увійти | реєстрація | забув пароль
сьогодні 01.10.2016 10:08
(за Київським часом)

навігатор

Kharkiv Human Rights Group Social Networking



Вышедшие из ада

11.04.15 | Игорь Соломадин

11 апреля 1945 года по решению ООН  отмечается как Международный день освобождения узников фашистских концлагерей. Именно в этот день американские войска освободили Бухенвальд, где  незадолго до этого началось восстание заключенных.

 

Нацистские фабрики смерти

 

С 1933 по 1945 год на территории Германии и оккупированных ею стран действовало 23 концентрационных лагеря, если считать с филиалами, то всего их было 1634. Через эти лагеря прошло 18 млн. человек, 11 млн. были уничтожены.  Это превышает количество погибших в годы Первой мировой войны.

По далеко не полным данным, в Освенциме было уничтожено 4 млн. человек; в Майданеке – 1 млн. 380 тыс.; в Треблинке – 800 тыс.; в Маутхаузене – 122 тыс.; Заксенхаузене – 106 тыс.; Равенсбрюке – 92 тыс.; Дахау – 66 тыс.; Бухенвальде – 65 тыс. человек.  

В соответствии с приказом Гиммлера, все концлагеря были разделены на три категории. В Дахау, Заксенхаузене и Освенциме-1 содержались узники, которые, по терминологии нацистов, совершили «незначительные  преступления». Бухенвальд, Флоссенбург, Освенцим-2 и Нойенгамме предназначались для «опасных преступников», не имеющих надежды на «перевоспитание». Маутхаузен относился к третьей категории и стал местом для «особо опасных преступников».  

 

Освобождение

 

Еще 4 апреля 1945 года, части 89 пехотной дивизии США захватили Ордурф, один из вспомогательных лагерей Бухенвальда. Это был первый нацистский лагерь, который освободили американские войска.

Начиная с 6 апреля, нацисты, пытаясь скрыть свои преступления, начали эвакуировать тысячи заключенных Бухенвальда с целью их дальнейшего уничтожения.

В начале апреля в лагерь просочилась страшная весть о том, что поступил приказ Гитлера о том, чтобы ни один заключенный концлагерей не попал в руки советских или англо-американских войск. Т.е., все заключенные должны были быть уничтожены.

Узники Бухенвальда, челны подпольной организации, благодаря усилиям польского инженера Гвидона Дамацина, тайно изготовили коротковолновый радиопередатчик и небольшой генератор, который спрятали в кинозале.

8 апреля, в полдень, Дамацин и русский заключенный Константин Иванович Леонов послали с помощью азбуки Морзе сообщение, подготовленное лидерами подполья Бухенвальда, предположительно Вальером Бартелем и Гарри Куном: «Союзникам.  Для армии генерала Паттона. Это концентрационный лагерь Бухенвальд. SOS. Мы просим помощи. Они хотят  эвакуировать нас. SS хочет нас уничтожить».

Текст был повторен несколько раз на английском, немецком и русском языках. Дамацин перелал текст по-английски и по-немецки, в то время как Леонов послал русскую версию. Через три минуты после последней передачи, отправленного Дамацином, из штаб-квартира 3-ей армии США  ответили:

«KZ-Bu. Держитесь. Выходим на помощь. Военнослужащие 3-ей армии».

Как рассказывает Теофил Витек, который также был польским заключенным,  Дамацин упал в обморок после получения этого сообщения.

Когда была получена эта новость, подпольщики-коммунисты взяли штурмом вышки, убили охранников. У подпольщиков уже было оружие, которое они собирали с 1942 года – один пулемет и 91 винтовка.

Один из заключенных, харьковчанин Эмиль Григорьевич Альперин, рассказывает: «Прошло всего два часа после начала восстания. В дежурной, на главной вышке, где раньше всегда сидел эсэсовец, зазвонил телефон. Трубку снял теперь уже бывший немецкий политзаключенный Гельмут Тиеман:

– Вас слушает репортен-фюрер СС, – и назвал фамилию эсэсовца.

– Как идет уничтожение? – спрашивали из города Веймара.

– Нормально, – ответил Гельмут.

– Оказывают ли сопротивление?

– Оказывают, но мы успешно справляемся.

– По окончании операции доложить! – строго раздалось в трубке.

Но ответили в город Веймар уже не по телефону. На следующий день в город вошел вооруженный батальон узников».

Отряд 9-го бронированного пехотного батальона 6-й танковой дивизии 3-й армии США под командованием капитана Фредерика Кеффера прибыл в Бухенвальд 11 апреля 1945 г. в 3:15 дня. С тех пор это время зафиксировано на часах над воротами Бухенвальда. Солдат-освободителей встретили как героев. Изможденные заключенные нашли в себе силы, чтобы отпраздновать победу и приветствовать победителей.

Позже в тот же день, части дивизии 83-ей стрелковой дивизии  США  захватили Лангенштайн, один из ряда более мелких лагерей, входящих в комплекс Бухенвальд. Там находилось свыше 21 000 заключенных.

Штаб армии генерала Паттона приказал частям 80 пехотной дивизии  взять полностью под свой контроль весь лагерь Бухенвальд.   Утром в четверг 12 апреля 1945 года в Бухенвальд прибыли журналисты, в том числе Эдвард Р. Морроу, чей радиорепортаж  был передан  по CBS и стал одним из   наиболее известных:

«Я попросил показать один из бараков. В нем находились заключенные из Чехословакии.   Когда я вошел, мужчины столпились вокруг  меня.  Они были слишком слабы. Многие из них не могли даже  выбраться из постели. Мне сказали, что это в этом здании когда-то была конюшня на 80 лошадей. Теперь в нем находилось 1200 мужчин, пять человек на одной лежанке. Вонь была вне всякого описания.

Они вызвали врача. Мы проверили его записи. В его черной книжке были только имена.  Никаких сведений о том, кто эти люди и  что они сделали  Против имен тех, кто погиб, был поставлен крест.  Я сосчитал их.  Их оказалось 242. 242  из 1200, в течение одного месяца.

Когда мы шли во двор, один мужчина упал замертво. Двое других, в возрасте за 60,  ползли к уборной. Я видел это, но не буду описывать это».  

Из отчета Эдвард Р. Морроу,  Бухенвальд. 15 апреля 1945.

 

Комендант Бухенвальда

 

Первым американским комендантом Бухенвальда стал капитан Клинтон Гарднер.  В 1993 году я познакомился с ним на конференции, посвященной русской философии, в Москве. А в 1996 Клинтон стал моим наставником во время стажировки в Дартмутском колледже, где мне довелось работать в архивах учителя Клинтона, немецкого социального философа Ойгена Розенштока-Хюсси.

 Юный студент Дартмутского колледжа Клинтон Гарднер слушал лекции эмигрировавшего из Германии еврея Розенштока-Хюсси, перенесшего на собственных плечах опыт Первой мировой войны. Розеншток  еще находясь  в окопах Первой мировой, вел полемику со своими друзьями – Мартином Бубером и Францем Розенцвейгом о необходимости выработки «нового мышления». В результате, Розеншток выбрал путь христианства и всю жизнь разрабатывал основы «планетарного мышления», которое должно принять человечество, чтобы избежать новых мировых катастроф.

Во многом благодаря влиянию Розенштока-Хюсси Клинтон Гарднер принял решение пойти добровольцем в армию, чтобы бороться с нацизмом.

6 июня 1944 года лейтенант Гарднер, которому было тогда 22 года, принял участие в высадке англо-американских войск в Нормандии. А уже 27 июня получил тяжелое ранение и был отправлен в госпиталь в Англию. Об этих событиях Клинтон Гарднер написал книгу – «D-Day».

И вот, в апреле 1945 г., к тому времени уже капитан Гарднер был назначен комендантом Бухенвальда. Увиденное настолько поразило молодого американского офицера, что радикально повлияло на всю его дальнейшую жизнь. 16 апреля он распорядился, чтобы жители Веймара увидели своими глазами Бухенвальд. Почти все они утверждали, что ничего не знали о лагерях смерти. Поэтому важно было, чтобы они засвидетельствовали увиденное для будущего суда над нацистскими преступниками.

После войны, в 1948 г., Клинтон Гарднер поехал в Париж изучать русскую философию у Николая Бердяева. Но, к сожалению, стать учеником Бердяева Клинтону не довелось – философ умер как раз в этом году. Но Гарднер все же продолжил учебу. Однако, после возвращения из Франции, он выбрал путь не академического ученого, а бизнесмена. Но это не означало отказ от первоначального замысла – поиску путей к диалогу между людьми с разными взглядами. Наоборот, став весьма успешным в бизнесе и заработав деньги, Клинтон оставил бизнес и стал заниматься исключительно общественной работой – писал и издавал книги, финансировал конференции и телемосты, как тогда говорили, «мосты мира между Востоком и Западом».

Во время наших встреч и бесед мы много говорили о философии и истории, а о войне – почти никогда. И только несколько лет назад, будучи уже в очень преклонном возрасте, он опубликовал книгу воспоминаний о своем военном опыте.

В книге Клинтона Гарднера «Между Востоком и Западом», читаем:
«Розеншток-Хюсси и Франц Розенцвейг подчеркивали, что всякое новое мышление коренится в новом опыте «человеческой бренности». С того давнего дня, когда я лежал раненый, на побережье Нормандии, и особенно с апреля 1945 года, когда я увидел выживших узников Бухенвальда и Освенцима,  у меня было чувство, что необходима попытка нового мышления в предвосхищение «философии будущего», которая могла бы возникнуть из нашего опыта двух мировых войн и предчувствия переживания третьей мировой войны, которая призраком нависает над нами». 

«Опыт человеческой бренности», человеческое начало нашей человечности – вот, пожалуй, ключевые слова, которые объясняют наше стремление помнить о тех днях апреля 1945 года. 

коментарі

новий коментар