увійти | реєстрація | забув пароль
сьогодні 01.10.2016 04:30
(за Київським часом)

навігатор

Kharkiv Human Rights Group Social Networking



Безоружные перед правом

03.09.15 | Ксения Кутовая

Вернувшись домой, многие защитники Родины оказываются не готовыми к противостоянию с чиновничьей машиной. Чтобы добиться обещанных государством привилегий, льгот и выплат, бойцам на гражданке приходится преодолевать немало трудностей.

Земля – только под индивидуальную застройку

Парамедик Александр Калий, который демобилизовался в марте этого года, а затем спустя месяц снова вернулся на фронт, мечтает переехать в квартиру или домик. Сейчас семья бойца, в которой подрастают три дочки мал мала меньше (старшая в этом году идет в 1 класс), ютится в крошечной гостинке.

Александру и его побратимам, как и положено по закону, предложили землю под застройку. Вот только эти участки находятся либо в области, где нет никаких коммуникаций – ни электричества, ни газа, ни дорог, либо в Харькове, но рядом с коксохимическим заводом.

– Это не лучшее место, чтобы растить детей, – вздыхает участник АТО. – К тому же у нас нет денег, чтобы самостоятельно построить жилье. Выбить ссудуна эти цели очень сложно: закон приняли, а механизм получения денег не налажен.

Чтобы решить вопрос финансами, демобилизованные харьковчане думали объединиться в ОСМД (Объединение совладельцев многоквартирного дома) и договориться с кем-то из застройщиков, чтобы фирма построила на выделенной нам земле многоквартирные дом. Часть квартир в нем получили бы бойцы, а часть – строительное предприятие.

– Но чиновники предупредили, что если мы так сделаем, то город заберет землю. Оказывается, участок выделяется только под индивидуальное строительство. В итоге, получается замкнутый круг и с землей, и с жильем, –говорит Александр Калий.

Добились выделения участков в Чугуевском и Дергачевском районах

Без профессиональной юридической помощи разрешить эту проблему Александр пока не может.Впрочем, не он один.

– Мы сопровождаем дело против Харьковского горсовета, который отказался выделять земельный участок военнослужащему, который хоть и живет в столице Слобожанщины, но у него до сих пор крымская прописка, – рассказал руководитель Чугуевской правозащитной группы Роман Лихачев.– После аннексии полуострова он не остался служить России и уехал в Украину. Несмотря на то, что в законе написано, что гражданин страны может получить землю под застройку в любой точке Украины, чиновники отказали. Оказалось, что Харьковский и Чугуевский горсоветы приняли положение, согласно которому выделяют участки только лишь зарегистрированным гражданам.

Если земельный участок свободный, то местные власти не имеют права отказывать, в свою очередь отмечает руководитель юридического направления «Центра по оказанию юридической и психологической помощи бойцам АТО, демобилизованным и их семьям» Иван Чайка.

– В основном военные хотят получить землю там, гдепроживают. Интерес к участкам в Харькове связан с тем, что в области очень вяло развиваются другие города, вся деловая активность сосредоточена в столице Слобожанщины, – объяснил юрист.

По его словам, в центр за помощью и консультацией по поводу земли обратились 40 участников боевых действий. После вмешательства правозащитников воины АТО получили под застройку 18 разрешений в Харьковской области, больше всего – в Чугуевском и Дергачевском районах. Всего в Государственное агентство земельных ресурсов Украины от участников боевых действий из нашего регионапоступило 154 заявки. Причем 150 обратившимся уже выдели более 280 га земли.

Родители отказались от бойца из-за политических взглядов

Юристы отмечают: земельный вопрос актуален для многих, но чаще приходится буквально выбивать законные статусы участников боевых действий.

– Есть у нас дело военнослужащего из 92-ой бригады, который воевал в Счастье и Трехизбенке Луганской области. Его просто вывели за штат – и сейчас он вообще без денег остался. Кроме того, военнослужащему до сих пор не дали статус участника боевых действий, – подчеркнул Лихачев.

А воинам 128-й бригады, которая стояла под Дебальцево,так и не выплатили денежное вознаграждение за каждый боевой день. Не хотят власти признавать и то, что бойцы участвовали в боевых действиях. Хотя ребята практически две недели были в окружении, – отметил правозащитник.

– Я часто езжу в зону АТО, на передовую к военнослужащим. Сейчас у них основная проблема – это демобилизация, которая началась с июля и завершится в конце сентября, – поясняет Роман Лихачев.

Кстати, возвращаясь с фронта, военнослужащие часто сталкиваются с тем, что работодатель их уже уволил, хотя вакансию должны были сохранять за призывниками, – сообщил Лихачев. Поэтому помогая бойцам АТО, правозащитники сотрудничают с Центром занятости, благотворительными фондами и компаниями, готовыми принимать на работу участников боевых действий. Причем подчас юристам приходится искать выход из совершенно тупиковых ситуаций.

– К нам обратился военнослужащий, который год защищал страну от российского агрессора, – рассказывает Иван Чайка. – Родители парня поддерживают сторону России и политику Кремля, и они отказались от сына, поэтому бойцу некуда было возвращаться с фронта, нужно было срочно искать работу и помочь деньгами. В то время мы как раз сотрудничали с IT-компанией, которая согласились его принять на бесплатное обучение.

В тему:

За фронтовые сувениры – под суд, за пьянку – на гауптвахту

Нередки случаи, когда военнослужащим нужна помощь в судах по уголовным делам. Возвращаясь домой, и рядовые, и офицеры нередко прихватывают «сувениры на память» – гранаты, патроны, иногда оружие. Вещи воинов осматривают правоохранители, и, если находят фронтовую заначку, открывают уголовное производство. Другая беда, куда более масштабная, – это пьянки в армии.

– В Чугуевский гарнизон регулярно приезжают бойцы на ротацию и переподготовку и каждый день у нас задерживают военнослужащих за пьянство и нарушение гражданского порядка. Кроме ареста так называемым «аватарам» грозит штраф от 1200 до 3000 гривен и от 3 до 5 дней гауптвахты. В Чугуеве помещение для содержания под арестом военнослужащих самое большое в Украине – на 170 человек. Кстати, после ужесточения наказаний пьяных вояк стало намного меньше, – подчеркивает Лихачев.

Ксения Кутовая, газета «Харьковская неделя»

коментарі

новий коментар