пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"201426
26.09.2014 | Инна Сухорукова

Сомнительные дела осужденных к пожизненному заключению

   

Судебная власть в Украине как эффективный механизм отсутствует. У нас просто не существует справедливой и дееспособной системы судопроизводства, и, на мой взгляд, общество должно рассматривать эту проблему как приоритетную. Потому что без нормально функционирующих судов, без реформирования всей судебной системы никакая демократия невозможна.

Сейчас наши суды тотально коррумпированы. Вследствие чего судьи зависимы от правоохранительных органов, от местной власти. Наша система присяжных заседателей – просто карикатура на этот институт, предполагающий абсолютную независимость присяжных от судей. Даже их количество – три или самое большее шесть – абсолютно недостаточно для того, чтобы присяжные работали как коллектив, независимо от судей, и вообще, независимо ни от кого. Кроме того, присяжные не должны быть юристами, судьями, как это часто у нас бывает. Они должны быть обычными гражданами Украины, и их должно быть не меньше двенадцати.

А то, что мы видим сегодня, мало отличается от нашего советского прошлого. Судьи, как правило, полностью довлеют над присяжными и могут навязать им свое видение ситуации.

Несостоятельность судебной системы сказывается на возможности защищать свои гражданские права в суде. Эта несостоятельность особенно опасна для граждан, и для общества в целом, в уголовном процессе.

Даже в России, которая очень далека от демократии, в уголовных процессах, особенно связанных с тяжкими и особо тяжкими преступлениями, действует настоящий суд присяжных.

Видимо, вследствие этого, Украина обошла Россию по количеству осужденных пожизненно. На сегодняшний день в Украине число пожизненно осужденных 1845, а в России 1841. Это притом, что всего осужденных у нас около 140 тысяч, а в России более 800 тысяч. Это свидетельствует о том, что большое количество приговоров выносится бездоказательно, они не обоснованы или просто заказные.

Часто это бывает в тех случаях, когда правоохранительные органы крайне заинтересованы в вынесении обвинительного приговора. Эту закономерность можно проследить в делах двух пожизненно осужденных – Мераба Суслова и Владимира Панасенко, которые вот уже несколько лет отбывают наказание за преступления, которых, возможно, и не совершали. Эти два дела – яркий пример несостоятельности нашей судебной системы. Их объединяет много похожих деталей. В обоих случаях против подсудимых не было серьезных улик, их вина не была неопровержимо доказана в суде, и, тем не менее, они отбывают наказание в виде пожизненного лишения свободы.

Тут, прежде всего, встает вопрос о том, заслуживают ли те, кто заказал убийство, но его не совершал, пожизненного заключения. Ведь, назначая такое наказание, суд должен исходить из того насколько преступник опасен для общества, для окружающих. И каким бы отвратительным не был такой поступок, все же нужно признать, что опасность для общества такие люди представляет меньшую, чем те, кто реально кого-то убил.

Поэтому назначение максимально сурового наказания в обоих случаях вызывает удивление.

И Мераб Суслов и Владимир Панасенко – образованные, социально адаптированные люди. Они никогда не имели дела с криминалитетом. Поэтому назначать им максимально суровое наказание не имеет смысла даже в том случае, если бы их вина была доказана. А в обоих случаях таких доказательств просто не существует.

В каждом из этих дел сомнений в вине приговоренных гораздо больше, чем доказательств вины.

Оба осужденных категорически отрицают свою вину, утверждают, что во время следствия на них оказывалось м физическое, и психологическое давление.

В деле Панасенко вообще нет на сегодняшний день никаких доказательств его вины, т.к. единственный свидетель Александр Рудый, который во время следствия дал показания, что именно Панасенко является заказчиком убийства, от своих показаний отказался и в судебном заседании заявил, что оговорил Панасенко под давлением следователя Шарко.

А происходило все следующим образом: предприниматель Роман Федишин, который владел вместе с женой Панасенко рынком Шувар во Львовской области, однажды утром, около 11 часов утра, подошел с охранником к своему автомобилю, который находился недалеко от рынка Шувар. Охраннику показалось, что под колесами автомобиля лежит какой-то подозрительный пакет. Он сказал об этом Федишину, и они отошли от автомобиля. В этот момент прозвучал взрыв. Федишин был легко ранен, но из-за взрыва погибла проходящая мимо 14-летняя школьница. Она была тяжело ранена и скончалась от потери крови. Вскоре следствие задержало того, кто был посредником между заказчиком и исполнителем – Александра Рудого. Он и дал показания во время следствия, что заказчиком убийства является Панасенко, который якобы хотел завладеть той частью бизнеса, которая принадлежала Федишину. Впоследствии Рудый, отказавшийся от своих показаний, мотивировал свои действия тем, что хотел заставить Федишина уволить одну из сотрудниц и поэтому хотел его запугать.

Суд не проверил показания Рудого, касающиеся того, что во время следствия к нему применялись меры физического и психологического давления, и вынес обвинительный приговор Панасенко. Апелляционный суд и Высший специализированный суд по гражданским и уголовным делам оставили приговор в силе. Адвокат Наталья Крисман, представлявшая в суде интересы Панасенко, утверждает, что в деле нет ни одного, заслуживающего доверия доказательства вины ее подзащитного.

Исчерпав все возможности обжалования приговора в отечественных судах, Панасенко обратился в Европейский суд, Однако пройдут годы, прежде чем его дело будет рассмотрено. А пока Панасенко отбывает наказание в колонии максимального уровня безопасности. Т.е. он находится в камере, прогулки ограничены одним часом в день, достаточно редко разрешаются свидания с родственниками.

У него отобрали бизнес, дети почти не видят отца. Жестокость нашей пенитенциарной системы становится особенно очевидной, когда вина осужденного под большим сомнением. Почему должен мучиться невиновный человек? Потому что следователю Шарко так захотелось? Или потому, что кто-то был заинтересован отобрать у Панасенко его часть бизнеса?

Вопросов здесь много. И особенно странно то, что это дело – не исключение.

Об этом свидетельствует второй известный нам случай – дела Мераба Суслова.

Мераб – совладелец большого торгового центра. Его партнер по бизнесу Алоян был убит киллером вместе с двумя охранниками. Исполнителем-киллером был Батинян, который на следствии, как и Рудый в деле Панасенко, признался, что заказчиком убийства был Суслов. Против Суслова дала показания и жена Батиняна. Однако, точно так же, как в деле Панасенко, на суде они от своих показаний отказались.

В деле Суслова, однако, больше свидетелей обвинения. Его называют заказчиком убийства еще и родственники убитого бизнесмена Алояна.

Но интересно, что судьей в этом деле в Киево-Святошинском суде был Юрий Бурбела, который печально прославился в деле «Васильковских «террористов». Из-за одной этой истории он не должен был бы занимать свою должность, но, по нашим сведениям, он продолжает спокойно работать. Так вот этот судья грубо нарушал в процессе судебного следствия и права Суслова, и Уголовно-процессуальный кодекс Украины: не давал ему знакомиться с делом, и во время суда удалил его из зала заседания вместе с адвокатом. Приговор Суслову зачитали без него. Высшие судебные инстанции оставили приговор в силе, так и не обратив внимания на то, что никаких доказательств вины Суслова в общем-то и нет, одни голословные утверждения. Не обратил суд внимания и на нарушения прав подследственного, и на выбитые на следствии, а потом опровергнутые им же на суде показания Батиняна. Приговор – пожизненное заключение.

Суслов уверен, что его оговорили с целью забрать у него часть бизнеса. и что в этом непосредственно замешаны правоохранительные органы.

Это на сегодняшний день нельзя ни подтвердить, ни опровергнуть.

Но дело Суслова, как и дело Панасенко нуждаются в эффективном независимом расследовании. Известное на всю страну дело Рафальского, который тоже приговорен к пожизненному заключению без серьезных доказательств его вины, взялась сейчас расследовать Генеральная прокуратура.

Необходимо начать такое расследование и по делам Суслова и Панасенко.

А пока мы видим, что без быстрой и кардинальной реформы наши суды ни на что не способны. Но они продолжают свое черное дело. Каждый день кому-то выносят приговор. Но кто верит в его справедливость?

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори