пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"201429
24.10.2014 | Галя Койнаш

Кто «широко применяет кассетные боеприпасы»?

   

Наберите в Гугле слова «кассетные боеприпасы» и «Украина» – найдете множество сообщений о «широком применении правительственными силами кассетных боеприпасов», все со ссылкой на международную правозащитную организацию Хьюман Райтс Вотч [Human Rights Watch].  Намного меньше упоминается представитель специальной миссии ОБСЕ в Украине, который говорит, что никакого применения миссия не фиксировала.

С точки зрения как количества материалов, так и хронологии, скандальные репортажи явно преобладают.  Более того, опровержения принято считать чем-то вроде обязательной формальности, и они никого не убеждают.  Однако в данном случае миссия ОБСЕ в составе приблизительно 90 человек постоянно работает в Донбассе, и ее никак нельзя считать заинтересованной стороной.

В отдельных интервью Bloomberg и  Deutsche Welle  представитель миссии ОБСЕ Майкл Боцюркив  заявил, что в ОБСЕ не имеют сведений о возможном применении кассетных боеприпасов украинскими войсками.  У них около 90 наблюдателей на востоке страны и, если бы они видели что-то похожее, то они бы об этом сообщили.  Все их отчеты основаны на проверенных фактах, а до сих пор такого (применения) не происходило. Он подчеркнул, что всё, что миссия может сказать о боеприпасах и обстрелах, есть в ежедневных отчетах.

После «недельной полевой миссии на востоке Украины» Хьюман Райтс Вотч обнародовала отчет под названием Украина: Широкое применение кассетных боеприпасов.  Утверждается, будто «украинские правительственные силы применяли кассетные боеприпасы в Донецке в начале октября 2014 года.»  «Во многих случаях нам не удалось исчерпывающим образом разрешить вопрос об ответственности, однако факты указывают на то, что правительственные силы нанесли несколько ударов по Донецку с использованием кассетных боеприпасов. 2 октября, во время удара по Донецку, в ходе которого использовались, в частности, кассетные боеприпасы, погиб сотрудник Международного комитета Красного Креста.»

Означает ли это, что 90 наблюдателей ОБСЕ являются менее наблюдательными, или что они слишком осторожны в своих выводах?  Осторожность не объясняла бы, почему представитель миссии в среду ни слова не сказал о подобных подозрениях.  Да и многомесячная работа наблюдателей не дает оснований ставить под сомнение их компетентность.

Хьюман Райтс Вотч – всемирно известная и авторитетная организация, и ее отчет широко освещали, в том числе в New York Times и других газетах.  Следующие замечания во многом опираются на критический анализ отчета, проведенный экспертами издания Interpreter, которое, к сожалению, меньше читают. 

Авторы анализа объясняют, что «отчет, в котором утверждается, что обе стороны причастны к применению кассетных боеприпасов в населённых местностях, сосредоточивается на их предполагаемом применении войсками Украины в нарушение международного права.

Хьюман Райтс Вотч пишет, что недельная полевая миссия расследовала ряд полей между позициями, которые, по её словам, находятся под контролем украинских войск.  Отмечается «наличие веских фактов, указывающих на причастность украинских правительственных сил к нескольким обстрелам центральной части Донецка с использованием кассетных боеприпасов в начале октября».

В отчете говорится, что «имеются также указания, хотя и не исчерпывающие, которые дают основания говорить о возможном использовании кассетных боеприпасов и ополченцами».  Хьюман Райтс Вотч упоминает и о том, что трудно установить, кто несет ответственность за конкретный случай. Тем не менее, нельзя не согласиться с авторами анализа в Interpreter, что акцент в отчетах делается на обвинениях против правительства. И это при том, что миссия ОБСЕ не располагает сведениями о фактах применения таких боеприпасов. 

Во всем отчете HRW только один раз упоминается о значительной роли в конфликте, которую играет Россия.  Точнее, появляется намёк на такую роль, которая застенчиво не расшифровывается.  Цитирую: «Международная правозащитная организация призывает Россию незамедлительно взять на себя обязательство не использовать кассетные боеприпасы и присоединиться к конвенции об их запрете.»

В своём анализе Interpreter отмечает «почти полное отсутствие первичных данных, видео, изображений или информации в отчете, которые можно подвергнуть независимой проверке.»  Сложно оценить конкретные случаи без подобных материалов, чтобы понять, как они пришли к своим выводам.

Авторы анализа ни в коем случае не громят отчет Хьюман Райтс Вотч, однако они выражают поводы для обеспокоенности, которые разделяют другие организации и наблюдатели, следящие за событиями на Донбассе.

Отчет «уделяет мало или никакого внимания регулярному обстрелу со стороны поддерживаемых Россией ополченцев, который тоже убивает мирных граждан и который служит фоном украинского военного реагирования в Донецке.»

Авторы анализа отмечают, что имеющиеся доказательства «возможно, свидетельствуют» о непричастности правительства к подавляющему большинству жертв среди мирного населения.  По этой причине отсутствие информации о других нападениях может искажать ситуацию и вводить людей в заблуждение.

Приводятся данные, демонстрирующие, что утверждения со стороны российской власти, будто украинские войска несут ответственность за смерть по меньшей мере 10 человек в школе и на автобусной остановке почти точно не имеют под собой оснований.  Доказательства непричастности предлагаются, вместе с картами, иллюстрирующими их доводы.  В отчете Хьюман Райтс Вотч не упоминается вообще об обстреле торгового центра Амстор и домов в Куйбышевском районе в Донецке.  Авторы анализа приводят данные, которые дают основания ставить под сомнения достоверность рассказа свидетеля.

Они предполагают, что этот обстрел, вследствие которого погибло два человека, и получили ранения 9 человек, не нашёл места в отчете Хьюман Райтс Вотч, поскольку речь не шла о кассетных боеприпасах.  Это как раз один из поводов для обеспокоенности в отчете международной организации. 

«Кассетные боеприпасы не являются основным оружием ни для одной стороны. По этой причине зацикленность на кассетных бомбах, возможно, проблематична, так как это неоправданно подчеркивает один аспект угроз, которым подвергаются мирные граждане. »

Беспокоит и то, что обстрел является частью военного контекста, в котором одна сторона, а именно украинские солдаты, полностью окружены и не имеют дронов для определения целей поражения.

Поддерживаемые Кремлем ополченцы могут передвигаться без ограничений и имеют в своём распоряжении дроны.  «Это обстоятельство не снимает с украинских войск ответственность за их действия, но оно их объясняет, так как единственным способом защиты собственных войск  является обстрел».

То, что имеются доказательства применения такого оружия обеими сторонами, не означает, что в конкретном случае причастна одна сторона, а не другая.  Авторы анализа подчеркивают, что Хьюман Райтс Вотч не утверждает, что одна сторона несет ответственность за гибель Лорана дю Паскье – сотрудника Международного комитета Красного Креста.

Это, возможно, так, но значительная часть читателей наверняка читала только первые несколько абзацев или репортажи журналистов, которые тоже ограничились первыми обобщающими абзацами.  А там утверждается, что «правительственные силы нанесли несколько ударов по Донецку с использованием кассетных боеприпасов» и сразу, что «2 октября, во время удара по Донецку, в ходе которого использовались, в частности, кассетные боеприпасы, погиб сотрудник Международного комитета Красного Креста».  Любой читатель подумает, что второе предложение непосредственно связано с предыдущим.

Авторы анализа отмечают один заслуживающий внимания аспект недельной полевой миссии Хьюман Райтс Вотч.  Поддерживаемые Кремлем ополченцы помогают миссии, когда это им выгодно.  Interpreter  приводит скриншоты, показывающие случаи, где «можно увидеть, как мужчины, похожие на ополченцев, возможно, работают вместе с миссией Хьюман Райтс Вотч.

Напрашивается вопрос, почему в одних случаях ополченцы помогают полевой миссии,  а в других не позволяют им исследовать место обстрела?

Авторы анализа приходят к выводу, что отчет Хьюман Райтс Вотч «слишком акцентирует нарушения правительством Украины, в то время как преуменьшает контекст – тот факт, что поддерживаемые Кремлем сепаратисты несут вину за такое же преступление, что Россия предоставляет военную и экономическую поддержку ополченцам, что это поддерживаемые Кремлем ополченцы нарушили перемирие и атакуют Донецкий аэропорт.»

Предыдущие отчёты Хьюман Райтс Вотч также игнорировали несомненную роль России в конфликте в восточной Украине и категорично утверждали, что события в Донбассе являются «внутренним конфликтом». В этом контексте стоит отметить, что в начале сентября этого года «Международная амнистия» опубликовала доклад, в котором правозащитная организация констатирует, что «спутниковые снимки и свидетельства, собранные ею, указывают на доказательства того, что военные действия переросли в то, что Международная амнистия сейчас рассматривает как международный вооруженный конфликт.»

Никакие аргументы о «широком контексте» не могут оправдывать применение заслуженно запрещённого оружия. Тут Хьюман Райтс Вотч, Международная амнистия, все украинские правозащитные организации и Interpreter могут одним голосом призывать правительство Украины обеспечить полное, объективное и заслуживающее доверия расследование любых обвинений. Должно быть такое же единогласие относительно необходимости в максимально надежном и всестороннем освещении конфликта.  Ввиду отсутствия у постоянно работающей в Донбассе миссии ОБСЕ сведений о «широком применении любой стороной конфликта кассетных боеприпасов», реакция со стороны Хьюман Райтс Вотч на вышеуказанные сомнения, вызванные последним отчетом, кажется более чем уместной. 

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори