пошук  
версія для друку
Періодика › Бюлетень "Права Людини"201529
26.10.2015 | Вера Васильева
джерело: HRO.org

Репортаж HRO.org: дискуссия о Соловках в Сахаровском Центре

   

Репортаж HRO.org: дискуссия о Соловках в Сахаровском Центре

21 октября 2015 года в Москве в Музее и общественном центре имени Андрея Сахарова состоялось обсуждение феномена Соловков – их прошлого, места в нашем настоящем и будущей судьбы этого наследия.

Сахаровский центр представил уникальные рисунки, хранящиеся в фондах музея. Они были выполнены в 20–30-х годах XX века заключенными Соловецкого лагеря особого назначения (СЛОН) и Соловецкой тюрьмы особого назначения (СТОН).

Одновременно свой способ сохранения культурного и исторического наследия Соловков, а также обустройства жизненного пространства для сообщества архипелага предложили выпускники Московской архитектурной школы (МАРШ).

В рамках совместной магистерской программы с Факультетом архитектуры и пространственного проектирования London Metropolitan University (LMU) они создали комплексный проект «Соловки: сакральное и мирское», посвященный стратегии развития поселка Соловецкий.

Координатор выставочных проектов Сахаровского центра Наталья Самовер рассказала о художниках, чьи работы были представлены на экспозиции.

Это заключенный СЛОНа Осип Эммануилович Браз. По эскизам этого художника – живописца, гравера-офортиста, литографа – в середине 1920-х в лагерной типографии руками осужденных были отпечатаны показанные на выставке открытки с видами Соловецкого монастыря.

В 1918–1924 годы Осип Браз был хранителем и заведующим отдела голландской живописи Эрмитажа. В 1924 году его арестовали по ложным обвинениям в скупке картин с целью продажи за границей и в шпионаже и отправили в СЛОН. В 1926 году Осип Браз был освобожден, затем сослан в ссылку в Новгороде. В 1928 году он смог эмигрировать в Германию, впоследствии переехал в Париж.

На обороте этих почтовых карточек – тоже историческое свидетельство. Это письма заключенного Ивана Ливанова – епископа Тарасия – к дочери в Томск. 1924 году он был арестован по обвинению в «противлении изъятию церковных ценностей». Осужден к 3 годам лишения свободы и отправлен в СЛОН, где удерживался до 1927 года.

В своих письмах Иван Ливанов «описывает древности и красоты Соловецкого монастыря, старается донести до дочери хорошее о том месте, где он находится. В этом не только проявляется любовь отца к дочери. Это показывает механизмы, которые позволяли людям выживать в, казалось бы, убийственных условиях, в ужасных условиях ГУЛАГа. Это внимание к культуре, к наследию, к собственному творчеству», – отметила Наталья Самовер.

В одной из открыток есть такая фраза: «Телом я страдаю, но душа моя спокойна, и совесть моя чиста!»

Впоследствии епископ Тарасий служил в Уссурийском крае, был епископом Барнаульским, викарием Новосибирской епархии.

В 1933 году его снова арестовали, а 8 апреля 1933 года особой Тройкой при ПП ОГПУ по Западно-Сибирскому краю епископ Тарасий был приговорен к расстрелу. 11 апреля 1933 года в окрестностях города Новосибирска приговор был приведен в исполнение.

На выставке также были представлены открытки, изготовленные по рисункам Ивана Дембского. Он не был профессиональным художником. Иван Дембский, член Общества политкаторжан и ссыльнопоселенцев, был арестован в Москве в 1934 году. В 1935-м – приговорен статьям 58-10 и 58-11 («антисоветская пропаганда или агитация в составе организованной группы») к 5 годам лагерей. В 1936 году попал в Кемь, оттуда – на Соловки.

Работая художником, делал зарисовки случайных фрагментов лагерного быта. В 1936 году Ивану Дембскому удалось передать свои работы жене, приехавшей на свидание.

Летом 1937 года заключенного перевели на тюремный режим, а 9 октября Особая Тройка УНКВД по ЛО приговорила его к расстрелу. Расстрелян Иван Дембский был 3 ноября 1937 года в Сандармохе под Медгорой (Карелия).

Лагерный период оставил в истории Соловков след, который невозможно изгладить. Эта память смешана с памятью о средневековых Соловках, о монастырской жизни. И молодые архитекторы вместе со своим руководителем, преподавателем МАРШ Наринэ Тютчевой предложили собственное видение, как работать с исторической памятью, интегрируя ее в современность.

«Сакральное и мирское – это не конфронтирующие понятия, это понятия, которые всегда рядом. Очень важно, что мы исходили из этого посыла, а не пытались найти победителя между первым и вторым. Мы пытались понять, каким образом это идет рядом, и в каких пропорциях, в каких соотношениях должны быть два этих качества для того, чтобы жизнь была гармоничной», – подчеркнула Наринэ Тютчева.

Проект, разработанный бывшими студентами месте со своим руководителем, представили его соавторы Денис Макаренко, Кирилл Родин, Екатерина Ровнова и Полина Ненашева.

Он включает в себя как обширное исследование Соловков, включая историю монастыря, лагеря, гражданского поселка, экономики, природы и многого другого, так и собственно предложения по сохранению наследия и развитию.

Они, помимо прочего, предусматривают создание в уже имеющихся строениях после их реконструкции концертного зала, библиотеки. Для жителей предлагается построить новые дома коттеджного типа, которые органично вписались бы в окружающую среду.

Особенный интерес аудитории вызвали предложения Кирилла Родина по созданию мемориала памяти жертвам политических репрессий.

По замыслу автора, его можно сделать на основе шести бывших бараков. Они будут представлять собой единый комплекс, и размещенная в них экспозиция будет отражать шесть исторических периодов в жизни лагеря и тюрьмы.

Посетитель должен будет последовательно пройти через весь этот мемориал. Этот путь Кирилл Родин сравнил с улицей Виа Долороза в Старом городе Иерусалима, по которой, как считается, проделал свой путь Иисус Христос к месту распятия. На Виа Долороза находятся девять из четырнадцати остановок Крестного пути Христа, и на пути посетителя будущего мемориала будут шесть остановок в бараках-экспозиционных залах.

Наринэ Тютчева выразила надежду, что на проект молодых архитекторов обратят внимание местные власти.

«Сегодня Соловки испытывают целый ряд проблем, и очень важен момент, когда они еще не приняли какого-то вектора развития. Хотя уже сформирован генеральный план, до сих пор ведутся дискуссии. Поэтому еще не поздно о чем-то подумать, о чем-то поспорить и все-таки выбрать тот путь, который окажется наиболее верным», – отметила она.

 

Рекомендувати цей матеріал
X




забув пароль

реєстрація

X

X

надіслати мені новий пароль


догори