пошук  
версія для друку
Діяльність › Cудова практика
25.09.2015 | Янина Смелянская

Справедливый суд в Украине есть! +

   

Кто бы и что бы не говорил, каких бы «понятий» не придерживался, а мечта у любого человека, попавшего в места не столь отдаленные, одна – быстрее освободиться.

Одни самостоятельно прикладывают для этого определенные усилия, другие надеются на родственников, друзей и адвокатов, третьи, делая вид, что им все безразлично, мечтают, чтобы произошло что-то такое, что позволило бы им освободиться, сохранив при этом «лицо», – мол, я не просил, а меня вот взяли и выкинули из мест лишения свободы.

Надо сказать, что украинское законодательство предусматривает такое освобождение, которое называется условно-досрочным (УДО). Но вот вопрос о том, как часто возможно в условиях ну абсолютно незаангажированных судов и следственных органов выйти по УДО - остается открытым. По устоявшейся в местах лишения свободы традиции достаточно часто должностные лица, в чьем ведении находятся вопросы УДО, не находят оснований для освобождения, а наоборот, под любым предлогом оставляют заключенного отбывать весь срок наказания. Поэтому зачастую освобождение по УДО в нашей стране представляет непростую задачу.

История Виктора Михайленко одна из тех, о которых есть смысл рассказать. Свой срок Виктор отбывал в Темновской исправительной колонии Харьковской области № 100. Все время в заключении Виктор Михайленко, несмотря на множество серьезных хронических заболеваний и плохое состояние здоровья, исправно работал. Ведь перспектива УДО является для осужденного наиболее действенным стимулом позитивного поведения и ударного труда в местах лишения свободы. По всем формальным показателям Михайленко попадал под УДО: у него не было взысканий за весь период его нахождения в колонии, и даже было два поощрения за добросовестный труд на производстве. К тому же Виктор - верующий человек, регулярно посещает церковь. Однако, руководство колонии и Харьковский районный суд имели иную точку зрения на этот счет. Они, как показывает практика, не слишком – то и торопятся отпускать на свободу осужденных. Сначала комиссия колонии отказалась заменить Виктору лишение свободы более мягким наказанием, мотивируя это тем,

что он «не стал на путь исправления», и эта избитая фраза в последующем использовалась администрацией колонии во всех последующих юридических процедурах.

Потом руководство колонии, приняло решение не подавать представление в суд об условно-досрочном его освобождении (УДО) от отбывания наказания.

Отбыв большую часть наказания, зная свои права и понимая, что имеет право претендовать на УДО, Виктор Михайленко решил не сдаваться и дойти до конца в вопросе отстаивании своих законных прав. Он обратился в Харьковский районный суд Харьковской области с ходатайством об УДО, но 18 июня 2015 года суд отказал ему в удовлетворении ходатайства, при этом на основании информации из колонии, установив, что Виктор «без заинтересованности» относится к реализации программы «Дифференцированное воздействие» (т.е. ежедневно посещая молитвы, по мнению администрации, он делает это «незаинтересованно»?!).

Еще более удивительным является та представленная колонией в суд информация, что Виктор «не стремится к усовершенствованию имеющихся профессионально-технических навыков», хотя в период отбывания наказания именно в этой колонии он прошел полугодичное профессионально-техническое обучение и овладел профессией фрезеровщика.

Следует отметить то, что в соответствии со статьей 81 Уголовного кодекса УДО может быть применено, если осужденный добросовестным поведением осужденного и отношением к труду доказал свое исправление. И при этом администрация колонии в своей характеристике не обмолвилась и словом о привлечении Михайленко к общественно-полезному труду на производстве, а суд первой инстанции, соответственно, вообще не исследовал эти обстоятельства, которые являются обязательными для исследования для подобной категории дел.

Адвокат Харьковской правозащитной группы Геннадий Токарев подготовил апелляционную жалобу и подал ее, обратившись в апелляционный суд Харьковской области.

24 сентября 2015 года коллегия судей, в составе: Гришин Петр Владимирович, Щебетун Людмила Николаевна и Глинин Борис Викторович, нашла основания для применения осужденному Михайленко Виктору Викторовичу условно досрочного освобождения на основании статьи 81 Уголовно–криминального кодекса Украины. Стремясь всесторонне установить обстоятельства дела, суд сделал срочный запрос в колонию относительно привлечения Виктора Михайленко к работам на производстве, на который пришел ответ, подтвердивший его слова о том, что он действительно работает в промышленной зоне колонии. В свою очередь, Евангельская церковь города Полтавы дала исключительно положительную характеристику Виктору, как смиренному христианину, принимающему активное участие в работе церкви (а это и есть программа дифференцированного воспитательного воздействия «Духовное возрождение», указанное в характеристике колонии.

Несмотря на наличие неопровержимых доказательств исправления Виктора, который, оставлял работу на производстве только на время, когда находился на стационарном лечении в больницах пенитенциарной системы, поддерживает родственные отношения с женой, матерью и другими близкими, является отцом двух детей 5 и 3 лет, которых привозили к нему на свидание, прокурор (из жалости к такому малодушию мы не будем называть фамилию) занимал привычную для обвинителя позицию – «осужденный не стал на путь исправления». А как же принцип индивидуализации наказания, ведь Виктор не совершал насильственных преступлений? А как не учесть то, что человека ждут двое маленьких детей? В конце концов, как удалось прокурору оставить без внимания тот факт, что администрация колонии дала неправдивые сведения в суд первой инстанции о том, что Михайленко не повышал свой профессионально технический уровень, без заинтересованности относится к реализации программы «Духовное возрождение», скрыла тот факт, что он работал на производстве, а законную жену Михайленко в характеристиках в его личном деле называла «сожительницей»?

К чести уважаемых судей, они сделали все необходимое для устранения неполноты судебного разбирательства в суде первой инстанции, повторно исследовали обстоятельства, которые не были исследованы или неполно исследованы им, приняли во внимание, в том числе примерно-образцовое поведение Михайленко в колонии на протяжении всего периода отбывания наказания, пришли к убеждению о неправильности решения Харьковского районного суда и отменили его.

Этот пример четкого профессионального подхода к выполнению важнейшей функции государства – отправлению правосудия-, результаты которого в глазах простых людей всегда ассоциируются с понятием справедливости, может служить образцом для всех служителей Фемиды.

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори