увійти | реєстрація | забув пароль
сьогодні 27.09.2016 03:10
(за Київським часом)

навігатор

Kharkiv Human Rights Group Social Networking



Пытки и другие жестокие, бесчеловечные или унижающие достоинство виды обращения и наказания

05.10.15

United Nations

Генеральная Ассамблея

Расп.: Общее 5 августа 2011

Оригинал: English

Шестьдесят шестая сессия

Пункт 69 (b) предварительной повестки дня*

Продвижение и защита прав человека: вопросы по правам человека, включающие альтернативные подходы в деле содействия эффективному осуществлению прав человека и основных свобод

Пытки и другие жестокие, бесчеловечные или унижающие достоинство виды обращения и наказания

Замечание Генерального Секретаря

Генеральный Секретарь имеет честь предоставить Генеральной Ассамблее промежуточный доклад, подготовленный Специальным Докладчиком Совета по Правам Человека по вопросу о пытках и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видах обращения или наказания, Хуана Э. Мендеса, в соответствии с резолюцией Генеральной Ассамблеи 65/205.

Промежуточный доклад Специального Докладчика Совета по Правам Человека по вопросу о пытках или других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видах обращения или наказания

Изложение

В настоящем докладе, представленном в соответствии с резолюцией Генеральной Ассамблеи 65/205, Специальный Докладчик рассматривает вопросы, вызывающие особую озабоченность, и недавние события в контексте его мандата.

Специальный Докладчик обращает внимание Генеральной Ассамблеи на его оценку того, что одиночное заключение практикуется в большинстве государств. Он считает, что там, где физические условия и тюремный режим одиночного заключения причиняют тяжёлую умственную или физическую боль или страдания при использовании в качестве наказания, во время досудебного содержания под стражей, на длительное или неопределённое время, по отношению к несовершеннолетним или лицам с психическими расстройствами, оно может расцениваться, как жестокое, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение или наказание, и даже как пытки. Кроме того, использование одиночного заключения повышает риск того, что пытки и другие виды жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания останутся незамеченными и неоспоренными.

В докладе подчёркивается ряд общих принципов, помогающих направить государства на путь переоценки и минимизации, а также, в некоторых случаях, и отказа от использования практики одиночного заключения. Эта практика должна использоваться только в исключительных обстоятельствах, в качестве последнего средства, на как можно меньшее время. Также подчёркивается необходимость минимальных процессуальных мер безопасности, внутренних и внешних, способных гарантировать, что со всеми лицами, лишёнными свободы, обращаются гуманно, с уважением к достоинству, присущему человеческой личности.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                             11-44570 

                                                     A/66/268

Содержание

I.

II.

III.

Стр.

Вступление . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .           4

Деятельность, связанная с мандатом . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .    4

Одиночное заключение. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .      7

A.     Обзор работы, проделанной в рамках мандата . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .            7

B.      История и текущая практика одиночного заключения. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .           7

C.      Определение. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .     8

D.      Правовые рамки. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .            9

E.      Обоснование государств по использованию одиночного заключения . . . .. . . . . . . . . . .              12

F.      Условия одиночного заключения . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .             14

G.      Одиночное заключение на продолжительное или неопределённое время . . . . . . . . . .                   16

H.      Психологические и физиологические эффекты одиночного заключения . . . . . . . . . . . . .             17

I.       Скрытые последствия одиночного заключения. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .                 18

J.       Уязвимые лица . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .                          18

K.      Когда одиночное заключение приравнивается к пыткам и другим видам жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения или наказания. . . . . . . . . .                                                         19

IV.      Выводы и рекомендации . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .                            21

Приложение

Последствия одиночного заключения . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 26

11-44570                                                                                                                                                                                                   A/66/268

I. Вступление

1. Настоящий доклад, представленный в соответствии с пунктом 39 резолюции Генеральной Ассамблеи 65/205, является тринадцатым, представленным Генеральной Ассамблее Специальным Докладчиком по вопросу о пытках и другом жестоком, бесчеловечном или унижающем достоинство обращении или наказании. Это первый доклад, представленный текущим мандатарием.

2. Специальный Докладчик хотел бы обратить внимание на его доклад Совету по Правам Человека (A/HRC/16/52), в котором он изложил своё видение, методы работы и приоритеты для своей работы в качестве Специального Докладчика.

II. Деятельность, связанная с мандатом

3. Ниже приводится краткая информация о деятельности, осуществляемой Специальным Докладчиком в соответствии с мандатом после представления его доклада Совету по Правам Человека (A/HRC/16/52 и Add.1-6).

Сообщения, касающиеся нарушений прав человека

4. В период с 1 декабря 2010 года по 1 июля 2011 года он послал 20 писем с утверждениями о пытках 18 правительствам, и 95 срочных обращений от имени лиц, которые могли подвергаться риску пыток или других форм жестокого обращения 48 правительствам. В этот же период были получены 82 ответа.

Визиты в страны

5. Что касается миссий по установлению фактов, ожидаемый визит в Кыргызстан в мае 2011 года был отложен по просьбе правительства, в связи с текущими политическими событиями. В письме от 28 июля 2011 года правительство Кыргызской республики предложило посетить страну во второй половине августа 2011 года. Специальный Докладчик приветствует это приглашение; однако, из-за сжатых сроков он обсуждает возможные даты с правительством во время представления настоящего доклада. Он принял приглашение от правительства Ирака посетить страну в октябре 2011 года. Он также был приглашён посетить Бахрейн и в данный момент обсуждает дату с правительством. В дополнение к ожидающим запросам на посещение стран (см. A/HRC/16/52, пункт 6) Специальный Докладчик попросил о визите в Марокко по отношению к Западной Сахаре.

6. Специальный Докладчик совершил визит в Тунис с 15 до 22 мая 2011 года. Он поделился своими предварительными выводами с временным правительством и сделал заявление для прессы 22 мая, выражающее его признательность правительству за полное сотрудничество с ним. Он отметил, что правительство приняло ряд позитивных шагов в направлении обеспечения подотчётности и долгосрочных реформ. Однако он считает, что «выжидательная позиция» в преддверии выборов в Учредительное Собрание может препятствовать возможности совершения смелых и агрессивных шагов в восстановлении справедливости для прошлых и недавних нарушений. Специальный Докладчик подчеркнул, что должны быть обеспечены быстрые, эффективные и независимые уголовные расследования против предполагаемых виновников в пытках и жестоком обращении, а также должны быть запущены административные программы и услуги по возмещению ущерба для жертв прошлых и недавних нарушений. Доклад о миссии в Тунисе будет представлен Совету по Правам Человека на его девятнадцатой сессии в марте 2012 года.

11-44570 

A/66/268

Ключевые заявления для прессы

7. Специальный Докладчик сделал следующие заявления для прессы (многие из них были совместными заявлениями с другими обладателями мандатов):

• 31 декабря 2010 года — выразил серьёзную обеспокоенность тем, что случаи насильственного или недобровольного исчезновения, произвольного задержания, внесудебных, суммарных или произвольных казней могли произойти или всё ещё происходят в Кот-Д’Ивуаре в связи с президентскими выборами.

• 14 января 2011 года — призвал правительство Туниса контролировать использование силы против мирных демонстраций после того, как был официально подтверждён как минимум 21 смертельный исход.

• 3 февраля 2011 года — заявление об общественных беспорядках в Белоруссии, Египте и Тунисе, и предполагаемом применении пыток или жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения в связи с подавлением мирных демонстраций.

• 17 февраля — призвал переходное правительство в Египте начать независимое расследование по вопросу нарушений прав человека во время революции в этой стране, с полномочиями передавать имена и доказательства для обвинения в соответствующие органы.

• 18 февраля — призвал правительства Бахрейна и Ливийской Арабской Джамахирии обеспечить право на мирный протест и немедленно прекратить использование чрезмерной и смертельной силы.

• 22 февраля — заявление о ситуации правозащитников, выражающее серьёзную озабоченность по поводу грубых нарушений прав человека, которые имели место в Ливийской Арабской Джамахирии.

• 3 марта 2011 года — осудил насильственный разгон демонстрантов в Йемене и настоятельно призвал правительство остановить чрезмерное использование силы в качестве средства для прекращения продолжительных протестов.

• 22 марта — выразил озабоченность по поводу учащения случаев серьёзных нарушений прав человека в столице Бахрейна.

•  1 апреля 2011 года — выразил озабоченность по поводу серьёзных нарушений прав человека в Кот-Д’Ивуаре, в том числе насильственных исчезновений, внесудебных казней, убийств и калечения детей и сексуального насилия, что могло приравниваться к международным преступлениям и выразил полную поддержку Специального Докладчика и других обладателей мандатов Резолюции Совета Безопасности 1975 (2011).

• 11 апреля и 12 июля — выразил недовольство тем, что несмотря на его неоднократные просьбы о посещении рядового первого класса Брэдли Э. Меннинга, правительство Соединённых Штатов Америки не предоставило ему неконтролируемый доступ к заключённому. Вопрос свободного доступа выходит за рамки этого слушания и затрагивает то, сможет ли Специальный Докладчик проводить частные и неконтролируемые беседы с заключёнными, если он посетит Соединённые Штаты.

• 15 апреля — осудил рост количества погибших и жестокое подавление сопротивления мирных демонстрантов, журналистов и правозащитников в Сирийской Арабской Республике, несмотря на обещания правительства ввести реформы и консультации для завершения 48-летнего чрезвычайного положения.

11-44570                                                                                                         

A/66/268

• 1 июля 2011 года — призвал правительство Соединённых Штатов остановить запланированную казнь Умберто Леаль Гарсиа в Техасе.

Основные аспекты ключевых презентаций/консультаций/учебных курсов

8. С 8 по 9 февраля 2011 года Специальный Докладчик принял участие в заседании под эгидой Международной Амнистии в Лондоне для обсуждения «Разработки Наилучшей Международной Практики и Расследования Пыток». Он также выступил на заседании Всепартийной Парламентской Группы по вопросу Чрезвычайной Передачи.

9. 22 февраля он выступил с заявлением на тему «Международной базы и механизмов для документирования условий содержания под стражей, пыток и жестокого обращения» в Американской Академии Судебной Медицины на её 63-ей ежегодной встрече.

10. 28 февраля он встретился с высокопоставленными должностными лицами из Государственного Департамента и Департамента Обороны Соединённых Штатов Америки в Вашингтоне, округ Колумбия, и снова с Департаментом Обороны 22 апреля для обсуждения вопросов, представляющих взаимный интерес.

11. С 6 по 10 марта 2011 года Специальный Докладчик пребывал в Женеве для участия в шестнадцатой сессии Совета по Правам Человека, и встретился с послами Ирака, Кыргызстана, Мексики, Таиланда и Соединённых Штатов. Он также встретился со всеми региональными группами Совета, за исключением Африканской Группы, встреча с которой, к сожалению, не могла быть запланирована.

12. 16 и 17 марта в Вашингтоне, округ Колумбия, он участвовал во встрече с председателем Комитета Против Пыток, заместителем председателя Подкомитета по Предупреждению Пыток и Других Видов Жестокого, Бесчеловечного или Унижающего Достоинство Обращения или Наказания, Докладчиком по Правам Лиц, Лишённых Свободы Межамериканской комиссии по Правам Человека, представителем Европейского Комитета по предупреждению пыток и Специальным Докладчиком по вопросу задержанных лиц Африканской Комиссии по Правам Человека и Народов. Встреча была организована совместно Вашингтонским Юридическим Колледжем Американского Университета и Ассоциацией по Предупреждению Пыток для обсуждения путей укрепления рабочих отношений этих механизмов.

13.С 18 по 20 марта Специальный Докладчик выступил с двумя докладами на годовой Общей Встрече и пятидесятой годовщине Секции Amnesty International Соединённых Штатов в Сан-Франциско

14.1 июня 2011 года он был основным докладчиком на мероприятии в Вашингтоне, округ Колумбия, организованном несколькими религиозными группами и названном «Подотчётность Сегодня: Предотвращение Пыток Завтра».

15. C 15 по 17 июня Специальный Докладчик провёл, при поддержке правительства Нидерландов, региональную консультацию по вопросу о пытках для Америки в Сантьяго, Чили. Региональная консультация была организована в партнёрстве с Ассоциацией по предупреждению пыток, Centro de Estudios Legales y Sociales, Corporaciòn Humanas — Centro Regional de Derechos Humanos y Justicia de Gènero and Conectas Direitos Humanos, и давала возможность правительствам, национальным учреждениям и организациям гражданского общества из 12 стран обсудить последующие меры в связи с рекомендациями визитов в страны, а также укрепить местные и региональные механизмы защиты против пыток и жестокого обращения.

 11-44570 

A/66/268

                    16. 20 июня он встретился с Генеральным Директором по внешней политике Министерства Иностранных Дел в Чили, Сантьяго.

17.      С 27 июня по 1 июля Специальный Докладчик принял участие в восемнадцатой ежегодной встрече Специальных Докладчиков в Женеве. Он также встретился с представителями правительств Ирака, Кыргызстана, Нидерландов, Российской Федерации, Туниса и Соединённых Штатов Америки.

18.      7 июля 2011 года он встретился в Бразилии с Министром по Правам Человека в правительстве Бразилии.

III. Одиночное заключение

A.    Обзор работы, проведенной в рамках мандата

19. В своём первом докладе в качестве Специального Докладчика (A/HRC/16/52, пункт 70), он признал, что «вопрос о том, является ли....длительное одиночное заключение» само по себе «жестоким, бесчеловечным или унижающим достоинство обращением или наказанием, породил много дискуссий в Совете по правам человека», и счёл, что «международное сообщество в целом значительно выиграет от бесстрастного и рационального обсуждения вопросов»

20. Специальный Докладчик получил жалобы, что одиночное заключение используется в некоторых странах в контексте административного задержания для обеспечения национальной безопасности или в качестве метода для борьбы с организованной преступностью, а также в иммиграционном заключении. Он предпринял это исследование, так как он нашёл, что практика одиночного заключения имеет глобальный характер и является предметом широко распространённого злоупотребления. В частности, социальная изоляция и сенсорная депривация, которую накладывают некоторые государства, в некоторых обстоятельствах равносильна жестокому и унижающему достоинство обращению, и даже пыткам.

21.Предшественники Специального Докладчика отметили, что длительное одиночное заключение может само по себе составлять запрещённое жестокое обращение или пытки (E/CN.4/1999/61, пункт 394, и E/CN.4/2003/68, пункт 26 (m)).

22. Заявление Стамбула об Использовании и Последствиях одиночного заключения было присоединено к промежуточному докладу бывшего Специального Докладчика Генеральной Ассамблеи в 2008 году (A/63/175, приложение). В докладе делается вывод, что «продолжительная изоляция заключённых может приравниваться к унижающему достоинство обращению или наказанию, а в некоторых случаях может приравниваться к пыткам. ... [П]рименение одиночного заключения должно быть сведено к минимуму, использовано только в исключительных случаях, на как можно более короткое время, и только в качестве последнего средства. Независимо от конкретных обстоятельств его использования, требуются усилия, чтобы повысить уровень социальных контактов для заключённых: контакт заключённого с тюремным персоналом, открытие доступа к социальной деятельности с другими заключёнными, разрешение большего количества посещений и обеспечение доступа к услугам в области психического здоровья» (A/63/175, пункты 77 и 83).

B.    История и текущая практика одиночного заключения

23. История применения одиночного заключения к задержанным была хорошо задокументирована. Практика может быть отслежена до 1820 года в Соединённых ШтатахАмерики, где считалось, что изоляция заключённых будет способствовать их реабилитации. Согласно этой модели заключённые проводили весь день в одиночестве, в основном внутри своих камер, в том числе для работы, для размышлений о своих прегрешениях без негативного внешнего воздействия. Начиная с 1830-х годов, эту практику переняли европейские и южноамериканские страны (A/63/175, пункт 81). Следует признать, что 200 лет назад эта модель являлась социально и морально прогрессивным способом решения проблемы наказаний, так как она акцентировалась на реабилитации и пыталась заменить собой смертную казнь, ампутацию конечностей и другие наказания, превалирующие в то время.

11-44570                                                                                                                                                                                                   A/66/268

24. Государства по всему миру продолжают широко использовать одиночное заключение (см. A/63/175, пункт 78). В некоторых странах, в тюрьмах максимального уровня безопасности, использование одиночного заключения в качестве нормальной, а не «исключительной» практики для заключённых считается проблематичным. В США, например, считается, что от 20000 до 25000 лиц содержатся в изоляции.1 Другим примером является широкое использование одиночного заключения в отношении досудебного содержания под стражей, которое в течение многих лет является неотъемлемой частью скандинавской тюремной практики.2 Некоторые виды изоляции от других заключённых используются практически везде в качестве наказания за нарушение тюремной дисциплины. Многие государства в настоящее время используют одиночное заключение более часто и на более длительные временные промежутки. Например, в Бразилии, Закон 10792 от 2003 года, о внесении изменений в существующий «Закон о Пенитенциарном Наказании», показывает «дифференцированный» дисциплинарный режим в отдельной камере на срок до 360 дней без предрассудков насчёт расширения аналогичного срока за новые преступления, и до одной шестой части тюремного срока. В 2010 году провинция Буэнос-Айрес в Аргентине ввела в своих тюрьмах Программу Предупреждения Жестокого Поведения, состоящую из изоляции в течение как минимум девяти месяцев (первые три месяца в полной изоляции) – срок, который, в соответствии с тюремными наблюдателями, часто продлевается.

C.    Определение

25. Не существует универсального согласованного определения одиночного заключения. Заявление Стамбула по использованию и последствиям одиночного заключения определяет одиночное заключение, как физическую изоляцию лиц, которые находятся в своих камерах от 22 до 24 часов в сутки. Во многих юрисдикциях заключённым, содержащимся в одиночном заключении, позволяется покидать камеры на час в сутки для одиночной прогулки. Серьёзные контакты с другими людьми, как правило, сводятся к минимуму. Снижение стимулов является не только количественным, но и качественным. Имеющиеся стимулы и периодические социальные контакты редко выбираются свободно, как правило, являются однообразными и не содержащими сочувствия.

26. Одиночное заключение также известно, как «сегрегация», «изоляция», 3 «разделение», «заточение», 4 «блокирование», «Супермакс», «дыра» или «Блок Безопасного содержания» (ББС)5 но все эти термины могут включать различные факторы. Для целей настоящего доклада, Специальный Докладчик определяет одиночное заключение как физическую и социальную изоляцию людей, которые заключены в своих камерах от 22 до 24 часов в сутки. Особо озаботило Специального Докладчика длительное одиночное заключение, которое он определяет как любой период одиночного заключения свыше 15 суток. Он осознаёт произвольный характер усилий для установления момента времени, когда уже вредный режим становится длительным, и следовательно, недопустимо болезненным. Он приходит к выводу, что 15 суток – это граница между «одиночным заключением» и «длительным одиночным заключением», потому что к тому моменту, по данным изученной литературы, некоторые из вредных психологических эффектов изоляции могут стать необратимыми.

D.    Правовые рамки

27. Международные и региональные органы по правам человека приняли различные подходы к решению основополагающих условий социальной и физической изоляции заключённых, и к вопросу, составляет ли такая практика пытки или жестокое, бесчеловечное или унижающее человеческое достоинство обращение или наказание. Например, в то время, как Европейский Суд по Правам Человека регулярно сталкивался с режимами одиночного заключения, Комитет по Правам Человека Организации Объединённых Наций и Межамериканский Суд по Правам Человека наиболее широко занимались связанным явлением содержания под стражей без права переписки. Для целей данного доклада Специальный Докладчик подчеркнёт работу универсальных и региональных органов по правам человека только в отношении одиночного заключения.

1.     Международный уровень

Генеральная Ассамблея

28. В 1990 году Генеральная Ассамблея приняла резолюцию 45/111, Основные Принципы Обращения с Заключёнными. В Принципе 7 говорится, что усилия по отмене одиночного заключения в качестве наказания или по ограничению его использования должны быть предприняты и поощрены.

29. В том же году Генеральная Ассамблея приняла резолюцию 45/113, Правила Организации Объединённых Наций по защите несовершеннолетних, лишённых свободы. В пункте 67 Ассамблея утверждает, что «все дисциплинарные меры, представляющие собой жестокое, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение, должны быть строго запрещены, в том числе … одиночное заключение или любое другое наказание, которое может нанести ущерб физическому или психическому здоровью несовершеннолетнего.

Договорные органы Организации Объединённых Наций

30. Комитет по Правам Человека в пункте 6 его замечаний Общего Порядка №20 отметил, что длительное одиночное заключение задержанного или находящегося в тюремном заключении лица может приравниваться к актам, запрещённым Статьёй Международного Пакта о Гражданских и Политических правах.7 В своих заключительных замечаниях по Руанде Комитет по Правам Человека рекомендовал, что «Сторона государства должна положить конец приговорам к одиночному заключению…» (CCPR/C/RWA/CO/3, пункт 14).

31. Комитет против пыток признал вредные физические и психические последствия длительного одиночного заключения и выразил озабоченность по поводу его использования, в том числе в качестве превентивной меры во время досудебного содержания под стражей, а также в качестве дисциплинарной меры. Комитет рекомендовал, что от использования одиночного заключения стоит отказаться, в частности, во время досудебного содержания под стражей, или хотя бы что оно должно строго и конкретно регулироваться законом (максимальная продолжительность и т.д.), осуществляться под судебным надзором и применяться только в исключительных обстоятельствах, например, когда существует угроза безопасности людей или имущества (A/63/175, пункт 80). Комитет рекомендовал, что лица в возрасте до 18 лет, не должны подвергаться одиночному заключению (CAT/C/MAC/CO/4, пункт 8).

32. Подкомитет по предупреждению пыток и других видов жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания отметил, что длительное одиночное заключение может приравниваться к актам пыток и других видов жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения или наказания и рекомендовал, что одиночное заключение не должно применяться к несовершеннолетним или умственно отсталым (CAT/OP/PRY/1, пункт 185). Подкомитет также рекомендовал, что медицинский сотрудник должен посещать заключённых, находящихся в одиночном заключении, каждый день, с учётом того, что такие посещения должны быть в интересах здоровья заключённого. Кроме того, заключённые, содержащиеся в одиночной камере в течение более чем 12 часов, должны иметь доступ к свежему воздуху в течение не менее часа каждый день (CAT/OP/PRY/1, пункт 184). С учётом состояния одиночных камер Подкомитет отметил, что кровати и надлежащие матрасы должны быть доступны всем заключённым, в том числе тем, которые находятся в одиночном заключении (CAT/OP/HND/1, пункт 227 (a), и CAT/OP/PRY/1, пункт 280).

33. Комитет по правам ребёнка в своих Замечаниях Общего Порядка №10 (2007) подчеркнул, что «дисциплинарные меры в нарушение статьи 37 [Конвенции по Правам Ребёнка] должны быть строго запрещены, в том числе … строгое или одиночное заключение или любой другой вид наказания, способный причинить вред физическому или психическому здоровью или благополучию соответствующего ребёнка» (CRC/C/GC/10, пункт 89). Более того, Комитет призвал государства-участников запретить и отказаться от применения одиночного заключения в отношении детей (CRC/C/15/Add.151, пункт 41; CRC/C/15/Add.220, пункт 45 (d); и CRC/C/15/Add.232, пункт 36 (a)).

2.     Региональный уровень

Европейский Суд по Правам Человека

34. В своей оценке случаев одиночного заключения Европейский Суд по Правам Человека обсуждает обоснование, данное государством для применения социальной и физической изоляции. Суд установил нарушение статьи 3 Европейской Конвенции по Правам Человека в тех случаях, когда государства не обеспечивают основанное на соображениях безопасности оправдание применения одиночного заключения.8 Суд постановил, что в условиях длительного одиночного заключения оправдание одиночному заключению должно быть объяснено лично заключённому, и оно должно становиться «всё более подробным и убедительным» с течением времени.9

35. Благодаря своей юриспруденции Европейский Суд по Правам Человека подчёркивает, что должны иметь место некоторые процессуальные гарантии во время введения одиночного заключения, например, мониторинг физического благосостояния заключённого, 9 в особенности в тех случаях, когда человек не находится в добром здравии, 10 и обеспечение доступа к судебному пересмотру.11

36.Уровень изоляции, применённой к человеку, имеет большое значение для Европейского Суда по Правам Человека во время оценки того, являются ли случаи физической и психической изоляции пытками или жестоким, бесчеловечным и унижающим достоинство обращением или наказанием. Длительный абсолютный запрет посещений от лиц из-за пределов тюрьмы причиняет страдания, «явно превосходящие неизбежный уровень, присущий заключению».12 Однако, там, где заключённый может встречать посетителей и писать письма, 13 имеет доступ к просмотру телепередач, книгам и газетам, и регулярный контакт с тюремным персоналом14 или к визитам от духовенства или адвокатов на регулярной основе, 15 изоляция является «частичной», и минимальный порог тяжести – который Европейский Суд по Правам Человека считает необходимым для установления нарушения Статьи 3 Европейской Конвенции по Правам Человека – не достигается. Тем не менее, Суд подчеркнул, что одиночное заключение, даже там, где изоляция является только частичной, не может быть применено к заключённому на неопределённый срок.16

Межамериканская система по правам человека

37.  Юриспруденция по вопросам одиночного заключения в рамках Межамериканской системы по правам человека, является более убедительной, чем в рассмотренных выше органах. С первых своих решений Межамериканский суд по правам человека установил, что определённые элементы тюремного режима и определённые физические тюремные условия сами по себе составляют жестокое и бесчеловечное обращение, и, следовательно, нарушают Статью 5 Американской Конвенции по Правам Человека, в которой признаётся право на неприкосновенность личности. Например, Суд постановил, что «продолжительная изоляция и лишение общения сами по себе составляют жестокое и бесчеловечное обращение, вредное для психологической и моральной неприкосновенности личности, и нарушением права любого задержанного на уважение присущего ему, как человеческой личности, достоинства».17 Суд дополнительно рассмотрел физические условия содержания под стражей, утверждая, что «изоляция в маленькой камере, без вентиляции или естественного света, ... [и] с ограничением права на посещение ..., является одним из видов жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения”.18

38. Суд также признал, что одиночное заключение приводит к психологическому и физическому страданию, которое может способствовать обращению, являющемуся пытками. По крайней мере в одном случае Суд определил, что физические условия одиночного заключения, в том числе «маленькая камера без вентиляции или естественного освещения» и тюремный режим, при котором задержанный «проводит в камере 23 с половиной часа в день ..., [и] и ему позволяют встретиться с родственниками только раз в месяц, но не допускают физический контакт с ними», в сочетании с другими формами физической и психологической агрессии, в сумме может составлять физические и психологические пытки.19

39. В своём анализе одиночного заключения Суд отметил, что даже при применении в исключительных обстоятельствах должны присутствовать процессуальные гарантии. Например, «государство обязано обеспечить задержанному возможность пользоваться минимальными и не допускающими отступлений гарантиями, установленными в               [Американской] Конвенции и, в частности, правом на сомнение в законности задержания и обеспечение доступа к эффективной защите во время его заключения».20  Точно так же, Межамериканская Комиссия по Правам Человека неоднократно заявляла, что все формы дисциплинарного воздействия, принятые в отношении задержанных лиц, должны согласовываться с нормой надлежащей законной процедуры и обеспечивать возможность для судебного рассмотрения.21

E.     Обоснование государств по использованию одиночного заключения

40. Обоснования, предоставляемые государствами для использования одиночного заключения, попадают в пять общих категорий:

(a)      Для наказания (как часть судебно вынесенного приговора или как часть дисциплинарного режима);

(b)      Для защиты уязвимых лиц;

(c)      Для облегчения тюремного управления отдельными лицами;

(d)      Для защиты или продвижения национальной безопасности;

(e)      Для облегчения предварительного или досудебного следствия.

41.     Введение одиночного заключения в качестве части судебно вынесенного приговора часто возникает в условиях особо вопиющих преступлений или преступлений против государства.2 Например, в некоторых центральноевропейских государствах лица, осуждённые и приговоренные к смертной казни и пожизненному заключению, отбывают наказание в одиночных камерах (A/64/215, пункт 53). В других государствах, например, в Монголии, смертный приговор может быть заменен на пожизненное заключение в одиночной камере (E/CN.4/2006/6/Add.4, пункт 47). Использование одиночного заключения в качестве дисциплинарной меры в тюрьмах также хорошо задокументировано, и скорее всего является наиболее распространённым обоснованием для использования одиночного заключения в качестве меры наказания.22 Дисциплинарные меры обычно применяются после нарушения тюремных правил. Например, в Нигерии задержанных наказывают одиночным заключением на срок до трёх суток за дисциплинарные нарушения (A/HRC/7/3/Add.4, дополнение I, пункт 113). Точно так же, в тюрьме Абепура в Индонезии одиночное заключение на срок до восьми суток используется в качестве дисциплинарной меры для лиц, которые нарушают тюремные правила (A/HRC/7/3/Add.7, дополнение I, пункт 37).

42.  Одиночное заключение также используется для того, чтобы отделить уязвимых лиц, в том числе несовершеннолетних, лиц с ограниченными возможностями, а также лесбиянок, гомосексуалистов, бисексуалов и транссексуалов от остальных, для их собственной защиты. Они могут быть помещены в одиночную камеру по своему усмотрению или по усмотрению сотрудников тюрем.23

43.  Государственные чиновники также используют одиночное заключение в качестве инструмента для управления определёнными заключёнными. Лица, определённые, как опасные, например, члены банд, или обладающие высоким риском побега, могут быть помещены в одиночную камеру.23 Аналогично, людям с высоким риском получения ранения, таким, как сексуальные преступники, информаторы и бывшие сотрудники исправительных или правоохранительных органов, часто разрешают или советуют выбрать добровольное одиночное заключение для защиты их от сокамерников.24 Заключённые также могут быть подвержены какой-либо форме одиночного заключения в интересах тюремного командования до, во время или после транспортировки в камеры и места содержания под стражей и обратно.25 В то время, как продолжительность одиночного заключения, используемого в качестве инструмента управления, может значительно варьироваться, следует отметить, что мотивация для её введения носит скорее прагматичный, чем карательный характер.

44. Лица, определённые как подозреваемые в терроризме или представляющие угрозу национальной безопасности, тоже часто подвергаются одиночному заключению. Например, в экваториальной Гвинее отделение тюрьмы Блэк Бич, состоящее из одиночных камер, используется для одиночного содержания заключённых с высоким уровнем безопасности (A/HRC/13/39/Add.4, дополнение I). Одиночное заключение может также использоваться в качестве принудительной техники допроса и часто является неотъемлемой частью насильственного исчезновения или содержания под стражей без права переписки (A/63/175, приложение). Как отмечено в рамках категории (a) в пункте 40 выше, национальная безопасность также служит в качестве основной причины для введения одиночного заключения в результате судебного приговора. Например, в Китае лицо, осуждённое за «незаконную поставку государственной тайны или информации лицам за пределами Китая», предположительно, содержалось в одиночной камере в течение двух лет из восьмилетнего приговора (E/CN.4/2006/6/ Add.6, дополнение 2, пункт 26).

45. Государства также используют одиночное заключение для изоляции лиц во время предварительного обвинения или досудебного содержания под стражей. В некоторых государствах, например, в Дании, содержание лиц в одиночном заключении является обычным средством досудебного содержания под стражей (A/63/175, пункт 78 (i)). Цели использования одиночного заключения во время предварительного обвинения и досудебного содержания под стражей широко варьируются и включают предотвращения смешивания заключённых для избегания деморализации и сговора, и для оказания давления на задержанных с целью побуждения к сотрудничеству или получения признания.26

F.    Условия одиночного заключения

46. Администрация тюрем и условия, в которых содержатся заключённые, регулируется тюремными правилами и национальными законами, а также международным законом в области прав человека. Основные нормы, которые являются обязательными в силу того, что основаны на договоре или являются частью обычного международного права, дополняются и интерпретируются с помощью Минимальных Стандартных Правил Обращения с Заключёнными Организации Объединённых Наций, принятых Экономическим и Социальным Советом в 1957 году. Не являясь непосредственно обязательными, Минимальные Стандартные Правила широко принимаются в качестве универсальной нормы для гуманного обращения с заключёнными.

47.      Конкретные условия, в которых заключённые находятся во время одиночного заключения, варьируются в разных учреждениях и юрисдикциях. Однако, в большинстве случаев имеется ряд общих физических и нефизических условий (или тюремный режим).

1.     Физические условия

48. Основными физическими условиями, имеющими отношение к одиночному заключению, являются размеры камеры, наличие окон и света, а также доступ к сантехнике для личной гигиены. На практике же одиночные камеры, как правило, имеют некоторые общие черты, в том числе: расположение в отдельной или отдалённой части тюрьмы; маленькие или частично закрытые окна; плохое качество воздуха; суровый вид и тусклые цвета; мебель из укреплённого картона или иных материалов, стойких ко внешним воздействиям, прикрученная к полу; а также мелкие и пустые клетки для прогулок или дворы (E/CN.4/2006/6/Add.3, пункт 47). В некоторых юрисдикциях заключённые в одиночных камерах содержатся со скованными ногами или подвержены иным физическим ограничениям (A/HRC/13/39/Add.4, пункт 76 (f)).

49.  Не существует универсального инструмента, способного определить минимальный приемлемый размер камеры, хотя внутренние и региональные юрисдикции иногда выносят решения по этому вопросу. По данным Европейского Суда по Правам Человека в деле Ramìrez Sanchez v. France, камера размером 6.84 квадратных метра являлась «достаточно большой» для одиночного размещения.27 Суд не уточнил, почему такие меры могут считаться надлежащими; Специальный Докладчик, при всём уважении, не согласен, особенно если одиночная камера должна также содержать, как минимум, туалет и приспособления для мытья, постельные принадлежности и письменный стол.

50.  Наличие окон и света также имеет решающее значение для надлежащего обращения с задержанными в одиночной камере. В соответствии с правилом 11 Минимальных Стандартных Правил Обращения с Заключёнными, должно быть достаточно света, чтобы задержанный мог работать или читать, и окна должны быть сконструированы таким образом, чтобы обеспечить приток воздуха при отсутствии искусственной вентиляции. Однако, практика государств показывает, что этот стандарт часто не выполняется. Например, в Грузии оконные проёмы в камерах одиночного заключения были оборудованы стальными листами, приваренными ко внешней решётке, что ограничивало свет и вентиляцию (E/CN.4/2006/6/Add.3, пункт 47). В Израиле одиночные камеры часто освещаются люминесцентными лампами в качестве единственного источника освещения, и не оборудованы источниками свежего воздуха.28

51.  Правила 12 и 13 Минимальных Стандартных Правил предусматривают, что места содержания под стражей должны обеспечивать надлежащие санитарные приспособления для обеспечения личной гигиены задержанного. Таким образом, камера, используемая для одиночного заключения, должна содержать уборную и раковину для умывания.29 В своём докладе о Греции в 2006 году Европейский Комитет по Предупреждению Пыток и Бесчеловечного или Унижающего Достоинство Обращения или Наказания отметил, что изоляционные камеры в тюрьме Комотино не отвечали необходимым минимальным стандартам санитарных приспособлений, так как задержанные были вынуждены использовать туалет в том числе в качестве умывальника.30 Другие факторы окружающей среды, такие, как температура, уровень шума, неприкосновенность частной жизни и наличие мягких материалов для мебели в камере, также могут быть вовлечены в обстановку камеры одиночного заключения.

2.     Тюремный режим

52. Основные аспекты тюремного режима, относящимися к оценке условий содержания в одиночном заключении, включают доступ к прогулкам и деятельности на свежем воздухе, доступ к значимым контактам с людьми в пределах тюрьмы и к контакту с внешним миром. В соответствии с Правилом 21 Минимальных Стандартных Правил Обращения с Заключёнными, каждому заключённому, не занятому работой на открытом воздухе, должен предоставляться как минимум один час подходящих физических упражнений на открытом воздухе, если погода позволяет. Точно так же, Европейский Комитет по Предупреждению Пыток подчёркивает, что всем заключённым, без исключения, должна быть предоставлена возможность воспользоваться одним часом физических упражнений на свежем воздухе в день.31 Однако, практика государств показывает, что эти стандарты не всегда соблюдаются. В Иордане, например, задержанному позволяли покидать его одиночную камеру только на час в неделю (A/HRC/4/33/Add.3, дополнение, пункт 21). В деле Poltrotsky v. Ukraine, Европейский Суд по Правам Человека признал, что отсутствие возможностей для прогулок, в сочетание с отсутствием доступа к естественному свету, представляет собой нарушение Статьи 3 Европейской Конвенции по Правам Человека.32

53. Доступ к значимым контактам с людьми в пределах тюрьмы и к контактам с внешним миром также важен для психологического здоровья заключённых, содержащихся в одиночном заключении, особенно тех, кто содержится в таких условиях в течение длительных периодов времени. В тюрьмах этот контакт может быть с работниками здравоохранения, тюремными надзирателями и другими заключёнными. Контакт с внешним миром может включать визиты, почтовую и телефонную связь с юрисконсультом, семьёй и друзьями, а также доступ к материалам для чтения, телевизору или радио. Статья 17 Международного Пакта о Гражданских и Политических Правах предоставляет заключённым право на семью и переписку. Кроме того, Минимальные Стандартные Правила Обращения с Заключёнными предусматривают различные внешние стимулы (статьи 21 об упражнениях и спорте; 37-39 о контактах с внешним миром; 40 о книгах; 41 и 42 о религии; 71-76 о работе; 77 и 78 об образовании и отдыхе; и 79-81 о социальных отношениях и опеке после освобождения).

3.     Социальная изоляция

54. Одиночное заключение сокращает значимые социальные контакты до минимума. Уровень социальной стимуляции в результате является недостаточным для того, чтобы лицо оставалось в нормальном состоянии психического здоровья.33

55. Исследования показывают, что люди, лишённые надлежащего уровня социальной стимуляции, вскоре становятся неспособны поддерживать адекватное состояние насторожённости и внимание к окружающей их среде. В действительности даже несколько дней одиночного заключения приведут к сдвигу в мозговой деятельности человека в ненормальную сторону, характеризующуюся ступором или бредом.34 Достижения в новых технологиях сделали возможным косвенное наблюдение и дали возможность держать лиц под пристальным наблюдением почти без вмешательства человека. Европейский Суд по Правам Человека признал, что «Полная сенсорная изоляция, в сочетании с полной социальной изоляцией, может разрушить личность человека и представляет собой форму бесчеловечного обращения, которое не может быть оправдано требованиями безопасности или любой другой причиной».35

56.      По данным Европейского Суда по Правам Человека, государства также должны принимать меры по снижению негативного воздействия одиночного заключения.36 Режим не может продолжаться, когда известны вредные эффекты, которые одиночное заключение оказывает на конкретного человека.37 Условия заключения имеют значение в этом отношении, так как в случаях, когда условия безупречны, Суд считает маловероятным, что минимальный порог тяжести для выявления нарушения статьи 3 может быть достигнут.38 Регулярные медицинские обследования могут быть фактором в определении отсутствия нарушения статьи 3.39

G.    Одиночное заключение на продолжительное или неопределённое время

57.      Случаи использования одиночного заключения на длительное или неопределённое время участились в различных юрисдикциях, особенно в контексте «войны с терроризмом» и «угрозы национальной безопасности». Лица, подвергшиеся любой из этих практик, находятся, в некотором смысле, в тюрьме внутри тюрьмы, и таким образом страдают от крайней формы тревоги и изоляции, явно заменяющей нормальное заключение. По причине своей изоляции, заключённые, содержащиеся в одиночном заключении длительное или неопределённое время, могут легко выскользнуть из поля зрения правосудия, и поэтому защита их прав зачастую затруднена даже в государствах, где действует сильная приверженность верховенству закона.40

58.      Когда государство не может выполнять Минимальные Стандартные Правила Обращения с Заключёнными в течение короткого периода времени в одиночном заключении, могут возникать некоторые споры о том, составляют ли побочные эффекты жестокое, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение или наказание, или пытки. Однако, чем больше продолжительность одиночного заключения или чем больше неопределённость в отношении продолжительности времени, тем больше риск серьёзного и непоправимого вреда заключённому, который может составлять жестокое, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение или наказание, и даже пытки.

59.      Чувство неуверенности при отсутствии информации о продолжительности одиночного заключения усугубляет боль и страдания людей, подвергающихся ему. В некоторых случаях люди могут содержаться под стражей неопределённо долго во время досудебного заключения, увеличивая риск других форм жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания (CAT/C/DNK/CO/5, пункт 14).

60.      Большинство исследований не указывает продолжительность времени, после которой одиночное заключение становится длительным. В то время, как этот термин может быть не определён, заключённые могут содержаться в одиночном заключении от нескольких недель до многих лет. Например, в Казахстане люди могут находиться в одиночном заключении более двух месяцев (A/HRC/13/39/Add.3, пункт 117). Некоторые заключённые находились в карцерах годами, без каких-либо обвинений и без суда, и в тайных центрах содержания, где изоляция используется в качестве неотъемлемой части проведения допроса.41 В совместном докладе о положении заключённых в заливе Гуантанамо эксперты обнаружили, что хотя максимальным допустимый срок составлял 30 суток в изоляции, некоторые задержанные были возвращены в изоляцию после коротких перерывов на срок до 18 месяцев (E/CN.4/2006/120, пункт 53).

61.      Не существует международный стандарт для максимальной допустимой общей продолжительности одиночного заключения. В деле A.B. v. Russia, Европейский Суд по Правам Человека постановил, что содержание лица в одиночной камере в течение трёх лет являлось нарушением Статьи 3 Европейской Конвенции по Правам Человека.42 Напротив, есть сообщение, что в Соединённых Штатах Америки двоих заключённых держали в одиночных камерах Луизианской тюрьмы в течение 40 лет после неудачной попытки судебного обжалования условий их содержания.43 Как разъясняется в пункте 26 выше, Специальный Докладчик считает, что одиночное заключение, превышающее длительностью 15 суток, должно считаться длительным.

H.    Психологические и физиологические эффекты одиночного заключения

62.      Негативные последствия для здоровья могут возникнуть уже после нескольких дней, проведенных в одиночной камере, и риск для здоровья растёт с каждым дополнительным днём, проведенным в таких условиях. Эксперты, исследовавшие влияние одиночного заключения, нашли три общих элемента, которые по своей сути присутствуют в одиночном заключении социальная изоляция, минимальные стимулы из окружающей среды и «минимальная возможность социального взаимодействия».44 Исследование также показывает, что одиночное заключение приводит к «психотическим расстройствам», синдрому, который описывается как «тюремный психоз».45      Симптомы могут включать беспокойство, депрессию, гнев, когнитивные нарушения, искажение восприятия, паранойю и психоз, а также членовредительство (см. приложение для всеобъемлющего списка симптомов)

63.      Некоторые люди испытывают дискретные симптомы, в то время, как другие испытывают «сильное обострение ранее существовавшего психического состояния, или появление психического заболевания, которое ранее не наблюдалось.46 Тем не менее, значительное число лиц будет испытывать серьёзные проблемы со здоровьем, независимо от конкретных условий, независимо от времени и места, и независимо от уже существующих личностных факторов.

I.    Скрытые последствия одиночного заключения

64.      Имеется нехватка исследований скрытых последствий одиночного заключения. В то время, как острые последствия одиночного заключения в целом прекращаются после окончания периода одиночного заключения, некоторые из негативных последствий для здоровья являются долгосрочным. Минимальная стимуляция во время одиночного заключения может привести к снижению активности мозга после семи дней. Одно исследование обнаружило, что «до семи дней, снижение [мозговой активности] обратимо, но при лишении на более длительное время оно может стать постоянным”.47

65.      Исследования показали существование продолжительного нарушения сна, депрессии, тревоги, фобий, эмоциональной зависимости, спутанности сознания, нарушения памяти и концентрации на долгий период после освобождения от изоляции. Кроме того, длительные изменения личности часто оставляют лиц, ранее содержавшихся в одиночной камере, социально обедневшими и отстранёнными, слегка обозлёнными и испуганными при принуждении к социальному контакту.48 Нетерпимость социального взаимодействия после периода одиночного заключения является препятствием, часто мешающим людям успешно приспосабливаться к продолжению жизни в более широком тюремном окружении и резко снижающим их способность к реинтеграции в общество после освобождения.49

J.    Уязвимые лица

1.     Несовершеннолетние

66.      Договорные органы Организации Объединённых Наций постоянно рекомендуют, что несовершеннолетние правонарушители, дети или малолетние, не должны подвергаться одиночному заключению (CAT/C/MAC/CO/4, пункт 8; CAT/OP/PRY/1, пункт 185; CRC/C/15/Add.151, пункт 41; и CRC/C/15/Add.232, пункт 36 (a)). Несовершеннолетние часто содержатся в одиночном заключении либо в качестве дисциплинарной меры, либо для отделения их от взрослых заключённых, так как международный закон о правах человека запрещает смешение несовершеннолетних и взрослых заключённых.50 К сожалению, одиночное заключение в качестве меры наказания несовершеннолетних задержанных распространено в таких странах, как Ямайка (A/HRC/16/52/Add.3, пункт 211), Парагвай (A/HRC/7/3/Add.3, дополнение I, пункт 46) и Папуа – Новая Гвинея (A/HRC/16/52/Add.5, дополнение). В связи с дисциплинарными мерами, отчёт показал, что одиночное заключение не снижает уровень насилия среди несовершеннолетних правонарушителей, содержащихся в молодёжных тюрьмах.51

2.     Лица с ограниченными возможностями

67.      Лица с ограниченными возможностями содержатся в одиночном заключении в некоторых юрисдикциях в качестве заменителя надлежащей медицинской или психиатрической помощи или в связи с отсутствием других жилищных вариантов. Эти люди не обязательно представляют опасность для других или для себя, но они уязвимы к злоупотреблениям и часто рассматриваются, как нарушители спокойствия других заключённых и тюремного персонала.52

68.      Исследования показали, что по отношению к психическим расстройствам одиночное заключение часто приводит к тяжёлым обострениям ранее существовавших психических состояний.53 Заключённым с проблемами психического здоровья в одиночном заключении резко становилось хуже.54 Неблагоприятные последствия одиночного заключения особенно важны для людей с серьёзными проблемами психического здоровья, которые, как правило, характеризуются психотическими симптомами и/или значительными функциональными нарушениями.55 Некоторые заключённые занимаются экстремальными актами членовредительства и даже кончают с собой.54

3.     Лесбиянки, гомосексуалисты, бисексуалы и транссексуалы

69.      Лесбиянки, гомосексуалисты, бисексуалы и транссексуалы часто подвергаются одиночному заключению в качестве «защитного заключения»56 Хотя отделение таких лиц может быть необходимым для их безопасности, статус лесбиянок, гомосексуалистов, бисексуалов и транссексуалов не оправдывает ограничение их социального режима, например, доступа к отдыху, материалам для чтения, юрисконсульту или врачам.

K.    Когда одиночное заключение приравнивается к пыткам и другим видам жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания

70.      Из-за отсутствия свидетелей одиночное заключение повышает риск актов пыток и другого жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания. Учитывая его тяжёлые негативные последствия для здоровья, само использование одиночного заключения может составить действия, запрещённые статьёй 7 международного пакта о гражданских и политических правах, пытки, как они определены в Статье 1 Конвенции против пыток или жестокое, бесчеловечное или унижающее достоинство наказание, как определено в статье 16 Конвенции.

71.      Оценка того, может ли одиночное заключение приравниваться к пыткам и другому жестокому, бесчеловечному или унижающему достоинство обращению, должна принимать во внимание все соответствующие обстоятельства на индивидуальной основе. Эти обстоятельства включают цель применения одиночного заключения, условия, продолжительность и эффекты лечения, и, конечно, субъективные условия каждого потерпевшего, которые делают его или её более или менее уязвимыми к этим эффектам. В этом разделе доклада обсуждаются несколько обстоятельств, при которых использование одиночного заключения приравнивается к пыткам и другим видам жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания.

72.      Одиночное заключение, при использовании с целью наказания, не может быть оправдано по любой причине, именно потому что оно вызывает серьёзную душевную боль и страдания, превышающие любое разумное возмездие за криминальное поведение, и таким образом является действием, определённым в статье 1 или статье 16 Конвенции против Пыток и нарушением статьи 7 Международного Пакта о гражданских и политических правах. Это относится и к ситуациям, в которых одиночное заключение вводится в результате нарушения тюремной дисциплины, до тех пор, пока боль и страдания, которые испытывает жертва, достигают необходимой степени тяжести.

73.      В то время, как физическое и социальное разделение может быть необходимым в некоторых обстоятельствах при проведении уголовных расследований, практика одиночного заключения во время досудебного содержания под стражей создаёт де-факто ситуацию психологического давления, которое может заставить задержанных дать показания или заявления против других и подрывает целостность расследования. Когда одиночное заключение используется умышленно во время досудебного содержания под стражей в качестве метода для получения информации или признания, оно приравнивается к пыткам, как определяет статья 1, или к жестокому, бесчеловечному и унижающему достоинство обращению или наказанию в соответствии со статьёй 16 Конвенции против Пыток, а также к нарушению Статьи 7 Международного Пакта о Гражданских и Политических Правах.

74.      Там, где физические условия одиночного заключения настолько плохи и режим настолько строг, что это приводит к тяжёлой психической и физической боли и страданиям лиц, подвергающихся заключению, условия одиночного заключения приравниваются к пыткам или жестокому и бесчеловечному обращению, что определяется в статьях 1 и 16 Конвенции Против Пыток и является нарушением статьи 7 Пакта.

75.      Использование одиночного заключения может быть принято только в исключительных обстоятельствах, и в таких случаях его продолжительность должна быть как можно меньшей и составлять определённый срок, который должен быть надлежащим образом объявлен и сообщён. Учитывая вредные последствия одиночного заключения на неопределённый срок, его потенциальное использование для извлечения информации или признания в период досудебного содержания под стражей и тот факт, что неопределённость не позволяет использовать средства для его обжалования, Специальный Докладчик считает, что бессрочное введение одиночного заключения нарушает право на справедливый судебный процесс соответствующего лица (статья 9 Пакта, статьи 1 и 16 Конвенции и статья 7 Пакта).

76.      Специальный Докладчик утверждает, что социальная изоляция противоречит пункту 3 статьи 10 Международного Пакта о Гражданских и Политических Правах, в котором говорится, что «Пенитенциарная система должна включать режим для заключённых, существенной целью которого является их исправление и социальное перевоспитание» (резолюция Генеральной Ассамблеи 2200 (XXI), приложение). Длительные периоды изоляции не способствуют реабилитации или ресоциализации задержанных (E/CN.4/2006/6/Add.4, пункт 48). Неблагоприятные острые и скрытые психологические и физиологические воздействия длительного одиночного заключения составляют серьёзную психическую боль или страдания. Таким образом, Специальный Докладчик соглашается с позицией Комитета Против Пыток в его Замечании Общего Порядка № 20 о том, что длительное одиночное заключение приравнивается к действиям, запрещённым статьёй 7 Пакта, и следовательно, к действиям, определённым в статье 1 или 16 Конвенции. По этим причинам Специальный Докладчик напоминает, что, по его мнению, любое применение одиночного заключения на срок свыше 15 суток составляет пытки или жестокое, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение или наказание, в зависимости от обстоятельств. Он призывает международное сообщество согласиться с таким стандартом и ввести абсолютный запрет на одиночное заключение, превышающее 15 суток подряд.

77.      Что касается несовершеннолетних, в Декларации о Правах Ребёнка и Преамбуле к Конвенции о Правах Ребёнка говорится, что с учётом их физической и умственной незрелости, несовершеннолетние нуждаются в особой охране и заботе, включая надлежащую правовую защиту. Статья 19 Конвенции о Правах Ребёнка (резолюция Генеральной Ассамблеи 44/25) требует от государств-участников «принять все надлежащие законодательные, административные, социальные и просветительные меры с целью защиты ребёнка от всех форм физического или психического насилия …» В своём замечании общего порядка № 8 Комитет по Правам Ребёнка указал, что «не может быть никакой двусмысленности – выражение «все формы физического и психического насилия» не оставляет места для любого уровня узаконенного насилия в отношении детей» (CRC/C/GC/8, пункт 18). В пункте 67 Правил Организации Объединённых Наций для Защиты Несовершеннолетних, Лишённых Свободы, принятых Генеральной Ассамблеей в резолюции 45/113 от 14 декабря 1990 года, говорится, что «все дисциплинарные меры, представляющие собой жестокое, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение, должны быть строго запрещены, в том числе … одиночное заключение или любое другое наказание, которое может нанести ущерб физическому или психическому здоровью несовершеннолетнего» (см. также CRC/C/GC/10, пункт 89). Таким образом, Специальный Докладчик считает, что введение одиночного заключения любой продолжительности против несовершеннолетних является жестоким, бесчеловечным и унижающим достоинство обращением и нарушает Статью 7 Международного Пакта о Гражданских и Политических Правах и Статью 16 Конвенции против Пыток.

78.      Право лиц с психическими расстройствами на гуманное отношение и уважение их достоинства, обеспеченное в соответствии со статьёй 10 Пакта, следует толковать в свете Принципов Защиты Лиц с Психическими Заболеваниями и Улучшения Психического Здравоохранения, принятых Генеральной Ассамблеей 17 декабря 1991 года (резолюция 46/119, приложение). Учитывая их уменьшенные умственные способности и то, что одиночное заключение часто приводит к тяжёлым обострениям ранее существовавших психических состояний, Специальный Докладчик считает, что его применение на любой срок является жестоким, бесчеловечным и унижающим достоинство обращением и нарушает статью 7 Пакта и статью 16 Конвенции.

IV. Выводы и Рекомендации

Выводы

79.     Специальный Докладчик подчёркивает, что одиночное заключение является суровой мерой, которая может привести к серьёзному неблагоприятному психологическому и физиологическому воздействию на лиц, независимо от их конкретных условий. Он считает, что одиночное заключение противоречит одной из основных целей пенитенциарной системы – реабилитации преступников и облегчению их реинтеграции в общество. Специальный Докладчик определяет длительное одиночное заключение как любой период одиночного заключения продолжительностью свыше 15 суток.

80.      В зависимости от конкретной причины для его применения, условий, продолжительности, последствий и других обстоятельств, одиночное заключение может приравниваться к нарушению статьи 7 Международного Пакта о Гражданских и Политических Правах, и к действиям, определённым с статье 1 или статье 16 Конвенции Против Пыток. Кроме того, использование одиночного заключения повышает риск того, что пытки и другие виды жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания останутся незамеченными и неоспоренными.

81.      Учитывая тяжёлую душевную боль или страдания, которые одиночное заключение может причинять при использовании в качестве наказания, во время предварительного заключения или при применении на длительный или неопределённый срок, для несовершеннолетних или лиц с психическими расстройствами, оно может приравниваться к жестокому, бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию. Специальный Докладчик считает, что там, где физические условия и тюремный режим одиночного заключения не уважают неотъемлемое достоинство человеческой личности и вызывают тяжёлую психическую или физическую боль или страдания, это равносильно жестокому, бесчеловечному и унижающему достоинство обращению или наказанию.

Рекомендации

82.      Специальный Докладчик призывает государства уважать и защищать права лиц, лишённых свободы, и в то же время поддерживать безопасность и порядок в местах содержания под стражей. Он рекомендует государствам проводить регулярные обзоры системы одиночного заключения. В этом контексте Специальный Докладчик напоминает, что государства должны ссылаться на Стамбульское Заявление по Использованию и Последствиям Одиночного Заключения в качестве полезного инструмента в усилиях по содействию уважению и защите прав человека.

83.      Специальный Докладчик призывает государства обеспечить всем лицам, лишённым свободы, гуманное обращение и уважение достоинства, присущего человеческой личности, которое гарантируется пунктом 1 статьи 10 Международного Пакта о Гражданских и Политических Правах. Специальный Докладчик ссылается на Минимальные Стандартные Правила Обращения с Заключёнными и рекомендует государствам повысить уровень психологического, значимого социального контакта заключённых в одиночном заключении.

84.      Специальный Докладчик настоятельно призывает государства запретить введение одиночного заключения в качестве наказания – как часть вынесенного судом приговора или дисциплинарную меру. Он рекомендует государствам разработать и внедрить альтернативные дисциплинарные санкции для избегания использования одиночного заключения.

85.      Государства должны принять необходимые меры, чтобы положить конец практике одиночного заключения в следственном изоляторе. Использование одиночного заключения в качестве метода вымогательства во время досудебного содержания под стражей должно быть упразднено. Государства должны принять эффективные меры в досудебной стадии для повышения эффективности расследования и ввести альтернативные меры контроля в целях сегрегации лиц, защиты текущих расследований и избегания сговора задержанных.

86.      Государства должны отказаться от использования одиночного заключения по отношению к несовершеннолетним и лицам с ограниченными умственными возможностями. Что касается дисциплинарных мер для несовершеннолетних, Специальный Докладчик рекомендует государствам принять другие меры, которые не связаны с использованием одиночного заключения. Что касается использования одиночного заключения по отношению к лицам с ограниченными умственными способностями, Специальный Докладчик подчёркивает, что физическая сегрегация таких лиц в некоторых случаях может быть необходимой для их собственной безопасности, но одиночное заключение должно быть строго запрещено.

87.      От одиночного заключения на неопределённый срок стоит отказаться.

88.      Очевидно, что кратковременное одиночное заключение может приравниваться к пыткам или жестокому, бесчеловечному и унижающему достоинство обращению; однако, оно может являться законным инструментом в других обстоятельствах при условии наличия соответствующих гарантий. По мнению Специального Докладчика, длительное одиночное заключение, превышающее 15 суток, должно быть абсолютно запрещено.

89.      Специальный Докладчик напоминает, что одиночное заключение должно быть использовано только в исключительных обстоятельствах, в качестве последнего средства, и на как можно более короткий срок. Он подчёркивает, что когда одиночное заключение используется в исключительных обстоятельствах, должны соблюдаться минимальные процессуальные гарантии. Эти гарантии уменьшают шансы произвольного или чрезмерного использования одиночного заключения, как и в случае заключения на длительный или неопределённый срок. Они имеют ещё большее значение в условиях содержания под стражей, где процессуальная защита ограничена, как в случае с административным иммиграционным задержанием. Минимальные процессуальные гарантии должны быть интерпретированы таким образом, который позволит обеспечить максимально возможную защиту прав задержанных лиц. В этом контексте Специальный Докладчик настоятельно призывает государства применять следующие руководящие принципы и процессуальные гарантии.

Руководящие принципы

90.      На протяжении всего периода содержания под стражей физические условия и тюремный режим одиночного заключения, в частности, продолжительность заключения, должны быть пропорциональными тяжести уголовного или дисциплинарного нарушения, за которое было назначено одиночное заключение.

91.      Физические условия и тюремный режим одиночного заключения должны быть введены только в крайнем случае, когда менее ограничительные меры не достигают намеченных дисциплинарных целей.

92.      Одиночное заключение никогда не должно быть введено или продлено, кроме тех случаев, когда имеются положительные определения того, что оно не приведёт к тяжёлой боли или страданиям, будь то физическим или психическим, приводя к действиям, определённым в статье 1 или статье 16 Конвенции Против Пыток.

93.      Все оценки и решения, принятые в отношении введения одиночного заключения, должны быть чётко задокументированы и доступны для задержанных лиц и их адвокатов. Это включает личность и название органа, вводящего одиночное заключение, источник его или её законных атрибутов, позволяющих его ввести, заявление о базовом оправдании для его введения, его продолжительность, причины, по которым одиночное заключение считается приемлемым в соответствии с психическим и физическим здоровьем задержанного, причины, по которым одиночное заключение считается пропорциональным нарушению, отчёты о регулярных пересмотрах оправдания одиночного заключения и медицинские оценки психического и физического здоровья задержанного.

Внутренние гарантии

94.      С момента введения одиночного заключения, на всех этапах его рассмотрения и решения о продлении или прекращении, оправдание и продолжительность одиночного заключения должна быть записана и доведена до задержанного лица. Кроме того, задержанный должен быть проинформирован о том, что от него или неё требуется для прекращения одиночного заключения. В соответствии с Правилом 35 Минимальных Стандартных Правил Обращения с Заключёнными, задержанный должен получить эту информацию на понятном ему или ей языке. Эта информация также должна быть предоставлена любому законному представителю задержанного лица.

95.      Должна существовать документированная система регулярного пересмотра оправдания введения одиночного заключения. Пересмотр должен проводиться добросовестно и осуществляться независимым органом. Любое изменение в факторах, оправдывавших введение одиночного заключения, должно немедленно вызвать пересмотр одиночного заключения задержанного. Все процессы пересмотра должны быть задокументированы.

96.      Лицам, содержащимся в одиночном заключении, должна быть предоставлена подлинная возможность оспорить характер их содержания и его основополагающее оправдание с помощью процесса административного пересмотра. В начале введения одиночного заключения задержанные лица должны быть проинформированы об их предполагаемом уголовном или дисциплинарном нарушении, за которое вводится одиночное заключение, и должны немедленно получить возможность оспорить причины их задержания. После введения одиночного заключения задержанные лица должны иметь возможность подать жалобу в управление тюрьмы с помощью системы внутренних или административных жалоб.

97.      Не должно быть ограничений, налагаемых на просьбы или жалобы, такие, как требования доказательств умственных, эмоциональных или физических страданий. Тюремные чиновники обязаны отвечать на все запросы или жалобы оперативно, информируя задержанные лица о результатах. Все внутренние административные данные должны подвергаться внешней апелляции через судебные процессы.

Внешние гарантии

98.      Задержанным лицам, содержащимся в одиночном заключении, должна быть предоставлена реальная возможность оспорить характер их заключения и его основополагающие оправдания через суды. Это требует права на обжалование окончательных решений тюремных властей и административных органов в независимом судебном органе, уполномоченном рассматривать законность характера заключения и его основополагающие оправдания. После этого задержанные лица должны иметь возможность обжаловать эти решения в высшей власти в государстве, а после исчерпания внутренних средств правовой защиты, добиваться пересмотра в региональных или универсальных правозащитных органах.

99.      Лица должны иметь свободный доступ к компетентным адвокатам на протяжении всего периода нахождения в одиночном заключении. При необходимости облегчения полной и открытой связи между задержанным и его или её адвокатом должен быть предоставлен доступ к переводчику.

100. Должна существовать документированная система регулярного мониторинга и рассмотрения физического и психического состояния заключённого квалифицированным медицинским персоналом при начале одиночного заключения и на ежедневной основе в течение всего периода нахождения лица в одиночном заключении, по требованиям пункта 3 правила 32 Минимальных Стандартных Правил Обращения с Заключёнными. Медицинский персонал, следящий за здоровьем задержанных лиц, должен иметь специализированную подготовку в психологической оценке и/или поддержку специалистов в области психологии. Кроме того, медицинский персонал должен быть независимым и подотчётным власти вне полномочий тюремной администрации. Предпочтительно, он должен принадлежать общенациональной структуре здравоохранения. Любое ухудшение физического или психического состояния заключённого должно вызывать предположения, что условия заключения являются чрезмерными, и вызывать немедленный пересмотр.

101. Медицинский персонал должен дополнительно проверить физические условия заключения в соответствии со статьёй 26 Минимальных Стандартных Правил Обращения с Заключёнными. Соответствующие соображения включают уровень гигиены и чистоты объекта и заключённого, отопление, освещение и вентиляцию камеры, пригодность одежды и постельных принадлежностей, достаточный запас пищи и воды и соблюдение правил о физических упражнениях.

Приложение

Последствия одиночного заключения

Многие симптомы могут появляться у лиц, содержащихся в одиночном заключении, как во время заключения, так и после его окончания. Следующий список, подготовленный доктором Шерон Шейлев, a демонстрирует спектр возможных симптомов.

Беспокойство, начиная от чувства напряжённости и заканчивая полномасштабными паническими приступами

• Постоянный низкий уровень стресса

• Раздражительность или беспокойство

• Страх приближающейся смерти

• Панические приступы

Депрессия, варьирующаяся от плохого настроения до клинической депрессии

• Эмоциональное притупление/монотонность — потеря способности испытывать какие-либо «чувства»

• Перепады настроения

• Безнадёжность

• Социальная самоизоляция; потеря энтузиазма в деятельности или идеях; апатия; летаргия

• Тяжёлая депрессия

Гнев, от раздражительности до полномасштабной ярости

• Раздражительность и враждебность

• Плохой контроль импульсивности

• Вспышки физического и словесного насилия в отношении других, себя и объектов

• Неспровоцированный гнев, иногда в виде ярости

Когнитивные нарушения, от отсутствия концентрации до запутанного состояния

• Краткосрочная концентрация внимания

• Слабая концентрация

• Слабая память

• Спутанные мыслительные процессы; дезориентация

Искажения восприятия, от сверхчувствительности до галлюцинаций

Сверхчувствительность к шумам и запахам

• Искажения ощущений (например, ощущение сжимающихся стен)

• Дезориентация в пространстве и времени

• Деперсонализация/дереализация

• Галлюцинации, задействующие все пять чувств (например, галлюцинации с появляющимися в камере предметами или людьми, или появление голосов, когда никто не говорит)

Паранойя и психоз, от навязчивых мыслей до полного психоза

• Повторяющиеся и постоянные мысли (размышления), часто насильственного и мстительного характера (например, направленные против тюремного персонала)

• Параноидальные идеи — часто навязчивые

• Психотические моменты или состояния: психотическая депрессия, шизофрения

Причинение вреда себе, агрессия, направленная на себя

• Членовредительство и порезы

• Попытки самоубийства

Скачать полный текст шестидесятой сессии Генеральной Ассамблеи ООН (со списком литературы) можно по ссылке