПП «Чонгар» на северной административной границе Крыма. На подходе к КПП они увидели группу людей в разномастной форме (у кого-то – камуфляжные брюки, у кого-то – куртка), некоторые – в черных балаклавах, все – с АК-47, ножами и пистолетами. По словам журналистки, у этих людей были повязки на рукавах цветов российского флага, но никаких опознавательных знаков. Среди них присутствовали также казаки в традиционной форме:

Эти люди фотографировали друг друга, и мы попросили разрешения тоже поснимать их. Один вроде кивнул, но когда мой фотограф наставила на них объектив, здоровенный детина прыгнул на нее, выхватил камеру и унес. Он всё пытался достать карту памяти и стереть снимки, но у него не получилось.

Мы спросили у них, кто они, но они отмалчивались, только подтягивали балаклавы, чтобы сделать поуже щель на глазах.

На КПП еще солдаты были, в нормальной форме, но тоже без знаков различия. Они говорили по-русски и форма была российская. Оружие посерьезней: РПГ и снайперские винтовки. Пока мы пытались договориться с самообороной, они просто отошли подальше.

По словам журналистки, люди из самообороны на КПП в итоге заставили удалить снимки из памяти, после чего отпустили.

Журналист-фрилансер из Словакии Ян Гусар сообщил Хьюман Райтс Вотч около 14:00 12 марта он попытался провести фотосъемку в районе гражданского аэропорта Симферополя. По его словам, как только он достал камеру, к нему подъехала гражданская машина, из которой выскочили двое в черном без опознавательных знаков и с пистолетами:

Эти двое спросили документы, я попросил их предъявить тоже. Они показали удостоверения – я не разобрал, что там точно было написано, но по-русски, я могу отличить русский от украинского. Потом ко мне подошли еще человек 15 в гражданском с георгиевскими ленточками на рукавах, и с руганью потащили меня в соседний лесок.

Сумку от фотоаппарата у меня отобрали. Через какое-то время старший подошел, все немного успокоилось. Меня отпустили, только карты памяти от камеры забрали.

коментарі

новий коментар