увійти | реєстрація | забув пароль
сьогодні 30.09.2016 04:33
(за Київським часом)

навігатор

Kharkiv Human Rights Group Social Networking



ДЕЛО УСТИМЕНКО ПРОТИВ УКРАИНЫ

07.12.15

 

 

 

 

ПЯТАЯ СЕКЦИЯ

 

 

 

 

 

 

ДЕЛО УСТИМЕНКО ПРОТИВ УКРАИНЫ

 

(Заявление № 32053/13)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

РЕШЕНИЕ

 

 

 

 

СТРАСБУРГ

 

29 октября 2015

 

 

Это решение станет окончательным при условиях, изложенных в статье 44 § 2 Конвенции. Оно может быть отредактировано.

 

 

По делу Устименко против Украины,

Европейский Суд по правам человека (Пятая секция), заседая палатой в составе:

          Josep Casadevall, Председатель,
          Angelika Nußberger,
          Boštjan M. Zupančič,
          Ganna Yudkivska,
          Vincent A. De Gaetano,
          André Potocki,
          Aleš Pejchal, судьи,
и Claudia Westerdiek, секретарь секции,

Рассмотрев дело в закрытом заседании 6 октября 2015 года,

Провозглашает следующее решение, принятое в этот день:

ПРОЦЕДУРА

1.  Данное дело основано на заявлении (№ 32053/13) против Украины, поданном в Суд в соответствии со статьёй 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – «Конвенция») гражданином Украины, г-ном Константином Григорьевичем Устименко (далее – «заявитель»), 3 мая 2013 года.

2.  Заявителя представляла г-жа Е. Н. Ащенко, адвокат, практикующий в Харькове. Украинское правительство (далее – «Правительство») представлял его уполномоченный, в последнее время – г-н Б. Бабин, из Министерства Юстиции.

3.  Заявитель утверждал, что он не был должным образом проинформирован о рассмотрении заявления по его делу, и что расширение срока для обжалования и аннулирование окончательного судебного решения в его пользу нарушило принцип правовой определённости.

4.  17 декабря 2014 года Правительство было уведомлено об этом заявлении.

ФАКТЫ

I.  ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

5.  Заявитель родился в 1948 году и живёт в Днепропетровске.

A. Разбирательство в административных судах

6. 18 октября 2010 года заявитель подал в Амур-Нижнеднепровский районный суд Днепропетровска (далее – «Районный Суд») административный иск против Департамента Пенсионного Фонда Амур-Нижнеднепровского района Днепропетровска (далее – «ответчик»), направленный на повышение его пенсии в связи с общим ростом заработных плат в стране с момента его выхода на пенсию.

7. 1 декабря 2010 года Районный Суд, рассмотрев иск заявителя в сокращённом административном порядке, удовлетворил иск. В решении было отмечено, что любое заявление должно быть подано заявителем в течение десяти дней после получения им его копии.

8.  Ответчик получил копию решения 27 декабря 2010 года.

9.  Ответчик подал свою первую апелляцию в Районный Суд 13 января 2011 года и не запрашивал о продлении срока для обжалования.

10.  11 апреля 2011 года судья Н. из Днепропетровского апелляционного административного суда (Далее – «Апелляционный Суд») отклонил апелляцию ответчика на основании того, что она была подана после окончания срока для обжалования, и ответчик не смог объяснить причины поздней подачи апелляции и предоставить запрос на продление. В постановлении указывалось, что оно могло быть обжаловано в Высшем Апелляционном Суде. Ответчик не обжаловал его.

11.  1 июня 2011 года Районный Суд, по просьбе заявителя, издал приказ об исполнении, подтверждающий, что решение стало окончательным 11 апреля 2011 года.

12.  Начиная с 1 августа 2011 года ответчик выполнил решение и увеличил пенсию заявителя.

13.  17 июня 2011 года ответчик подал вторую апелляцию в Районный Суд. В письмах от 21 июня и 5 июля 2011 года Районный Суд направил материалы дела, в том числе апелляцию и её копию для заявителя, в Апелляционный Суд. Материалы дела не дают какой-либо информации касаемо шагов для отслеживания этого вопроса.

14.  15 августа 2011 года ответчик подал третью апелляцию с просьбой о том, чтобы Апелляционный Суд продлил срок для её подачи. В качестве оснований для такой просьбы ответчик заявил, что он «начал процесс обжалования» решения Районного Суда 31 декабря 2010 года.

15.  26 октября 2011 года судья Н. из Апелляционного Суда назначил слушание на 26 января 2012 года для рассмотрения вопроса о продлении предельного срока обжалования.

16.  В соответствии с повесткой от 26 октября 2011 года на имя заявителя и ответчика они были вызваны для участия в слушании в Апелляционном Суде 26 января 2012 года, на котором суд должен был рассмотреть ходатайство заявителя о продлении предельного срока обжалования. Повестка включала предупреждение, что неявка не препятствует рассмотрению вопроса Апелляционным Судом.

17.  Как видно из внутренних материалов дела, к ним не добавлялись никакие документы в период с 26 октября 2011 года до 26 января 2012 года.

18.  26 января 2012 года группа Апелляционного Суда под председательством судьи Н. продлила срок для обжалования, заявив, что ответчик пропустил срок по «уважительным причинам». Апелляционный Суд рассказал о последовательности событий с 1 декабря 2010 года до 12 августа 2011 года и установил, что первая апелляция была подана после окончания предельного срока обжалования, а именно 13 января 2011 года, и отметил, что ответчик просил о продлении срока, так как он получил копию решения только после окончания срока.

19.  27 января 2012 года судья Н. из Апелляционного Суда постановил открыть процедуру рассмотрения апелляции, разослать копии постановления сторонам, и что заявителю следует отправить копию апелляции и предложить представить его ответ.

20.  В соответствии с повесткой от 30 января 2012 года на имя заявителя и ответчика, они были вызваны для участия в слушании в Апелляционном Суде 13 июня 2012 года, на котором Суд должен был рассмотреть апелляцию. Эта повестка также содержала предупреждение, что неявка не будет препятствовать рассмотрению вопроса Апелляционным Судом.

21.  13 июня 2012 года Апелляционный Суд отменил решение от 1 декабря 2010 года и отклонил иск заявителя, постановив, что суд первой инстанции допустил ошибку в своей интерпретации соответствующего законодательства, регулирующего пенсии.

22.  27 ноября 2012 года ответчик отправил заявителю письмо, сообщающее, что его пенсия была уменьшена в соответствии с решением Днепропетровского Апелляционного Суда от 13 июня 2012 года.

B. Уголовное расследование

23.  12 декабря 2012 года заявитель подал жалобу в прокуратуру Амур-Нижнеднепровского района Днепропетровска, утверждая, что судья Н. намеренно не сообщил ему о процедуре обжалования.

24.  29 декабря 2012 года прокуратура сделала запись в Едином Реестре Досудебных Расследований для расследования подозрения о возможном совершении преступлений, связанных с намеренным предоставлением несправедливого судебного решения и неисполнением решения суда.

25.  17 мая 2013 года прокуратура решила прекратить расследование в отношении жалобы заявителя. Прокуратура обнаружила, в частности, что ответчик подал изначальную апелляцию против решения от 1 декабря 2010 года 31 декабря 2010 года, то есть, в пределах срока подачи. Что касается утверждений заявителя о том, что ему не сообщили о вновь открытом апелляционном разбирательстве, прокуратура отметила, что в материалах дела содержались копии судебных повесток от 26 октября 2011 года и 30 января 2012 года.

26.  21 мая 2013 года Районный Суд и 27 мая 2013 года Днепропетровский Областной Апелляционный Суд оставили в силе решение прокурора.

II.  СООТВЕТСТВУЮЩЕЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

Кодекс Административного Судопроизводства от 6 июля 2005 года

27.  Статья 102 Кодекса предусматривает, что процессуальный срок может быть продлён, если суд по просьбе одной из сторон по делу определит, что сторона по делу пропустила изначальный предельный срок по уважительной причине. Вопрос о продлении может быть решён в письменном процессе или на слушаниях, по усмотрению суда. Неявка тех, кому надлежащим образом сообщили об этом, не препятствует рассмотрению вопроса судом.

28.  Статья 183-2 Кодекса предусматривает, в частности, что претензии, касающиеся социальных и пенсионных выплат, должны быть рассмотрены в порядке сокращённой процедуры без вызова сторон. На следующий день после принятия решения судом первой инстанции их копии должны быть отправлены сторонам в заказных письмах. Постановление может быть обжаловано в апелляционном суде. Решение апелляционного суда будет окончательным.

29.  Статья 186 Кодекса предусматривает, что жалоба должна быть подана в течение десяти дней после вынесения решения суда. Если суд решит подготовить полный текст решения после произнесения только его постановляющей части, или если решение выносится в письменном виде, любая жалоба должна быть подана в течение десяти дней после получения заявителем копии решения.

30.  На данный момент пункт 3 статьи 189 Кодекса предусматривает, что судья-докладчик должен был вернуть заявителю любую апелляцию, поданную вне срока подачи апелляции, если не было требования о продлении предельного срока.

31.  Статья 197 Кодекса предусматривает, что апелляционный суд может рассмотреть апелляцию за закрытыми дверями на основе доказательственных материалов в деле, в частности, если дело касается социальных льгот или пенсионных выплат, и решение по нему было принято в первой инстанции в порядке сокращённой процедуры.

32.  На момент рассмотрения дела статьи 189 и 190 Кодекса предусматривали, что все новые дела, прибывающие в апелляционный суд, должны были быть переданы судье-докладчику. Судья, решив открыть процедуру рассмотрения апелляции, должен был отправить сторонам, в течение десяти дней после открытия процедуры, копию постановления, по которому было открыто разбирательство, вместе с копией апелляции, и установить предельное время для ответа на апелляцию.

33.  Статья 191 Кодекса предусматривает, что стороны кроме заявителя имеют право ответить на апелляцию в течение срока, установленного судьёй административного апелляционного суда в постановлении об открытии процедуры обжалования.

34.  Пункт 2 статьи 211 Кодекса предусматривает, что промежуточные постановления в первой инстанции и апелляционных судах могут быть обжалованы в апелляционных судах и Высшем Административном Суде, соответственно, при условии, что такие решения предотвращают продвижение разбирательств по делу. Возражения против всех других постановлений могут быть представлены, вместе с апелляцией по вопросам закона, только после рассмотрения решения суда первой инстанции.

35.  В соответствии со статьёй 254, решение становится окончательным по истечении срока для обжалования, если не была подана какая-либо апелляция. В тех случаях, когда апелляция была подана, решение становится окончательным, когда апелляция возвращается, когда судья апелляционного суда отказывается открывать процедуру обжалования, или когда решение апелляции, доставленной после рассмотрения решения суда первой инстанции, становится окончательным.

ПРАВО

I. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 6 КОНВЕНЦИИ

36.  Заявитель жаловался, что возобновление производства по делу и отмена вступившего в силу решения от 1 декабря 2010 года в его пользу нарушали принцип правовой определённости, и что принцип равенства сторон был нарушен в ходе разбирательства в Апелляционном Суде. Он ссылался на Статью  6 § 1 Конвенции, которая гласит:

“В случае спора о гражданских правах и обязанностях ... каждый имеет право на справедливое ... разбирательство ... [a] ... судом ...”

A. Приемлемость

1.  Доводы сторон

37.  Правительство утверждало, что тот факт, что заявителю сообщили о рассмотрении апелляции, был доказан повестками от 26 октября и 30 января 2012 года, найденными во внутренних материалах дела. Заявитель не был в состоянии привести какие-либо доказательства того, что повестки, о которых идёт речь, были отправлены, потому что, в соответствии с действующими нормами, реестры отправленной переписки хранились только в течение одного года, и сроки хранения повесток истекли 26 октября 2012 и 30 января 2013 года соответственно. Кроме того, прокуратура, в которую обратился заявитель, изучила обстоятельства, при которых Апелляционным Судом были приняты соответствующие решения. Прокуратура установила, что ответчик пропустил срок для подачи апелляции, так как он получил копию решения с определённой задержкой, и по этой причине Апелляционный Суд имел веские причины для продления предельного срока. Она также установила, что материалы дела содержали повестки на имя заявителя и копии апелляции ответчика. Эти выводы прокуратуры были поддержаны национальными судами. Соответственно, Правительство утверждало, что национальные власти тщательно изучили жалобу заявителя и установили, что изложенные им факты не соответствовали действительности. В связи с этими выводами Правительство утверждало, что жалоба явно была необоснованной.

38.  Что касается соблюдения принципа равенства сторон, заявитель утверждал в своём заявлении, что он не получал уведомлений о рассмотрении дела в Апелляционном Суде после 1 июня 2011 года и впервые узнал о разбирательстве по поводу второй апелляции ответчика из письма ответчика от 27 ноября 2012 года, объяснявшего снижение его пенсии. В своих замечаниях в ответ на замечания Правительства заявитель утверждал, что ему не отправили копию апелляции ответчика достаточно заранее, и, соответственно, у него не было времени для подготовки ответа. Кроме того, он утверждал, что был вынужден разработать свои апелляции для внутренних судов самостоятельно, будучи не в состоянии воспользоваться бесплатной юридической помощью. Что касается возобновления разбирательства по его делу, заявитель утверждал, что решение Апелляционного Суда о продлении предельного срока для обжалования было произвольным и причины, по которым оно было принято, не соответствовали причинам, указанным ответчиком в его запросе о продлении срока. Заявитель настаивал, что его заявление не было явно необоснованным.

2.  Оценка Суда

(a)  Жалобы, касающиеся разбирательства в Апелляционном Суде, следующие после продления срока для обжалования

39.  Суд напоминает, что принцип равенства сторон требует, что каждой стороне должна быть предоставлена разумная возможность представить своё дело в условиях, которые не ставят её в явственно невыгодное положение по отношению к оппоненту (см. Dombo Beheer B.V. v. the Netherlands, 27 октября 1993, § 33, Серия A no. 274). Каждой стороне должна быть предоставлена возможность знать и комментировать наблюдения или доказательства, поданные другой стороной, в том числе апелляции другой стороны (см. Beer v. Austria, no. 30428/96, §§ 17-20, 6 февраля 2001).

40.  Суд отмечает в этой связи, что, хотя в своём заявлении заявитель утверждал, что не получал каких-либо уведомлений о рассмотрении дела в Апелляционном Суде после 1 июня 2011 года, и в частности, что ему не отправили копию апелляции ответчика, в своих последующих замечаниях заявитель утверждал, напротив, что копия апелляции ответчика была отправлена ему с задержкой, что, таким образом, не позволило ему подготовить ответ. Ввиду последней имеющейся информации Суд считает, что заявитель больше не утверждает, что он не получил копию апелляции ответчика, но утверждает, что получил её с задержкой. Однако, он не смог уточнить, когда именно он получил копию апелляции, и соответственно, насколько важной была задержка. Соответственно, его жалоба в этом отношении совершенно необоснованна.

41.  Что касается жалобы заявителя о том, что он не был проинформирован о слушании в Апелляционном Суде после возобновления разбирательства по его делу, Суд отмечает, что в связи с отсутствием согласованности в его утверждениях по отношению к факту и времени отправки копии апелляции ответчика, и учитывая, что ни одна из сторон не присутствовала на слушании в Апелляционном Суде, заявитель не смог предоставить обоснованную жалобу о помещении его в явственно невыгодное положение по отношению к ответчику в ходе судебного разбирательства в Апелляционном Суде. В таком случае жалоба заявителя может быть истолкована, как жалоба на то, что он был лишён возможности представить свои аргументы в ходе публичного слушания в Апелляционном Суде по существу апелляции ответчика, Суд отмечает, что в деле заявителя единственным вопросом, который рассматривался по апелляции, был вопрос интерпретации национального законодательства о социальном обеспечении, в частности, о том, имеет ли пенсионер право на увеличение пенсии на основе роста средней заработной платы в стране. Суд первой инстанции истолковал положения внутреннего законодательства для ответа на этот вопрос утвердительно, тогда как апелляционный суд ответил отрицательно. Вкратце, дело возбудило чисто правовой и технический вопрос, но не вопрос по факту или оценке свидетельств. Суд неоднократно признавал, что такие вопросы, касающиеся выплат по программам социального обеспечения, носят технический характер, и, соответственно, могут быть эффективнее решены в письменном виде, чем в форме устной аргументации (см., например, Miller v. Sweden, no. 55853/00, § 29, 8 февраль 2005, и Schuler-Zgraggen v. Switzerland, 24 июнь 1993, § 58, Серия A no. 263). Дело заявителя попало в рамки этой категории.

42.  Отсюда следует, что жалоба заявителя относительно предполагаемой неспособности внутренних судов проинформировать его о рассмотрении апелляции после возобновления разбирательства по его делу является явно необоснованной и должна быть отклонена в соответствии со статьёй 35 §§ 3 (a) и 4 Конвенции.

(b)  Жалоба о возобновлении разбирательства и отмене решения

43.  Что касается жалобы заявителя о возобновлении разбирательства и отмене окончательного судебного решения в его пользу, Суд отмечает, что эта часть жалобы поднимает серьёзные вопросы, требующие рассмотрения по существу. Таким образом, вопреки заявлениям Правительства, она не является явственно необоснованной в рамках статьи 35 § 3 (a) Конвенции, и не является неприемлемой по любым другим основаниям. Поэтому она должна быть объявлена приемлемой.

B. Существо дела

1.  Доводы сторон

44.  Заявитель утверждал, что решение о продлении предельного срока было произвольным. В то время, как ответчик утверждал, что срок был соблюдён, Апелляционный Суд на самом деле продлил предельный срок на основаниях, которые не обозначил ответчик. Кроме того, при запросе о продлении срока ответчик не предъявил почтовую квитанцию, которая могла бы поддержать его утверждение, что изначальная апелляция была подана 31 декабря 2011 года. По мнению заявителя, это показало, что оправдать продление предельного срока стремился Апелляционный Суд, а не ответчик.

45.  Правительство не выдвинуло каких-либо утверждений по существу этой жалобы.

2.  Оценка Суда

(a)  Общие принципы

46.  Суд повторяет, что право на справедливое судебное разбирательство, гарантированное статьёй 6 § 1 Конвенции, должно толковаться в свете Преамбулы к Конвенции, которая, в соответствующей части, провозглашает верховенство закона, как часть общего наследия Договаривающихся Государств. Одним из основополагающих аспектов верховенства закона является принцип правовой определённости, который предполагает уважение к принципу res judicata, то есть, принципу окончательности решений, в соответствии с которым ни одна из сторон не имеет права добиваться пересмотра окончательного и обязательного судебного решения просто в целях получения повторного слушания и свежих определений по делу. Отход от этого принципа оправдан, только если он необходим в обстоятельствах существенного и непреодолимого характера (см. Ryabykh v. Russia, no. 52854/99, §§ 51 и 52, ECHR 2003-X).

47.  Суд постановил, что если предельный срок для обычного обжалования продлевается по прошествии значительного времени, такое решение может нарушить принцип правовой определённости. В то время, как решение о продлении срока для обжалования принимается по усмотрению внутренних судов, такое усмотрение не может быть неограниченным. Суды обязаны указывать причины. В любом случае, внутренние суды должны проверять, может ли причина для продления предельного срока обжалования  оправдать вмешательство в принцип res judicata, особенно когда внутреннее законодательство не ограничивает усмотрение суда касаемо времени или оснований для продления предельного срока обжалования (см. Ponomaryov v. Ukraine, no. 3236/03, § 41, 3 апреля 2008).

(b)  Применение вышеуказанных принципов к данному делу

48.  Суд отмечает, прежде всего, что, как и в деле Пономарёва (там же), в данном деле национальное законодательство в рассматриваемое время не ограничивало усмотрение суда по отношению к времени или основаниям для продления предельного срока. Самому понятию «уважительные причины», которым суды оправдывали возобновление разбирательств по делу заявителя, не хватает точности (см., mutatis mutandis, H. v. Belgium, 30 ноября 1987, § 53, Серия A no. 127‑B, и Georgiadis v. Greece, 29 мая 1997, § 43, Отчёты о постановлениях и решениях 1997‑III). В таких условиях для внутренних судов было тем более важно указать причины их решения о продлении срока и возобновлении разбирательств по делу заявителя.

49.  Суд отмечает, что 11 апреля 2011 года Апелляционный Суд постановил, что апелляция была подана 13 января 2011 года, то есть, вне десятидневного предельного срока. Ответчик не обжаловал это постановление в Высшем Административном Суде. В соответствии с национальным законодательством, это означало, что решение районного суда стало окончательным и подлежало исполнению, и ответчик, подчинившись ему, увеличил пенсию заявителя (см. пункты 11 и 12 выше).

50.  В своём запросе о продлении срока, поданном 15 августа 2011 года, ответчик утверждал, что срок, на самом деле, не был пропущен, потому что он «начал процесс обжалования» решения Районного Суда 31 декабря 2010 года, что было в пределах срока. Однако 26 января 2012 года Апелляционный Суд установил, что жалоба была подана 13 января 2011 года, что выходило за рамки срока. Тем не менее, апелляционный суд постановил продлить предельный срок, лишь упомянув, без дальнейших объяснений, об «уважительных причинах».

51.  По данным Правительства, «уважительной причиной», на которую ссылался Апелляционный Суд, было то, что ответчик испытал задержку при получении копии решения Районного Суда. Суд отмечает, однако, что ни ответчик, ни Апелляционный Суд не привели это в качестве причины для продления срока. В любом случае, эта причина не могла быть признана относящейся к продлению предельного срока, учитывая, что в соответствии с внутренним законодательством срок для обжалования отсчитывается от момента, когда истец фактически получает копию решения.

52.  Иными словами, явственно отклонив единственную причину, приведенную ответчиком для продления срока, Апелляционный Суд приступил к удовлетворению запроса, не ссылаясь на какие-либо конкретные обстоятельства дела, вместо этого ограничившись утверждением, что у ответчика были некие «уважительные причины» для продления предельного срока. В свете этих соображений Суд считает, что Апелляционный Суд продлил срок для обжалования окончательного решения в пользу заявителя без объяснения причин своего решения.

53.  Отсюда следует, что, решив продлить срок для обжалования окончательного решения по делу заявителя, не приведя соответствующие причины, а затем отменив решение, внутренние суды нарушили принцип правовой определённости и право заявителя на справедливое судебное разбирательство в соответствии со статьёй 6 § 1 Конвенции.

54.  Соответственно, имело место нарушение статьи 6 § 1.

II. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

55.  Статья 41 Конвенции предусматривает:

“Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне.”

A. Ущерб

56.  Заявитель потребовал выплатить 5000 евро (EUR) в качестве компенсации морального ущерба.

57.  Правительство заявило, что это требование было необоснованным.

58.  Суд считает, что заявитель понёс моральный ущерб в результате установленного нарушения, который не может быть компенсирован простым фактом установления нарушения. Принимая во внимание обстоятельства дела и вынося решение на справедливой основе, как того требует статья 41 Конвенции, Суд присуждает заявителю 1000 евро в качестве компенсации морального ущерба.

B. Компенсация расходов и издержек

59.  Заявитель также потребовал выплатить 850 евро для покрытия расходов и издержек, понесённых в Суде.

60.  Правительство утверждало, что это требование было необоснованным.

61.  В соответствии с прецедентным правом Суда, заявитель имеет право на возмещение расходов и издержек, только при возможности доказать, что они действительно произошли и были обязательными и разумными по размеру. Суд отмечает, что заявитель не предоставил каких-либо подтверждающих документов, таких, как счета с разбивкой или счета-фактуры, обосновывающих его требование (Правило 60 §§ 1 и 2 Регламента Суда). Соответственно, Суд не присуждает выплат по данному пункту.

C. Пеня

62.  Суд считает разумным, что пеня должна быть основана на предельной кредитной ставке Европейского Центрального Банка, с добавлением трёх процентных пунктов.

ПО ЭТИМ ОСНОВАНИЯМ СУД ЕДИНОГЛАСНО,

1.  Объявляет жалобу относительно возобновления судебного разбирательства и отмены решения суда от 1 декабря 2010 года приемлемой, а остальную часть заявления неприемлемой;

 

2.  Постановляет, что имело место нарушение Статьи 6 § 1 Конвенции;

 

3.  Постановляет

(a)  что государство-ответчик должно выплатить заявителю, в течение трёх месяцев с даты, когда судебное решение станет окончательным в соответствии со статьёй 44 § 2 Конвенции, EUR 1, 000 (одну тысячу евро), плюс любой налог, который может быть взыскан, в отношении компенсации морального ущерба, в переводе в валюту государства-ответчика по курсу, действующему на дату выплаты;

(b)  что с момента истечения вышеупомянутых трёх месяцев до выплаты, на вышеуказанную сумму начисляется пеня, равная предельной кредитной ставке Европейского Центрального Банка в этот период с добавлением трёх процентных пунктов;

 

4.  Отклоняет оставшуюся часть требований заявителя относительно компенсации.

Составлено на английском языке и провозглашено в письменном виде 29 октября 2015 года в соответствии с правилом 77 §§ 2 и 3 Регламента Суда.

            Клаудиа Вестердийк            Жозеф Касадеваль
            Секретарь