пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"201507
10.03.2015 | медиа группа ХПГ

Предварительный отчет об участии в служебном расследовании инцидента с журналистами Громадського ТВ на блокпосте в Песочине 29.01.2015

   

Об участии в служебном расследовании инцидента с журналистами Громадського ТВ на блокпосте в Песочине 29.01.2015

После включения в состав комиссии по служебному расследованию инцидента на посту «Песочин» представители ХПГ были ознакомлены со следующими материалами:

• объяснительные Реуцкого К. С., свидетелей Антонюк А. Р., Пеньонжек П., сотрудников милиции, дежуривших в момент инцидента на блокпосте, Гончаренко В. А., Рияко В. В., Костюка О. В., сотрудников ГАИ Мищенко С. О. и Боброва С. С., бывших свидетелями инцидента, врача ЦМДАМК Флигинских А. А.;

• видеозаписи с камер на посту «Песочин».

Также нами были просмотрены фотографии, которые Реуцкий К. С. и Антонюк А. Р. выставили в Интернете при освещении событий.

Сотрудники ГУВД опросили в присутствии представителей ХПГ указанных выше сотрудников ГАИ. Сотрудников милиции Гончаренко В. А., Рияко В. В., Костюка О. В. также пригласили для опроса, однако они отказались давать какие-либо пояснения, объяснив, что подтверждают все, что рассказали сотрудникам прокуратуры. Реуцкий К. С. и Антонюк А. Р. были приглашены для описания обстоятельств происшедшего. Они также отказались предоставлять дополнительные объяснения, указав, что не считают данное служебное расследование эффективным, и показания будут давать в прокуратуре. Константин рассказал по телефону, что его избили, чтобы забрать видеокамеру, когда они перешли по правый бок его автомашины, видеокамеру забрали, а потом подкинули ее в машину без карты памяти. Что, возвратившись в Киев, он на следующий день снял побои. Но предоставить нам скан медицинского заключения и дать свои письменные пояснения он отказался, также отказалась предоставить снятые ею видео Анастасия Антонюк.

Что касается видеозаписей, были просмотрены записи с трех камер, размещенных у поста «Песочин». Информативна запись только с одной камеры № 3, которая стояла под углом. Съемка ведется издалека, видно не четко, но происходившие события можно отследить. На камере № 3 зафиксирован период, когда участники инцидента находились по левый бок автомашины Реуцкого К. С.

Общая картина данного эпизода, если следовать видеозаписи, следующая.

Машину остановили, сотрудник милиции подошел к двери водителя (Константина), далее, по всей видимости, говорил с Константином, проверял документы. Затем (как это согласуется с показаниями сторон) попросили открыть багажник, Константин вышел, полез в карман, открыл багажник. Видно, что сотрудники милиции в вещах не рылись, смотрели внутрь, освещая фонариком. Точнее видно двоих, но оба ли сотрудники, или же второй – польский журналист, непонятно. Затем, как следует из показаний потерпевших, сотрудники милиции пытались открыть рюкзак в машине. На видео этого не видно, сотрудник милиции, который смотрел в багажник, стоит возле машины. Константин пошел к машине, открыл заднюю левую дверь, взял, как следует из объяснений свидетелей, видеокамеру, и вернулся. В какой-то момент к группе присоединился еще один сотрудник милиции, который перешел с противоположной стороны дороги, затем сотрудники ГАИ. Далее видно, что начался конфликт, сотрудники милиции стояли возле К. Реуцкого, в какой-то момент вроде как прижали к машине. Была явно какая-то перепалка с обеих сторон, сотрудники милиции что-то забирали из рук Константина. Каких-то движений со стороны сотрудника милиции, которые указывали бы на то, что они наносят удары, не видно. Затем тело Константина идет вниз. Движение плавное и медленное, при ударе падение выглядит иначе. Дальнейшие действия милиционеров выглядят так, как если бы они поднимали Константина с земли. При ударах направление движение было бы другим. Затем вся группа явно что-то искала на земле, поскольку головы смотрят вниз, а один сотрудник милиции светит вниз фонариком. Далее, как видно из фотографий, сделанных кем-то из присутствующих на месте событий, группа переместилась на правую сторону машины, но на видео этого уже не видно.

Польский журналист в своей объяснительной написал, что Константина прижали к машине и один раз схватили за волосы. Это согласуется с движениями участников инцидента на видеозаписи. Однако он указал, что не видел, чтобы Константина избивали.

Все остальные объяснительные довольно противоречивы. К примеру, Антонюк А. Р. пишет, что у Константина на лбу была большая и глубокая царапина. Однако, поскольку на лбу много кровеносных сосудов, даже при небольшом рассечении лба появляется кровь в большом количестве. При первоначальном осмотре врач Флигинских А. А. указал на отсутствие у Константина телесных повреждений. К сожалению, у представителей общественных организаций, включенных в состав комиссии, и сотрудников УВД, непосредственно проводивших служебное расследование, не было доступа к каким-либо медицинским документам по результатам обследования Реуцкого К., которое он провел позже. Антонюк А. Р. также в своих объяснениях подробно описывает избиение К. Реуцкого, но в интервью Громадському ТБ сразу после произошедшего она же говорит, что ничего не успела разобрать, увидела Константина уже лежащим на земле.

Объяснения сотрудников милиции также вызывают сомнения. Так, их объяснение, что они остановили машину К. Реуцкого, поскольку увидели в свете фар встречной машины бронежилеты на заднем сиденье автомобиля, вызывают серьезные сомнения. По результатам просмотра видеозаписи можно утверждать, что в этот момент встречных машин не было. Кроме того, стекла всех дверей автомобиля тонированы, и у этой модели автомобиля высокий край двери – заглянуть непосредственно на сиденье можно находясь вплотную. Также вызывают сомнения их утверждения о том, что они схватили за руки Константина, поскольку он пытался их бить. Он был один, их трое плюс три сотрудника ГАИ. В своих объяснительных каждый из сотрудников Беркута дают разные версии в этой части происходивших событий.

Про видеокамеру сотрудники милиции ничего не говорят, только упоминают, что Константин говорил, что хочет сделать видеозапись.

Что касается содержания диалогов, обе стороны обвиняют друг друга в несдержанности в выражениях, резкости и нецензурной брани.

Сотрудники ГАИ, будучи опрошены в присутствии представителей ХПГ, пояснили, что слышали крики, видели, как К. Реуцкий держал что-то в руке и сотрудники милиции схватили его за руки. Нанесения ударов К. Реуцкому они не видели.

Как упоминалось выше, представители ХПГ также ознакомились с объяснениями врача ЦМДАМК Флигинских А. А., который указывал на отсутствие видимых телесных повреждений у К. Реуцкого при внешнем осмотре.

Сотрудник, проводивший служебное расследование, в присутствии представителей ХПГ, пытался найти данные водителей машин, которые могли быть свидетелями происходящего и у которых могли быть видеорегистраторы. Для этого он проверил всю информацию о машинах, которые останавливали во время рассматриваемых событий, а также машины, которую остановили раньше, но во время инцидента она стояла возле блокпоста. Также он дал объявление о поиске свидетелей через СМИ, согласовав с представителями ХПГ текст объявления. На данное объявление, насколько известно участникам комиссии, никто не откликнулся.

Таким образом, имеющиеся материалы служебного расследования не позволяют нам выносить категорические или однозначные суждения ни о фактах корректного поведения сотрудников милиции, ни о фактах избиения К. Реуцкого и завладения его камерой и хищении карты памяти. Следует отметить, что на это повлияло и отказ сторон конфликта участвовать в данном расследовании и дать письменные подробные разъяснения о происшедшем. Возможно, в рамках уголовного расследования, с учетом полномочий органов следствия и при содействии заинтересованных в выяснении истины сторон, будет возможным собрать доказательства, которые помогут ответить на невыясненные вопросы и покажут более ясную картину происшедшего. Тем не менее, нам представляется обоснованным утверждение Реуцкого о краже карты памяти, поскольку камера этой модели без карты памяти работать вообще не может, а Константин начал снимать, и собственно, из-за этого началась стычка.

Дополнительно представители ХПГ считают необходимым отметить, что использование видеокамер на блокпостах при существующем их размещении явно неэффективно. При их нынешнем расположении территорию пункта ГАИ, на которой находится блокпост, видно плохо. Большое расстояние от участка, который они должны захватывать, осложняет видимость. Из всех камер только одна дает определенную информацию, но для того, чтобы хоть как-то разглядеть машины и фигуры, пришлось делать серьезные усилия при рассмотрении, даже при наличии хорошего зрения.

Также представители ХПГ, при рассмотрении видеоматериалов, обратили внимание на отсутствие профессионализма у сотрудников милиции при остановке машин и осмотре, что в первую очередь является небезопасным для самих сотрудников милиции. Так, сотрудник милиции, остановив машину К. Реуцкого, буквально влез головой в машину к водителю, никто из коллег не страховал его со стороны на случай возникновения опасности. Во время конфликта сотрудники милиции также собрались толпой возле Константина, просто стояли, в положении, создающем угрозу их жизни в случае реальной конфликтной ситуации. В это время никто их из коллег не страховал со стороны, не наблюдал за пассажирами автомобиля. С таким беспечным поведением сотрудников милиции, которых любой даже неподготовленный человек с обычным пистолетом может уложить мертвыми или ранеными (мы уже не говорим о преступных группировках), сама идея блок постов теряет смысл.

Айгуль Муканова, юрист Центра стратегических дел Харьковской правозащитной группы
Алексей Сорокин, юрист Центра стратегических дел Харьковской правозащитной группы

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори