пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"201414
26.05.2014 | Марина Николаева

Полтора года уголовного преследования, и не виновны!

   

Вина не доказана – незаконно осужденные свободны! Николаевский апелляционный суд вынес определение, которым закрыл уголовное производство в отношении двух студентов, которых ложно обвинили в разбое. Не просто ложно, а с пристрастием и пытками заставили подписать документы. Почти полтора года борьбы адвокатов и близких за честное имя и свободу ребят, и наконец-то суд признал незаконность обвинения.

Уже год за делом студентов Алексея Ложенко и Влада Кабаненко следят неравнодушные горожане. У людей, хоть как-то знакомых с основами права, эта история вызвала возмущение. Двоих молодых ребят незаконно, без каких-либо доказательств, под пытками обвинили в разбое и приговорили к реальным срокам лишения свободы.

17-летний Влад Кабаненко и 18-летний Алексей Ложенко были задержаны 18 февраля 2013 года в Николаеве, когда они возвращались домой. На них патрулю указала женщина, у которой сорока минутами ранее какие-то подростки отняли сумку. На суде выяснится – ребята даже внешне не похожи на преступников, описание которых дала пострадавшая.

Однако милицию и суд уже ничего не остановило. Несмотря на то, что студенты отрицали свою вину и не пытались скрыться, они были незаконно задержаны на трое суток и допрошены с пристрастием. Сначала сотрудники Центрального райотдела милиции завели ребят во двор учреждения, где, поставив лицом к стене и заставив широко расставить ноги, около получаса избивали их. После, развели по разным кабинетам уголовного розыска и пытали каждого по-отдельности.

Несовершеннолетнего Влада положили на тумбочку, надели на голову капюшон и начали бить тяжелым предметом (скорее всего, книгой) по разным частям тела. Потом сняли с него штаны и стали бить палкой по промежности. После этого на голову надевали пакет и «придушивали», пока он не начинал задыхаться. Все это повторялось неоднократно.

В соседнем кабинете Алексея заковали в наручники, поставили лицом в угол и начали избивать по почкам, по печени, по ногам. Потом его посадили на стул в наручниках с руками за спиной, надели на голову целлофановый пакет, выключили свет и стали светить фонариком в глаза. Ему заламывали руки и давили коленом в спину. Периодически правоохранители ослабляли пакет, давая мальчику подышать, потом снова затягивали целлофан на лицо.

Все это и дальнейшие запугивания заставили мальчиков сознаться в 8 эпизодах ограблений.

Все три дня задержания ребят вывозили на следственные действия – опознания по тем 8 ограблениям, в которых они признались. Большую часть времени мальчики проводили в железной не отапливаемой кабине автозака. Естественно, что перерывов на завтрак, обед и ужин у студентов не было, так же, как и возможности согреться – в кабине не было возможности двигаться.

Мамы Алексея и Влада сопровождали своих детей, пытаясь присутствовать во время следственных действий. Женщины могли наблюдать за мучениями своих детей, но ничем не могли помочь – ни следователи, ни конвоиры не подпускали их к сыновьям. Даже за возможность передать детям еду и одежду женщинам пришлось приплачивать конвою.

На суде, кроме их признаний, не было ни показаний свидетелей, ни однозначных свидетельств потерпевшей, ни улик. Обвинение строилось только на показаниях потерпевшей, которая опознала Ложенко и Кабаненко как лиц, совершивших на неё нападение. Причем милиционеров – ни тех, кто совершил задержание, ни тех, кто проводил следственные действия – не смутил тот факт, что потерпевшая не называла примет напавших на неё, пока не увидела студентов. Как выяснилось позже в суде, это были первые люди, встретившиеся потерпевшей во время милицейского рейда с целью поиска грабителей, а точнее, первые встречные, совпадавшие количеством, полом и возрастом с напавшими на неё.

Потерпевшая якобы опознала Ложенко и Кабаненко по одежде, однако ни один из трех следователей не удосужился сделать опись одежды задержанных, и в дальнейшем, в ходе судебного следствия, так и не удалось установить, как были одеты студенты в момент задержания и совпадает ли их внешний образ представлению потерпевшей о грабителях.

Мало того, сам прокурор, ссылаясь в судебном заседании на опознание грабителей по одежде, утверждал, что осматривать эту самую одежду нет смысла, ведь неизвестно, как были одеты Ложенко и Кабаненко в день задержания!

«Вообще, всё обвинение состояло из подобных находок следствия»,– говорит защитник подсудимых Игорь Скалько,– «среди прочего, все следователи (еще раз – их было целых трое!) отказались проводить осмотр места происшествия, осмотр и выемку таких вещественных доказательств, как украденная сумка и кошелек (которые нашлись через три дня после ограбления), проводить допрос свидетеля – очевидца преступления, ну и, естественно, никто не стал искать украденный мобильный телефон! Хотя при Ложенко и Кабаненко в момент задержания (примерно через полчаса после нападения на потерпевшую) при себе не было ни денег, ни чужих вещей. Кстати, вопрос о том, как и когда обвиняемые успели распорядиться награбленным, не возникал ни у судей, ни у следствия до самого вынесения решения апелляционным судом».

На руках же у обвиняемых были медицинские документы, подтверждающие телесные повреждения, алиби по ряду эпизодов, зафиксированный факт того, что в центр бесплатной правовой помощи и родителям о произошедшем сообщили только через несколько часов после задержания.

Несмотря на неоднократные обращения в прокуратуру и суд, палачей в погонах так и не наказали, а ребят за разбой осудили на 7 и 4 года. Такое решение в июле прошлого года вынес председатель центрального районного суда г. Николаева – Голубкин А. И.

Адвокат Харьковской правозащитной группы Игорь Скалько вступил в процесс на стадии апелляции, многое к тому времени было упущено. Из-за того, что в первой инстанции не были заявлены ходатайства о поиске мобильного телефона, проведении следственного эксперимента, повторном проведении экспертизы телесных повреждений потерпевшей, они были отклонены на стадии апелляции. При этом документальных подтверждений характера расстройства здоровья потерпевшей обвинением предоставлено не было – не сохранились первичные медицинские документы потерпевшей, а судмедэкспертиза была проведена просто со слов пострадавшей и на основании справки из поликлиники.

И на этом сложнейшем этапе решающим фактором стал допрос очевидца преступления. Как оказалось, во время нападения рядом с потерпевшей находилась её соседка, которая видела и само ограбление и нападавших, она же вызывала милицию на место преступления. Не смотря на то, что в материалах уголовного производства был телефон этого свидетеля, ни следователи, ни обвинители не задались вопросом, как человек, у которого украли мобильный телефон, позвонил в милицию с мобильного телефона! Сама же потерпевшая в ходе досудебного следствия и в суде неоднократно говорила, что ей помогла неизвестная женщина, намеренно утаивая, что эта женщина хорошо ей знакома.

Адвокат Игорь Скалько без труда нашел свидетеля и выяснил обстоятельства происшествия – свидетель хорошо помнила это событие и ЖДАЛА, когда ей кто-нибудь позвонит и что-то спросит. Более того, женщина дала адвокату показания, которые полностью подтверждали невиновность подсудимых. Правда, после того, как защитник указал прокурору на не опрошенного своевременно свидетеля, гособвинитель позвонил ей, и женщина резко начала поддерживать потерпевшую. Однако даже такие показания свидетеля уже в апелляционной инстанции оказались достаточными и решающими! Апелляционный суд сослался на её показания как на такие, которые не подтвердили причастность обвиняемых к преступлению.

За время всего судебного процесса над Ложенко и Кабаненко их защитники пытались инициировать параллельно уголовное производство, где бы были расследованы противозаконные действия в отношении ребят со стороны сотрудников милиции. Однако 5 раз подряд эти производства закрывались из-за отсутствия состава преступления в действиях обвиняемых милиционеров.

И вот, после вынесения решения суда, прокуратура, все-таки, возобновила следствие по последнему из них. Адвокаты надеются, что у студентов появился шанс из обвиняемых, наконец-то, стать признанными потерпевшими.

Дело поддерживалось Центром стратегических дел Харьковской правозащитной группы.

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори