пошук  
версія для друку
15.07.2015 | Инна Сухорукова

Расправа с украинским патриотом

   

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Эта позорная для нашего государства история происходит прямо сейчас, у нас на глазах.

23 июня в Харькове арестован и находится под стражей в Криворожском СИЗО наш коллега – журналист Юрий Гуков. Его обвиняют по ч.3 ст.187 КК Украины, т.е. в разбойном нападении на гражданина С. 4 июня прошлого года.

Сюжет этой истории развивался примерно таким образом. Юрий Гуков – журналист и общественный деятель, настоящий патриот Украины, прошел Майдан. Пытался организовать Майдан в родном городе Алчевске, где проживал вместе с семьей – женой и тремя детьми 12, 6 и 4 лет. Юрий был организатором проукраинских митингов в городе, пытался всеми силами противостоять российской пропаганде. Распространял листовки, в которых разъяснял цели Майдана и всю небезопасность пропаганды русского мира.

Во время пророссийского митинга 2 марта 2014 года, на котором присутствовало до 80% «туристов» из России, он вместе с товарищем вышли на митинг с украинскими флагами, рискуя собственной жизнью. Уже тогда он понимал, что, если на Донбассе не вести активной проукраинской пропаганды, не противостоять сепаратистам, Донбасс будет потерян для Украины.

2 мая 2014 года он поехал в батальон «Айдар», который тогда только начал формироваться, чтобы защищать Донбасс. Он был в числе пяти первых, основавших батальон. Поначалу с комбатом Сергеем Мельничуком, бывшим сотником Самообороны Майдана у Гукова сложились нормальные отношения. Он доверял ему и, естественно, выполнял его приказы. Главной задачей «Айдара» было противостояние сепаратистам. И «Айдар» действовал соответственно этой цели. Но впоследствии оказалось, что в батальоне примерно 10% людей, близких к комбату, имели совсем иные мотивы – обогатиться.

В начале июня четверо айдаровцев, в том числе Юрий Гуков, получили устный приказ комбата задержать сепаратиста С. Выполняя этот приказ, они пришли в квартиру С. При них, естественно, было оружие. Но задерживать его не стали: в доме находилась жена С. и маленький сын, жена подняла крик, сбежались люди. Они отобрали у хозяина квартиры ноутбук и мобильный телефон как носители возможной оперативной информации и ушли. Ни денег, ни ценностей, ни машины айдаровцы не забрали – и не думали это делать. Они выполняли приказ командования. Насколько это было законным? В соответствии с законом они должны были вызвать милицию, которая должна была задержать С., но на чьей стороне была в это время милиция и могли ли рассчитывать на ее помощь айдаровцы? С. немедленно вызвал милицию, которая задержала айдаровцев, вернула хозяину ноутбук и мобильный телефон, а к вечеру после препирательств с айдаровцами, потребовавшими освобождения своих товарищей, отпустила их.

Скоро репутация батальона резко ухудшилась. Часть батальона во главе с Мельничуком стала заниматься мародерством, отбирали у людей ценности, машины. При этом они не обращали внимания на убеждения тех, кого грабила. Хотя какое это имеет значение – мародерство и есть мародерство. Тех, кто пытался спорить – били, даже пытали, считая, что с сепаратистами все методы дозволены.

Гуков считал, что этим они позорят саму идею, за которую он пошел сражаться.

Вскоре произошел случай, который окончательно убедил Гукова, что с мельничуковцами ему не по пути. Во время штурма Счастья на временном блок-посте был взят в плен командир одной из сепаратистских группировок Счастья, которого называли Батя. Его посадили в подвал, где он пробыл недели три. Однажды Гукову поручили узнать у сепаратиста, кому они выдавали оружие.

Войдя в подвал, Гуков увидел, что сепаратист находится в ужасном состоянии, у него были перебиты ноги, на лице и на теле были следы страшных побоев. Гуков напоил его, дал ему сигарету, потом пошел в штаб и потребовал, чтобы к пленнику немедленно вызвали врача, предупреждая, что пленный может умереть, На этой почве у Гукова возник конфликт с Мельничуком, в результате которого Юрий сам был арестован и сам посажен в подвал. Батя действительно умер через сутки, Гукову удалось послать sms друзьям. Поднялся шум, информация дошла до Киева. Друзья Гукова убедили всех в его невиновности, и в конце концов Мельничуку пришлось его освободить с условием, что он уходит из батальона.

Гуков был вынужден уйти из «Айдара». В конце августа он переехал в Харьков и стал работать в Харьковской правозащитной группе журналистом.
На эту сложную ситуацию накладывались и личные проблемы. Жена Юрия, Анна, тоже журналист, была сепаратисткой, и он не смог убедить ее уехать с подконтрольной сепаратистам территории и увезти оттуда детей. Вскоре она стала пресс-секретарем одного из лидеров сепаратистов Мозгового. Старшую дочь Гукову удалось забрать в Харьков, а младшие дети оставались в Алчевске с женой и ее родителями.

23 мая 2015 года три машины, в которой ехал Мозговой и его окружение, в том числе и Анна, была расстреляна своими же ополченцами. Юрий искал исполнителей и заказчиков этого расстрела всеми возможными способами. Он узнал, что расстрел выполнил уральский спецназ, а расстрел санкционировал Владислав Сурков – помощник Путина, и сделали это россияне по требованию руководителя луганских сепаратистов Плотницкого. Дети Гукова остались без матери, а теперь после ареста Гукова и без отца.

23 июня Юрий принес заявление о преступлении – убийстве жены – в Харьковский горотдел милиции, и его забрали вместе с заявлением. Оказалось, что он с начала марта этого года находился в розыске по обвинению в разбойном нападении на С. Дело находится в производстве Главной военной прокуратуры, но почему-то она поручила расследование военной прокуратуре Кривого Рога. Печерский суд в течение трех минут удовлетворил ходатайство прокуратуры о мере пресечения – содержании под стражей, грубо нарушив уголовно-процессуальный закон, даже не спросив о семейных обстоятельствах Гукова, не выясняя обстоятельств «разбоя». А ведь никаких преступных намерений у Гукова не было, он с товарищами выполнял приказ командира. Если кого-то привлекать к ответственности, то, наверное, командование, которое отдало такой приказ. И почему «козлом отпущения» должен стать Гуков – патриот Украины, майдановец, честный и принципиальный человек, который всегда хотел служить добру, а не злу?

Если наши власти будут так обращаться с настоящими патриотами, то кто захочет защищать нашу страну в борьбе с агрессором? Удивительно, что решение о содержании Гукова под стражей принимала судья Царевич, которая прославилась тем, что осуждала майдановцев, и против которой было возбуждено уголовное дело. Однако она продолжает быть судьей Печерского суда и выносить такие решения.

Позор и сумасшедший дом – иначе не скажешь.

А ведь есть еще трое маленьких детей, которые остались и без матери, и без отца.

Неужели в нашей стране никому ни до кого нет дела?

 

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори