пошук  
версія для друку
14.08.2015 | Инна Сухорукова

Прекратите преследования добровольцев!

   

Мы уже писали про позорное для нашего государства дело Юрия Гукова, который обвиняется  военной прокуратурой по ч.3 статье 187 – в разбое, совершенном по предварительному сговору. Следствие ведет военная прокуратура Кривого Рога, Юрий с конца июня находился под стражей в Криворожском СИЗО №3.

Мы уже писали о том, что судья Печерского суда Оксана Царевич, печально известная преследованием майдановцев, за 3 минуты, не вникая в суть дела, избрала для Юрия меру пресечения – содержание под стражей в СИЗО. То, что Юрий никаким образом не участвовал ни в избиении потерпевшего, ни в хищении ноутбука, фотокамеры и мобильного телефона, не заинтересовало судью. Напомним, что по приказанию командира батальона «Айдар» Мельничука, трое айдаровцев, среди которых был и Юрий, должны были задержать и доставить в батальон сепаратиста, который, по сведениям айдаровцев, избил юношу с украинской символикой. Когда, исполняя приказ, айдаровцы пришли в дом потерпевшего, он оказал им сопротивление. В доме оказались жена потерпевшего и маленький ребенок. Жена начала кричать и звать на помощь. Тогда Юрий Гуков, который все время простоял у входа в квартиру, предложил коллегам оставить потерпевшего и уйти. Только в машине он узнал, что один из айдаровцев взял с собой из квартиры ноутбук, фотокамеру и мобильный телефон, но отнюдь не с целью обогащения, а как носители информации.

Все это происходило 2 июня 2014 года, когда только добровольческие батальоны спасали страну от незаконных вооруженных формирований и российских войск. Обращаться в описанном мною случае в милицию не имело смысла, потому что милиция почти в полном составе перешла на сторону сепаратистов. Да и вообще украинские законы на оккупированных территориях не действовали.

Только через год выяснилось, что против айдаровцев было возбуждено уголовное дело, и Юрий и его коллеги находятся в розыске. Но никто его не искал, хотя найти его было крайне просто, да он и не думал скрываться.

Из-за конфликта с комбатом «Айдара» Мельничуком, возникшим из-за того, что по его приказу избивали военнопленного сепаратиста и не оказывали ему медицинскую помощь, Юрий был сначала арестован в батальоне, а потом вынужден уйти из «Айдара». Жил в Харькове, работал в Харьковской правозащитной группе журналистом. Постоянно ездил в Донбасс с миссиями, участвовал в освобождении пленных. И вот такого человека, активного участника Киевского майдана, патриота Украины, засадили за решетку по нелепому обвинению. Адвокаты ХПГ подали апелляцию в Киевский апелляционный суд, оспаривая решение Царевич.

И тут начались новые мытарства. Полтора месяца Апелляционный суд Киева не мог рассмотреть дело, так как этому всячески препятствовала военная прокуратура. Первый раз Апелляционному суду не удалось провести слушание, т.к. прокуратура не предоставила дело. Суд был перенесен. В следующий раз прокуратура не обеспечила видеоконференцию с СИЗО. Криворожский военный прокурор пообещал суду в следующий раз доставить Юрия Гукова в суд, и суд снова перенесли. Но и в следующий раз Юрий не был доставлен в суд. Прокурор объяснил это тем, что этап из Кривого Рога в Киев длится не менее двух недель с остановкой в Днепропетровске. Как будто он этого не знал, обещая на предыдущем заседании доставить Юрия в суд за 6 дней! Суд был снова перенесен – на 30 июля: на этот раз судьи потребовали от прокуратуры обеспечить видеоконференцию. Наконец, в четвертый раз, видеоконференция была обеспечена, но в деле не оказалось документа о продлении сроков уголовного производства: оно закончилось 6 мая.

Суд был вновь перенесен. И только 5 августа Апелляционный суд Киева (председательствующий – Вячеслав Дзюбин, судьи – Денис Мосенко, Дмитрий Сокуренко) заслушав стороны обвинения и защиты (интересы Юрия представляла в Апелляционном суде Виктория Дейнека), вынес решение об изменении меры пресечения. Юрий Гуков был отпущен из-под стражи на поруки Евгению Захарову, директору Харьковской правозащитной группы. Однако между четвертым и пятым заседаниями прокуратура Кривого Рога обратилась в Центрально-городской районный суд Кривого Рога с ходатайством о продлении меры пресечения, срок действия которой заканчивалось 7 августа. В Кривом Рогу суд отказался передать Юрия на поруки и продлил ему меру пресечения на неделю.

Однако после решения Апелляционного суда г. Киева от 5 августа Юрия должны были немедленно отпустить. Не тут-то было. Заседание апелляционного суда в Киеве закончилось в 18 часов вечера, когда канцелярия уже не работала, и полное решение должно было быть готово только 7 августа. Гукова могли выпустить на основании результативной части судебного решения, зачитанного 5 августа, но представители пенитенциарной службы потребовали полное решение с номером в судебном реестре. А чтобы доставить его в Кривой Рог даже машиной, нужен день. Тогда 6 августа адвокат Юрия Марина Захарова обратилась в Терновский районный суд, территориально относящийся к СИЗО, с заявлением по статье 206 УПК о том, что Юрий незаконно содержится под стражей с момента вынесения решения о замене меры пресечения Апелляционным судом г. Киева. И судья Юрий Мельник постановил немедленно освободить Юрия Гукова. Он вышел на свободу около 20.00 6 августа.

Теперь Юрий должен находиться по месту жительства в Харькове. Апелляционный суд учел не только то, что Юрий не собирается скрываться от следствия, но и что на его содержании находятся трое маленьких детей, которые в данный момент находятся на оккупированной территории. Мы уже писали о том, что жена Гукова Анна была пресс-секретарем одного из лидеров сепаратистов Мозгового и была расстреляна вместе с ним сепаратистами. Дети остались без матери и без отца. Теперь, после освобождения, Юрий сможет забрать их с оккупированной территории.

Но это только наша первая маленькая победа. Главные бои с прокуратурой еще впереди. Ведь они и не думают закрывать это дело или хотя бы изменить квалификацию, продолжают настаивать, что это был именно разбой.

Возникает вопрос: почему наше государство борется не с сепаратистами и преступниками на Донбассе, а с патриотами, добровольцами, которые отстояли Украину тогда, когда армия практически еще не существовала. Добровольческие отряды не дали сепаратистам и российским войскам захватить еще больше территории, а, возможно, и области.

Никто не отрицает, что в некоторых батальонах были люди, которые творили беззаконие. Они грабили, пытали и убивали так же, как это делали сепаратисты. И против них естественно возбудить уголовные дела. Но почему «под раздачу» попадают такие, как Юрий Гуков? Наверное, потому, что прокуратура ничуть не изменилась со времен Януковича. Никаких реформ, никаких изменений в ее работе нет и пока не предвидится. И потому возникают такие дела, как дело Кравчука и Кузьменко, которых обвиняют по ст. 296 ч.4 и ст. 263 ч.1 (Хулиганские действия с оружием и незаконное хранение оружия), хотя оба они – добровольцы батальона «Донбасс» – не применяли оружие. А конфликт, во время которого из задержала милиция, спровоцировал житель Лисичанска, местный антимайдановец. Хотя во время конфликта они выполняли приказ командира батальона «Донбасс»: перевозили гуманитарную помощь. Свидетели подтверждают, что во время конфликта оружия в руках у Кравчука и Кузьменко не было. Но суд оставил добровольцев под стражей. Они провели в Старобельском СИЗО уже 10 месяцев. Потом Лисичанский суд приговорил Егора Кравчука к 4 годам лишения свободы с испытательным сроком 2 года. А Руслана Кузьменко – к 5 годам лишения свободы  с испытательным сроком 3 года. А что с сепаратистом, который спровоцировал конфликт? А ничего.

Также Лисичанский городской суд приговорил к 7 годам лишения свободы Святослава Максимова – добровольца батальона «Луганск-1». Хотя он, находясь при исполнении служебных обязанностей, пытался остановить для проверки автомобиль. Водитель не выполнил приказа остановиться и попытался уехать. Максимов выстрелил в воздух, потом в автомобиль. Водитель погиб. Однако и здесь речь идет о войне, где добровольцы выполняли приказ.

И совсем жуткая история Леонида Алпатова, участника Майдана, который за свою про-украинскую позицию попал в плен к сепаратистам и его пытали боевики в подвалах Луганского СБУ. Его удалось освободить (родители выкупили Алпатова). После этого он вступил в батальон «Луганск-1» и воевал в батальоне до своего ареста.

10 октября 2014 года Алпатов не при исполнении служебных обязанностей вошел в кафе «Шале» в Северодонецке. Там он увидел группу сепаратистов и в одном из них узнал того, кто пытал его в Луганском СБУ. Алпатов подошел к нему и потребовал представиться. В ответ сепаратист стал угрожать Алпатову, и тот, чтобы предупредить действия своего палача, выстрелил из травматического пистолета в пол. Приехавшая милиция задержала Алпатова, а не его палача, и теперь ему выдвинули обвинение по статье 296 ч.4 ККУ. Следствие заявило, что он якобы использовал боевое табельное оружие – пистолет ПМП, а не травматический пистолет, из которого действительно был сделан выстрел. Алпатов сидел в Старобельском СИЗО полгода. За это время состоялось пять судебных заседаний, и суд не выпустил Алпатова под залог.

28.05.2015 состоялся суд в Старобельске. Алпатова признали виновным и назначили наказание в виде 4 лет лишения свободы с отсрочкой отбывания наказания на 2 года.

Так против кого воюет наше замечательное государство и кто в такой ситуации будет его защищать?

Я считаю, что все эти дела являются настоящей изменой родине. Я считаю, что депутаты на первом же пленарном заседании парламента должны поднять этот вопрос и остановить беспредел и травлю добровольцев. 

 

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори