увійти | реєстрація | забув пароль
сьогодні 29.09.2016 09:44
(за Київським часом)

навігатор

Kharkiv Human Rights Group Social Networking



Тюрьма для ребенка – исключительная мера

17.06.15 | Юлия Байрачная

В Украине при поддержке международных организаций стартовал проект «Усиление роли гражданского общества в защите прав уязвимых групп осужденных», который охватит 10 регионов страны. Главная цель – преодоление дискриминации бывших заключенных и обеспечение равных прав, в частности на гарантированную социальную защиту.

В Харьковской области особое внимание будут уделять несовершеннолетним, которые отбывают наказание в Куряжской воспитательной колонии.

Куряж встречал участников проекта идеальной чистотой, выбеленными бордюрами и расцветающим в огороде малинником. Но заключение – все равно заключение…

Проблем хватает

Сначала правозащитники и ученые провели семинар для заместителей начальников детских колоний Украины, представителей общественных и религиозных организаций.

Позже гости посмотрели, в каких условиях живут и учатся воспитанники колонии, что едят, чем занимаются на досуге (никакого производства в учреждении нет, дети выполняют только бытовые работы), и просто пообщались с ними. Потом несколько осужденных в качестве поощрения за отличное поведение вместе с делегацией посетили музей им. А. С. Макаренко, который находится за периметром колонии.

Созданные в колонии условия правозащитники называют хорошими. Но житейских проблем у воспитанников не становится меньше. Некоторых, увы, никто не ждет на свободе, что сильно влияет на психологическое состояние малолетних преступников.

Возникают трудности с документированием детей. Не все родители могут приехать и привезти необходимые для получения паспорта справки. Причины разные: отсутствие денег на дорогу, беспробудное пьянство или полное равнодушие, а порой – всё вместе.

Юристы подтверждают, что детям-сиротам, детям, лишенным родительской опеки, детям, потерявшим мать или отца, трудно оформить пенсию, гарантированную государством. Сбор документов (справка о трудовом стаже умершего человека, военный билет и т. д.), которым занимается пенитенциарная служба, затягивается на месяцы.

Ученики профтехучилищ воспитательных колоний для несовершеннолетних не получают стипендий. Формально они не лишены этого права, но исходя из того, что осужденные находятся на содержании у государства, стипендию им не начисляют. А это весьма помогло бы в мотивации воспитанников к учению.

В общем, прорех в украинских законах хватает. Участники проекта сходятся в том, что необходимо пересматривать нормативную базу, чтобы равенство прав подростков не оставалось чисто декларативным.

Воспитать человека

Сейчас в Куряже находится 88 подростков. Это почти в три раза меньше, чем в предыдущие годы, поэтому один из корпусов вообще закрыт, в других – свободные койки. Это отнюдь не говорит о том, что несовершеннолетние реже совершают преступления. Просто после вступления в силу нового Криминального процессуального кодекса наказаний в виде лишения свободы стало гораздо меньше.

Почти все куряжцы осуждены за кражу, грабеж или разбой (трое – за убийство). Многие действительно могут начать новую жизнь, уверены правозащитники.

– Мне очень нравится название учреждений для несовершеннолетних – воспитательная колония. Для взрослых – это уже исправительная. Мне трудно поверить, что возможно исправить человека, а вот воспитать действительно можно, – считает помощник уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека в Харьковской области Юрий Чумак. – Мы должны добиваться, чтобы в колонию попадали только те, кто представляет реальную угрозу для общества. Если подросток украл телефон, он получает условный срок. За повторную кражу – реальный. Какая польза в этом обществу? Оказавшись в тюрьме, несовершеннолетний обучится дополнительным криминальным навыкам, а вовсе не исправится. Лучше помочь ему найти свое место в жизни. Чтобы он работал и компенсировал материальный ущерб, который нанес пострадавшим.

Государство, ау!

Учитель истории и права Куряжской школы Виктор Юхно через неделю отметит 35-летний юбилей работы в учреждении. Сначала он был воспитателем, а после получения второго образования начал преподавать. Его история, можно сказать, уникальна, ведь когда-то Виктор Константинович сам был… воспитанником Куряжа. Почти четыре с половиной года он провел в стенах колонии, тогда еще усиленного режима, за грабеж.

– Здесь я начал серьезно учиться, мечтал поступить в вуз. Так и получилось. Окончил педуниверситет и поехал по распределению в Сумскую область, – вспоминает педагог. – Проработал год, и меня нашло руководство колонии. Хотя мне вообще не хотелось возвращаться сюда даже в роли сотрудника, уговорили, взяли, как говорится, измором. Мне трудно представить, как сейчас наши воспитанники устраивают свою жизнь, выходя на свободу. Особенно горько за тех, кто никому не нужен. В мое время не было таких проблем с жильем и работой…

Пенитенциарии отмечают, что на государственную поддержку бывшим осужденным надеяться не приходится.

Эксперт проекта, заведующий кафедрой криминально-правовых дисциплин Черниговского юридического колледжа пенитенциарной службы Игорь Иваньков считает, что Украине надо ориентироваться на мировую практику работы с бывшими заключенными.

– Освобожденный человек должен пребывать под надзором государства минимум три года, тогда мы сможем гарантировать, что он вновь не станет на преступный путь, – считает ученый.

И речь идет не просто о посещении инспектора, так скажем, для галочки, а об оказании реальной помощи в трудоустройстве, решении бытовых вопросов, психологической и юридической поддержке.

Много говорили и об усилении роли общества в процессе интеграции осужденных. Для этого местные власти, пенитенциарная служба, соцработники, общественные объединения должны разработать совместный план действий, который бы позволил снизить количество рецидивных преступлений. Проще говоря, свежие идеи, новые подходы не должны разбиваться о закостенелую систему управления и предубеждения к осужденным, которые формировались годами.

Юлия Байрачная, газета «Время»

коментарі

новий коментар