пошук  
версія для друку
19.08.2015 | Юрий Гуков

"...Его пример – другим наука..."

   

… с чувством глубочайшей благодарности всем…


Сегодня уже 10 дней, как меня освободили из Криворожского СИЗО. Я полностью социализировался, вышел на работу, и, кажется, втянулся в тот ритм, которым жил до изоляции…

Сразу же хочу еще раз поблагодарить всех, кто так или иначе принял участие в моей судьбе! Я горячо благодарен Евгению Захарову, за оптимизм и веру! Всем коллегам из ХПГ – за активную поддержку!
Благодарю Сергея Медведева, с которым был на первом суде 25 июня, за своевременно поданную апелляцию.
Огромное спасибо Виктории Дейнеке за сопровождение апелляции и активную позицию защиты.
Марине Захаровой большущее спасибо за поддержку и сопровождение по Кривому Рогу.
Хочу поблагодарить Геннадия Токарева, за жесткую позицию в коммуникациях с прокуратурой и следствием.
Огромная благодарность и признательность коллегам из ХПГ – Наталье Охотниковой, Инне Захаровой и всем-всем-всем!
Коллегам-журналистам – Татьяне Заровной, Борису Иванову, Андрею Дихтяренко, Сергею Сакадынскому, Ирине Коростылевой, Ларисе Крупининой, Марине Воротынцевой, Игорю Бурдыге, Никите Пидгоре, Константину Ильченко, Виктории Крят, и всем-всем, кого я мог не упомянуть – большущее спасибо за помощь. Также выражаю признательность Игорю Чудовскому, Виссариону Асееву, Олегу Веремеенко, майору Петровичу, Игорю Орлу, Людмиле Соколенко, Николаю Козыреву, Людмиле Подольской, Сергею Чубу, Тане Глебовой, Юрию Петрушевскому, Татьяне Фруктовой, Ольге Скрипник, Виктории Ясинской… Ну, и отдельное спасибище – Яночке Смелянской! Простите, если кого-то не упомянул…

И немного о сути произошедшего… После публикации Г.Москалем «списка преступлений «Айдара» я обещал сообществу объяснить мое нахождение в этом списке. Тогда не успел, исправляюсь. Буду вынужден сделать это деликатно, ибо решением Апелляционного суда г. Киева, на меня в рамках меры пресечения «взятие на поруки» наложен ряд ограничений, и нарушать их я не имею ни права, ни желания.
Тогда, в мае прошлого года, я был вынужден покинуть свой дом, семью, и уйти защищать свою Родину – Украину и Донбасс – от невесть откуда появившихся сторонников русского мира. Мы тогда были одними из первых добровольцев. Никто из нас не умел воевать, но все мы имели огромное желание силовым методом подавить в зародыше зарождавшуюся угрозу. Законные механизмы не работали – милиция предпочитала наблюдать за происходящим со стороны, не вмешиваясь; ВСУ не могло идти на открытый конфликт с местными гражданскими; Киев не спешил что-либо предпринимать, в надежде на «само уляжется», однако призывал патриотов «встать на защиту Родины». И как мы должны были ее защищать? «Айдар» в начале лета 2014-го сумел силовыми методами сломать нарастающее в северной части Луганской области среди местного населения движение в поддержку ЛНР. Хорошо это или плохо? «Айдар» сумел остановить расползание оружие среди сторонников ополчения на севере Луганщины. Все депутаты ЛНР, приходившие в самом начале троллить айдаровцев прямо в расположение батальона, очень скоро были вынуждены переехать к «своим» в Луганск. Контроль над территориями северной Луганщины остался за Украиной.
Хотя бы за это можно уважать «Айдар»? Да, биография самого батальона, как и биография ее командира, покрыты не только славой и доблестью. Однако есть ли сегодня право у тех, кто занял уютные должности во власти после победы Майдана, упрекать солдат революции в нарушении правил ведения войны? Тем более, что таких правил год назад еще даже не существовало. Если все добробаты были вынуждены выживать самостоятельно, без оглядки на Киев (спасибо волонтерам); все решения принимать исходя из оперативной обстановки, особо не прислушиваясь к командам Генштаба; бойцы не желали думать о том, что их действия по отношению к идеологическому противнику могут быть квалифицированы как преступление по УК Украины спустя некоторое время. Все эти задержания, аресты, доставки, отжимы, силовые акции, открытое давление на сотрудников МВД, СБУ, региональных прокуратур, сейчас может восприниматься неоднозначно. Но тогда находило живейший отклик и поддержку в рядах патриотов. И являлось единственным жизнеспособным механизмом осуществления мероприятий по защите конституционного строя на Луганщине.
Да, были и ошибки, были и проколы. Но ведь это же война! Ее называют АТО только с экранов телевизоров, да и то только потому, что юристы рекомендуют…
Я не стану вдаваться в детализацию того, что произошло с нашей группой 1 июня 2014-го в пгт.Троицкое. Скажу только, что наши действия не были и не могли быть «преступным сговором с целью грабежа». Да, один участник группы забрал из квартиры потерпевшего средства связи. Ничего ценного у потерпевшего мы не требовали и не забирали, несмотря на то, что он достаточно обеспеченный человек. Если бы военпрокурор был настроен на объективное проведение расследования, то замечу, что материалов следствия уже достаточно для того, чтобы максимально точно определить действия нашей группы. Попытка незаконного задержания, превышение полномочий, в конце концов, самоуправство – это более реалистичная оценка наших действий, и с ней, может быть, и следовало бы сегодня согласиться. А мотивировки прокуроров о том, что изменять меру пресечения с содержания под стражей на более мягкую не рекомендуется, потому как экс-бойцы прошли в батальоне спецподготовку, а поэтому могут быть опасны (!!!) для социума – вообще выносит мозг!
… За год с момента инкриминируемого нам инцидента до настоящего времени, я, находясь в розыске, зарегистрировался как переселенец в Харькове по месту реального проживания, не менее 30 раз съездил в Луганскую и Донецкую область (ненавижу термин «АТО»), освобождал наших пацанов, налаживал переговорные линии с ЛНР, проехал больше сотни блок-постов, регулярно контактировал с МО, МВД, СБУ… Я уж было начал подумывать, что тот инцидент остался в далеком прошлом и больше никогда не проявится… 23 июня пошел в Харьковское ГУ МВД с заявлением о факте расстрела моей официальной супруги и матери трех наших детей Анны Самелюк 29 спецназом МВД РФ из Уфы. Где меня после проверки моих данных и задержали. Ну, а дальше вы все и так знаете, и, наверное, даже лучше меня.
Следствие продолжается. Харьковская правозащитная группа намерена бороться за справедливое расследование и рассмотрение в суде. Я никуда не уезжаю, не скрываюсь, работаю там же… Только пока стал более осторожен в оценке окружающих событий.
Глядя изнутри, как работает система прокуратуры, следственные органы, пенитенциарная служба, и особенно суды – понимаю, что мы еще ни на миллиметр не продвинулись в вопросе реформирования этих органов. Все еще впереди!

Еще раз всем огромное спасибо.

 

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори