увійти | реєстрація | забув пароль
сьогодні 25.09.2016 23:53
(за Київським часом)

навігатор

Kharkiv Human Rights Group Social Networking



Купянские милиционеры довели ребенка до самоубийства

11.08.15 | Ольга Ивлева

После «общения» с работниками Купянского горотдела милиции, 16-летний парень покончил жизнь самоубийством.

Хорошая, дружная, работящая семья, для которой их дети – это смысл жизни, потеряла сына и брата. А нелюди в милицейских погонах, как ни в чем не бывало, продолжают «защищать правопорядок», их не мучают угрызения совести за то, что на их руках смерть ребенка. Они спокойно пьют, едят и кость в горле не застрянет. Для них люди являются лишь объектами, из которых можно выжать деньги. Не вышло – ну и ладно, других «прессанут». Из-за таких, как эти купянские милиционеры, украинскую милицию называют «мусорами».

16 июня в редакцию газеты «Наш город» обратился Георгий Николаевич Денисенко с дочерью Мариной с просьбой помочь разыскать их сына Родиона, которого они ищут уже четвертый день. Фото Родиона разместили в Фейсбуке с просьбой откликнуться тем, кто его видел. Через месяц эту информацию из соцсетей удалили: раз родители больше не обращаются, значит, мальчик нашелся.

Нашелся… Через три недели его нашли повешенным в лесу…

Убитые горем родители Родиона рассказали такую историю. Мы воспроизведем ее максимально подробно, чтобы представить: что побудило мальчишку, который был примером для многих, возглавлял школьное самоуправление, решиться на такой поступок – лишить себя жизни.

Мальчик хорошо учился в сельской школе, особенно увлекался историей и правоведением. Перешел в 11-й класс. Директор школы, которая преподавала в его классе украинский язык, рассказывала, какие он писал замечательные сочинения. Так как в селе нет спортивных секций, отец ему сделал во дворе турник и мальчик сам усиленно занимался спортом. Родион возглавлял школьное самоуправление (был президентом школы), собирался поступать в вуз, с дурной компанией никогда не связывался.

Но в тот день, 8 июня, его пригласил друг-одноклассник и предложил попробовать широко рекламируемое в соцсетях «молочко» – отвар из конопли и сгущенного молока. Родион не только никогда не употреблял наркотиков, но даже их не видел. Поэтому после небольшой дозы этого отвара ему стало плохо. Он пришел домой, покормил собак и лег спать. Около полуночи ему стало совсем невмоготу, он позвал родителей и рассказал им, что пробовал наркотики.

Они не стали рисковать здоровьем сына и сразу же отвезли его в Купянскую центральной горбольницу. В больнице с Родионом осталась мама, Людмила Александровна. Мальчика положили в терапевтическое отделение и поставили капельницу. Врач-нарколог, как опытный специалист, сразу поняла, в чем тут дело и успокоила мальчишку, чтобы он не переживал. Мама в четыре утра поехала домой подоить коров, попросив племянницу посидеть с Родионом на время ее отсутствия.

В это время к мальчику в больницу приехали сотрудники отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков (ОБНОН) вместе с участковым. Зайдя к сыну в 10.20, чтобы забрать его домой, мама увидела, что его допрашивают. Людмила Николаевна стала просить, умолять милиционеров отпустить с ней сына, так как он плохо себя чувствовал: жаловался на головную боль и боль и в желудке. Но милиционеры были неумолимы. Они стали угрожать Родиону, что его поставят на учет как наркомана, сообщат об этом в школе, расскажут о нем жителям села, опозорят на весь свет…

Наконец, милиционеры, сжалились и на просьбу Людмилы Александровны их отпустили, чтобы мать смогла покормить сына у племянницы, которая живет недалеко. Но мама с сыном, обессилевшие в результате массированного прессинга, тогда еще не поняли, что правоохренители уготовили им западню. Как только они вышли из больницы, милиционеры их перехватили и заставили сесть к ним в машину.

Работники ОБНОН, – те же, что были в больнице у мальчика, – не представившись, не показав удостоверения (они были в гражданской одежде), сказали, что они «просто Андрей» и «просто Игорь». Позже отец Родиона выяснил, что это были Андрей Канивцов и Игорь Асафат.

Работники милиции заявили, что пока Родион не даст показаний, его не отпустят. Слова мальчика о том, что он сам изготовил наркотическое зелье, их не устраивали. Назвать своего товарища Родион не мог, считая, что это было бы предательством, поэтому он, напуганный, угнетенный действиями работников ОБНОН, назвал первое пришедшее на ум имя – Антон. Он также согласился показать то место, где растет конопля. Милиционеры потребовали, чтобы мама написала заявление на «Антона», которого она, естественно, не знала.

На мальчика все это время оказывалось психологическое давление. Ему угрожали, что опозорят его на все село, что он должен забыть об учебе, его поставят на учет как наркомана и на все «учеты», какие только есть в милиции.

Прежде, чем выехать из города, милиционеры заменили на своих «Жигулях» номерные знаки с синих милицейских на обычные, гражданские.

Мать с сыном возили в милицейской машине до 18.00. Все это время их «прессовали» в том же духе, угрожали матери, что ее посадят в тюрьму. Им не разрешили ни есть, ни пить. Мама, сельская женщина, привыкшая трудиться от рассвета до заката, никогда не сталкивалась с подобным беспределом, тем более, со стороны милиции. Ее фактически сломали, и она, как в тумане, воспринимала все происходящее с ее сыном и с ней.

К тому оврагу, где растет конопля (его знают все местные, здесь пасутся привязанные коровы), приехали две машины: «Жигули» с Родионом, его мамой, милиционерами Андреем и Игорем, к которым подсадили одного понятого и джип, в котором сидели следователь и еще несколько работников милиции. Отец Родиона, не подозревая, с кем имеет дело, даже дал денег на заправку «Жигулей», как просили милиционеры!

Возле ставка, где Родион употреблял наркотик, следователь потребовала, чтобы он взял какую-то пластиковую бутылку, а затем указал рукой на конопляное поле, и сделала два фотоснимка. Позже к этому месту приехали работники Шевченковского райотдела. По их разговору Людмила Александровна поняла, что это территория относится к Шевченковскому району.

Работники Купянского ОБНОНа так рьяно «разыскивали» место произрастания дурмана, что это конопляное поле до сих пор так никто и не скосил! Там все осталось так, как было.

Все это время Родион очень плохо себя чувствовал, к тому же был подавлен психически. Людмила Александровна и ее 16-летний сын, не спавшие сутки, в жутком психологическом напряжении, уже почти ничего не понимали, что с ними происходит. Вызвать адвоката им так и не разрешили. Милиционеры, увидев, что мать и сын доведены «до кондиции», отпустили их, наконец, домой.

Но в покое не оставили.

К ним домой стали наезжать все те же работники ОБНОН – «просто Андрей и Игорь» и снова допрашивали Родиона. Представителя криминальной милиции по делам детей с ними так ни разу и не было. 12 июня «просто Андрей и Игорь», приехав в очередной раз, потребовали, чтобы мать бросала все дела и с сыном срочно, к 16.00, прибыла в горотдел милиции. Якобы для того, чтобы подписать какие-то бумаги, которые они должны отвезти в Харьков. При этом никакой повестки им не вручили.

Как только мать с сыном приехали на такси в милицию, их сразу же повел в свой кабинет начальник ОБНОН, который на просьбу Людмилы Александровны представиться, отрекомендовался – «просто Денис». Это был Денис Яценко.

В кабинете этого «просто Дениса» уже находились «просто Игорь» и «просто Андрей», которые сразу же перешли к тактике запугивания. Главный борец с «наркоманами» тоже стал кричать, оскорблять, запугивать Родиона в том же духе, что и его подчиненные. Видимо, эти методы давления здесь отработаны до совершенства.

Когда мальчика вывели из кабинета начальника ОБНОНа, Яценко, оставшись наедине с матерью Родиона, сказал, что для того, чтобы «замять» это дело, нужно заплатить – 15 тысяч гривен. Когда женщина ответила, что такой суммой не располагает, надо звонить мужу, а на счету ее телефона нет денег, начальник ОБНОН предложил позвонить мужу с мобильного телефона сына. Когда Людмила Александровна зашла в соседний кабинет, где находился Родион, и попросила позвонить мужу без присутствия сына, выйти из кабинета ей не дали.

Она уже не могла сдерживаться, звонила мужу и рыдала, а сын все это время смотрел на нее и был на грани шока, кусал пальцы рук. Мальчишка был буквально сломлен. После этого у матери сдали нервы и она решила: будь что будет. Взяла сына за руку и направилась на выход из кабинета. Удерживать их милиционеры не могли, но Яценко вслед им крикнул, чтобы они приехали завтра, то есть 13 июня. (Алчность зашкаливала – он уже мысленно держал в руках эти 15 тысяч!).

По дороге домой Родион сказал, что он продаст мопед, телефон и компьютер, чтобы найти деньги. Мама успокаивала сына, просила не волноваться и убеждала, что все будет хорошо. Дома Родион еще помог отцу застлать доски, на которые надо выгрузить сено. Он поставил чайник, как просила мама, чтобы всем вместе выпить кофе. Чайник закипел, а Родиона нигде нет. Родители сразу же всполошились: сын никогда не уходил без спроса, а сейчас он в таком состоянии…

Георгий, отец Родиона сразу же позвонил в милицию и сообщил, что мальчик пропал. Его искали всем селом, но поиски не дали результатов. На третий день Георгий написал заявление в милицию об исчезновении сына. Он также указал, что с них вымогали деньги, а ребенок мог сбежать из-за угроз милиции. В горотделе к Георгию подошел начальник ОБНОН Денис Яценко и заявил, что ему ничего не будет, и что тот может писать на него заявление хоть в СБУ.

В этот же день к ним домой приехали «просто Андрей» и «просто Игорь», а также работник КМДД Сиганцова О.Н. Они снова стали угрожать, что все село узнает, кто такой Родион и все в том же духе. Но тревога за сына так поглотила мать, что все угрозы этих оборотней она уже не воспринимала. И, наконец, парировала, что им самим надо узнать у жителей села, кем на самом деле является Родион, и выгнала их вон.

Поиски мальчика не прекращались. А в это время его отец ездил по гадалкам, ясновидящим, экстрасенсам, священнослужителям. Все ему говорили, что сын жив. Эти шарлатаны попросту вытягивали деньги у убитого горем мужчины.

4 июля домой к родителям Родиона приехали работники милиции и показали фотографию найденного трупа. В морге отец по приметам на останках трупа узнал своего сына. Вы бы видели этого человека, когда он об этом рассказывал!

Начальник милиции Долженко А.Н., к которому приехал Георгий, стал перед ним извиняться и пообещал, что выгонит тех работников милиции, по вине которых ребенок покончил жизнь самоубийством. Они, дескать, стояли перед ним на коленях. Даже при таких трагических обстоятельствах начальник Купянской милиции, мягко говоря, лукавил: ОБНОН вообще собираются выводить со штата гор- и райотделов милиции.

Этих нелюдей нужно не выгонять или сокращать, а судить по всей строгости закона. Они – хуже, чем преступники! Эти трое – Андрей Канивцов, Игорь Асафат, а также их начальник Денис Яценко – совершили дикое преступление: довели ребенка до самоубийства. Ведь они же видели, что мальчик хороший, что никакой он не наркоман…

Наркоман бы их послал куда подальше, да и что с него возьмешь? А у этого пацана родители с деньгами: не зря же они ездили к нему домой и видели, что семья зажиточная, есть большое хозяйство, во дворе стоит КАМАЗ, значит, их можно «прессануть» и выкачать деньги. Какой ценой?!

Эти изверги, уже после того, как пропал Родион, пытались свернуть вину на родителей: мол, сын боялся отца, поэтому сбежал и повесился. Эти инсинуации из арсенала вышибал в погонах не выдерживают никакой критики. Заметая следы, они потребовали дать им на проверку телефон мальчика. Когда вернули его маме, она увидела, что, начиная с июня, в телефоне были удалены все звонки…

Горе родителей передать словами невозможно. Отец вспоминал, что Радик всегда помогал по хозяйству, он очень любил маму, всегда старался сэкономить деньги и ей сделать сюрприз, что-то подарить. На столе у мальчика лежит последняя книга, которую он читал – «Три товарища» Ремарка. В ней осталась закладка… Милицейские садисты, повинные в его смерти, наверняка и автора такого не знают.

Какие у Родиона были большие и планы, мечты, светлые перспективы, сколько добрых дел и пользы обществу он мог бы принести… Но этого мальчика на Земле больше нет. Он даже паспорт не успел получить…

Девочке, с которой он дружил, обреченный мальчишка написал в sms-ке, что он ее не достоин…

Отец вспоминал, что Родион написал в сочинении «Щастя – це момент». Для родителей одним моментом оказались 16 лет и 2 месяца, прожитых их сыном.

Вся школа, учителя, односельчане тяжело перенесли эту трагедию. Менты-оборотни хотели, чтобы узнало все село?! Оно узнало… Как, после всего случившегося люди будут относиться к милиции?! Девочки из школы плакали: «А как же 1 сентября будет без Радика?!» Он действительно был для всех «Радик-радость»! Некоторые выпускники не смогли здесь больше оставаться и решили уйти со школы.

Директор школы, Оксана Владимировна, рассказывала, что Родион был честным, справедливым, был идеалистом, для него было недопустимым кого-то подвести…

Сына родителям, брата сестре не вернешь. Но они будут добиваться, чтобы зло было наказано. Родители Родиона написали заявление в Харьковскую областную прокуратуру, в котором изложили все вышеизложенные обстоятельства. Старшим следователем первого следственного отдела прокуратуры Харьковской области Кривоносовым Е.А. составлен протокол потерпевшей – Людмилы Александровны Денисенко. Материалы досудебного расследования внесены в Единый реестр от 9 июля 2015 года по признакам уголовного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 365 УК Украины (превышение власти или служебных полномочий, если они сопровождались насилием, применением оружия или болезненными и унижающими личное достоинство, действиями). Санкция этой статьи предусматривает лишение свободы на срок от 3-х до 8-и лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3-х лет.

Журналисты не имеют полномочий влиять на ход расследования, но высказывать свою точку зрения им закон позволяет. Она состоит в следующем: трое сотрудников Купянского ОБНОН не только превысили свои служебные полномочия, но и фактически довели несовершеннолетнего до самоубийства. А это уже ч. 3 статьи 120 Уголовного кодекса Украины: «Доведение личности до самоубийства, являющееся следствием жестокого с ней обращения, шантажа, принуждения к противоправным действиям или систематического унижения ее человеческого достоинства, совершенные в отношении несовершеннолетнего». Эта статья предусматривает лишение свободы на срок от 7-и до 10-и лет. Такое наказание было бы более справедливым.

Методы, которыми «просто Денис, просто Андрей и просто Игорь» выбивают из задержанных «дополнительный заработок» – это не простая случайность. Это система работы в Купянском горотделе милиции. Исключения, конечно, есть. Есть честные, порядочные работники внутренних дел, преданные своему делу офицеры. Но из-за этой компании вымогателей, которую впору назвать преступной группировкой, пятно несмываемого позора легло на весь горотдел. Потому что именно сотрудники Купянской милиции повинны в трагической смерти ребенка.

Самой негативной оценки заслуживает вся криминальная милиция по делам детей Купянского ГО. Когда в апреле директор школы пригласила на общешкольное собрание представителей правоохранительных органов для проведения профилактической беседы, то прибыли работник СБУ, врач (рассказал о первой медицинской помощи), а из милиции так никого и не прислали; все были заняты. Разве профилактика правонарушений среди несовершеннолетних не является их первоочередной задачей?!

Расследование по этому резонансному делу продолжается. Родители Родиона убиты горем, время не лечит. Жизнь для них закончилась…

Ольга Ивлева, газета «Наш город»

дивись також:
Купянская милиция – по звонку неизвестно кого
Из огня – в полымя
Захисника Вітчизни – за ґрати

коментарі

новий коментар