увійти | реєстрація | забув пароль
сьогодні 26.09.2016 11:52
(за Київським часом)

навігатор

Kharkiv Human Rights Group Social Networking



Нельзя умножать горе и ненависть...

26.06.14 | Людмила Клочко

Посмотрела на «новом канале»: «Тиха ненависть, або біженці бувають різні. «Абзац!» 19.06.2014. Не хочу их даже цитировать. Кто захочет сам найдет.

Я была в этом лагере беженцев уже после съемочной группы НН. После выхода в эфир этой передачи, лагерь не спал: боялись, что придут их бить, а может и убьют.

Нужно сказать, что люди там абсолютно разные. Большинство женщин с детьми, есть беременные, которым вот-вот рожать, старики, больные люди, есть и мужчины, которые приехали со своими семьями. Одна женщина пояснила, что семьи «выпускают», а ее гражданского мужа могли не выпустить, поэтому, что нет штампа в паспорте. Все приехали в разное время и по-разному уезжали. Поэтому рассказы очень индивидуальны. Группа, приехавшая автобусом, собиралась за 30 минут. Решались ехать - не ехать, кто-то должен остаться и уберечь имущество от грабежей. Для тех, кто не пережил такое, наверное понять сложно: бросить все и ехать в неизвестность (доедешь ли?), оставаться и подвергать опасности жизнь детей и свою... Тот кто не принимал такие решение за 30 минут, тот не должен плоско судить об этом. Люди в Славянске получают информацию по слухам, ничего достоверно не утверждают. Кто-то рассказывает, что семью, пытавшуюся выехать на своей машине, расстреляли, а кто не знают. Они не понимают, чьи снаряды разрушают их дома, они верят, что в лесах ходят люди, говорящие по-английски...

Эти люди еще в той стадии шока, когда главный вопрос: Ну почему это случилось СО МНОЙ? Даже вопросом ЧТО ДЕЛАТЬ дальше пока задаться не способны.

Жизнь в лагере совсем не сахар. Волонтеры из Харькова и местные жители привозят продукты и вещи, игрушки для детей. Но в репортаже сказано: Кормит государство. Не кормит, а только предоставило жилье.

Представьте летний лагерь школы-интерната: палаты на 12 человек, сдвинутые кровати между ними узкий проход, туалет и умывальник в коридоре. В комнатах живут по несколько семей с детьми разного возраста, Люди эти не связаны семейными или какими-то другими узами, не были раньше знакомы... А нужно уживаться. Шкафов для одежды, естественно, нет - в летних лагерях положена только тумбочка. В лагере нет отопления - жить можно только до осени.

В репортаже НН говорится о том, что из всего лагеря, работали только 2 человека. Не уточняется, что только до трассы около часа пешком, а до места работы еще как-то добраться нужно.

Не стоит осуждать их. Не стоит требовать благодарности. Благотворительность вообще не должна требовать благодарности. Никто никого не заставляет кому-либо помогать. Делаешь, потому что считаешь нужным, потому что им СЕЙЧАС хуже чем нам. Ведь все под Богом ходим и что с нами будет завтра не знаем.

Но все это общие рассуждения. А нужна реальная помощь, не только деньгами или вещами или продуктами, а и простое человеческое сочувствие и участие.

Кстати, есть поле деятельности:

В лагере есть дети школьного возраста, они закончили школьный год на 2 месяца раньше остальных школьников - с ними не помешало бы позаниматься, чтобы в следующем учебном году они не отставали.

С детьми нужно играть, а не только дарить им игрушки - организовать что-то совсем простое, как в детских садах или младшей школе - пусть перестанут бояться громких звуков.

Женщин тоже стоит отвлечь от их несчастий, оторвать их взгляды от НИКУДА, в которое они смотрят. Петь, вязать, учить украинский или английский, заниматься фитнесом.... Не знаю, но чем-то нужно.

Доверие можно заработать, только делая что-то вместе, а не делая ДЛЯ них.

Они должны из объектов помощи стать деятельными творцами своей судьбы.

Спонсоры оплатили поездку детей в аквапарк. Не знаю, кто эти спонсоры, но они просто МОЛОДЦЫ. Не хлебом единым...

Только вернутся дети снова в лагерь. Поэтому жизнь в нем должна стать не просто выживанием, а иметь некое содержание.

Кстати, свято место пусто не бывает: уже приезжали к ним т.н. Женщины Харькова, это которые пикетировали з-д Малышева.

Как это сделать? Сложно. Люди из Славянска (они не хотят, чтобы из называли беженцами) очень замкнуты, побаиваются нападений, разговоров с чужими, да и со своими опасаются.

Хотелось бы, чтобы журналисты слегка думали, что говорят и делают. Это так легко ранить тех, кто уже упал. Если кто и думает не так, как «патриоты» с НН, то это не значит, что их нужно упрекать в том, что они еще живы. Нельзя умножать горе и ненависть...